ENG
Инвестклимат

Закроется ли каждый десятый бизнес?

Опрос пяти тысяч представителей бизнеса, проведенный аппаратом омбудсмена Бориса Титова, показал: каждый десятый бизнес может закрыться в России в течение 2021 года. Впрочем, эти данные не нашли понимания в Минэкономразвития. Заместитель министра экономического развития России Татьяна Илюшникова напомнила, что многие бизнесы получили поддержку от государства и смогли сохранить уровень занятости. Есть ли повод паниковать? «Инвест-Форсайт» попросил ответить некоторых бизнесменов.

Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

Нина Литвинова, управляющий партнер федеральной сети маникюра и педикюра «Пальчики», вице-президент Ассоциации предпринимателей индустрии красоты:

— Вероятность закрытия каждой десятой компании в бьюти-индустрии остается очень высокой. Так, 45% предпринимателей нашей отрасли уже на треть сократили персонал, помимо прочего, имеют долги по налоговым обязательствам, что приводит фактически к тому, что бизнес находится на грани выживания из-за высокой арендной и налоговой нагрузки. Здесь же следует отметить и то, что ситуацию осложняет увеличившиеся в 6 раз затраты на средства индивидуальной защиты и сокращение рабочих мест в салоне на 30% для соблюдения социальной дистанции.

С точки зрения идеальной налоговой системы для предпринимателей человекоёмких отраслей сниженная ставка упрощенной системы была бы сейчас большой поддержкой. Уже многие регионы пошли на уступки для указанных отраслей и в этот кризисный период снизили УСН до 1–2% от оборота и до 5–6% на разницу доходы минус расходы вместо 15%. Это существенная поддержка; в принципе, это система, которая позволит предпринимателям прожить тяжелый период, особенно если ее можно было бы закрепить на ближайшие 5 лет. Если также дополнить сокращенную ставку по УСН еще и снижением ставки по социальному налогу — 15% от всей суммы заработной платы, а не только разницы, превышающей МРОТ, это очень сильно бы повлияло на увеличение налоговых отчислений в бюджет и легализацию этой части налогообложения.

По данным 2019 года, количество действующих юридических лиц и ИП в сфере красоты только в Москве и Московской области составляло порядка 10 тыс. компаний. В них было задействовано порядка 180 тыс. профессионалов, до момента самоизоляции предоставлявших услуги более чем 750 тыс. клиентам ежедневно. Приостановка деятельности предприятий бьюти-индустрии привела к огромным потерям, что в свою очередь сказалось на поступлениях в правительственный бюджет.

Отдельно следует отметить, что большинство рабочих мест в сфере индустрии красоты занимают женщины, чьи возможности на рынке труда ограниченны и не защищены по сравнению с мужской частью населения. Кстати, большинство предпринимателей индустрии красоты — тоже женщины, но их доля в малом бизнесе сейчас составляет менее 30%, что существенно ниже уровня стран с развитыми и диверсифицированными экономиками.

Все предприниматели бьюти-индустрии отмечают, что смогли сработать в последние месяцы на 20–25% хуже, чем в 2019 году. Важно отметить, что такие индустрии, как ресторанная, культурно-выставочная, туристическая, фитнес- и бьюти-, тесно взаимосвязаны между собой. Поэтому ограничения и снижение спроса в целом влияют на все эти индустрии. Например, женщина, прежде чем пойти в ресторан или на работу, посетит салон красоты. Введенные ограничения вызывают цепную реакцию. Тем не менее предприниматели бьюти-индустрии благодарны тому, что у них остается возможность работать и они не оказались закрыты, как это случилось с коллегами-предприятиями в европейских странах.

Что касается помощи, город может помогать как гражданам, так и предприятиям, выделяя средства напрямую. Также, например, для поддержки как жителей города, так и предприятий можно предоставить подарочные сертификаты в салоны красоты на конкретные услуги, что особенно актуально в преддверии 8 Марта, а затем компенсировать это салонам из бюджета.

Сергей Демин, генеральный директор чайной компании «Млесна»:

— Ориентируясь на данные исследования, очевидно, что вероятность закрытия каждой десятой компании очень велика. Удивляться здесь нечему: платежеспособный спрос сократился, компании недополучают выручку, сокращают персонал и производство — негативная цепочка замыкается, разрушающий механизм начинает работать в полную силу. В то же время, как ни печально осознавать, многое в течение этого года будет зависеть от международной обстановки: санкций и цен в нефтегазовом секторе. При высоких расценках на нефть мы по сей день можем формировать запас средств в бюджете, которые необходимы для социальной поддержки населения и, как итог, — поддержания спроса на товары и услуги.

Конечно, при условии, что часть предприятий закроется, на биржу труда придут новые безработные граждане. Увы, на пособие они уже не смогут позволить себе приобрети привычные товары и услуги. В целом, я считаю, снизится качество жизни. Граждане станут более избирательными, откажутся от каких-то покупок. Оставшиеся в строю предприятия вынуждены будут подстроиться и сократить ассортимент, сузить свое предложение. Картинка весьма нерадужная, поэтому её необходимо избежать в реальности. Мы не раз заявляли, что предпринимателям как двигателям экономики нужны отмена налогов, снижение административного давления, доступ к оборотным средствам и сниженные тарифы поставщиков тепло- и электроэнергии. Бизнес не просит помощи в виде денег, он способен заработать их сам. Государству лишь нужно дать предпринимателями такую возможность — заработать!

Пессимизм, на самом деле, прослеживается во всех отраслях. Нет спроса — нет повода для оптимизма. Можно предположить, что дела у туристических компаний, рестораторов, авиаперевозчиков, наверное, чуть хуже, чем у других. С другой стороны, даже, казалось бы, не пострадавшие торговые компании испытывают серьезные трудности со сбытом. Я анализирую свою деятельность и понимаю, что теперь я в течение полугода продаю тот же самый объем, что годом ранее реализовывал за два месяца. Это серьезный сигнал к общей дестабилизации, значит, озвученные мной выше меры пора включать экстренно и для всех компаний.

Олег Чернов, вице-президент ТПП Московской области, руководитель регионального отделения Партии Роста в Московской области, руководитель проекта BusinessWorld.expert:

— Все компании в группе риска закрытия; этот печальный ряд может пополнить любое предприятие из оставшихся 90% в списке, увеличив %. Риски велики, административное давление и налоги большие, поддержка МСП требует увеличения в разы и должна быть более целевой, в первую очередь по критерию снижения выручки.

Самый высокий риск и, как следствие, возможный негативный сценарий — социальный взрыв: это безработица. Нужно предпринять все меры, чтобы не допустить закрытия предприятий. Рассматривать проблему на каждом предприятии комиссионно, начиная с муниципального уровня (там сейчас комиссии по сбору налоговых платежей). Срочно сменить им задачу и KPI на количество сохранённых и вновь открытых — созданных предприятий. Также эти комиссии в администрациях должны решать: какие оказать меры поддержки; какую помощь предоставить в реализации инвестпроектов; как помочь с подведением сетей; согласовать любой проект предпринимателю. Открыли предприятие — получили на территории рабочие места, и не за счёт строительства жилья и появления очередного объекта сетевика (да ещё и с торжественным перерезанием ленточки), а за счёт развития малого и среднего предпринимательства, открытия новых предприятий.

Необходимо мониторить и на той же комиссии решать: при падении продаж у производственных предприятий более чем на 30% сразу же предлагать меры поддержки, иначе будет сложно выжить. Необходимо понимать, что сегодня любое производство, связанное с потребительским спросом, где регистрируется падение продаж товаров или услуг, находятся на грани выживания, а значит, и на грани банкротства.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья