ENG
В мире, Инвестиции

Западная Сахара: инвестиции неотделимы от политики

Мы уже писали о проекте Марокко строить крупную ветряную электростанцию близ Дахлы на оккупированной этой страной территории Западной Сахары. Прошедший год и первые месяцы этого года, которые регион провел в эйфории от почти полной победы над коронавирусом, ознаменовались новыми крупными инвестиционными проектами, которые отличаются чрезмерной политизированностью.

В январе 2021 года в городе Дахла на спорной территории Западной Сахары, контролируемой Марокко, состоялась торжественная церемония в честь предстоящего открытия американского консульства. Консульство планирует начать работу примерно через полгода. Этот шаг может означать начало волны международных инвестиций, в первую очередь со стороны западных и дружественных Западу стран на этой территории. Фактически этот шаг США признает власть Марокко над землей в обмен на нормализацию отношений Марокко с Израилем. В знак дружбы американские дипломаты даже оделись на церемонии открытия в марокканские халаты.

В то время как этот сдвиг во внешней политике США разочаровывает многих коренных сахарцев, арабов-сахарави и берберов, которые десятилетиями добивались независимости Западной Сахары, другая часть населения территории, настроенная дружественно к Марокко, да и значительная часть местных бизнесменов, видит новые возможности для торговли и туризма в Дахле и ряде других мест на территории, контролируемой Марокко (другая часть территории страны контролируется организацией ПОЛИСАРИО, выступающей за независимость).

В самой Дахле основным предприятием является рыбный порт, в котором занято 70% рабочей силы Дахлы. Тысячи плавсредств ежегодно привозят 500 тыс. тонн рыбы на экспорт на сумму 2,2 млрд дирхамов ($249 млн). На близлежащих перерабатывающих заводах женщины, в том числе мигранты со всей Африки, чистят и сортируют рыбу. Город претерпел значительное развитие с испанских времен, когда он был Виллой Сиснерос, и теперь проводит амбициозную политику привлечения инвестиций, чтобы начать свой экономический и социальный рост и стать тем, что некоторые марокканские бизнесмены называют «Меккой инвестиций». Если в последние годы основным инвестиционным центром в Марокко был Танжер, то теперь эту роль берет на себя Дахла. Открытие консульств таких стран-инвесторов, как Соединенные Штаты или Объединенные Арабские Эмираты, влечет за собой соглашения о крупных инвестициях. США уже инвестировали в Дахлу около $3 млрд.

Пригороды Дахлы не отстают. В этом году по случаю 65-й годовщины независимости Марокко было объявлено о начале строительства двух крупных по меркам региона торговых центров в западносахарских городах Эль-Аргуб и Бир-Анзаран. По прогнозам, стоимость центра в Эль-Аргубе составит около $876 712, а бюджет второго проекта в Бир-Анзаране — $767 123. Кроме того, были начаты работы по бурению скважины вблизи Бир-Анзарана. Скважина стоимостью $1,39 млн будет забирать воду с глубины 1500 метров, что, предполагается, решит проблему нехватки воды в регионе. В Таварте, пригороде Дахлы, к годовщине был открыт проект строительства социального жилья в количестве 1500 квартир. Нетрудно догадаться, что оно будет рассчитано на переселенцев из Марокко. Стоимость проекта оценивается примерно в $20,82 млн.

Не стоит думать, что только США и богатые нефтяные арабские экономики инвестируют средства в развитие марокканской части региона. Например, в январе этого года в марокканскую часть Западной Сахары пришли польские инвестиции: несколько польских компаний высказали свои намерения вкладывать средства в экономику региона послу Марокко в Польше Абдеррахиму Атмуну, с которым встретились, в частности, председатель исполнительного совета Alumast Збигнев Шкопек, вице-президент EV Charge Петр Гапанович и член наблюдательного совета KZWM Ogniochron Томаш Гутковский.

Иностранные инвестиции нередко становятся камнем преткновения в процессе урегулирования конфликта между Марокко и поддерживаемого Алжиром и частично ООН ПОЛИСАРИО. В частности, в прошлом году ПОЛИСАРИО подало иск в международный суд в Гааге, утверждая, что новозеландский пенсионный фонд NZ Super Fund инвестировал $45 млрд в незаконную торговлю фосфатами на территории, оккупированной Марокко в районе города Эль-Аюн. Компании по производству удобрений Ravensdown и Ballance Agri-Nutrients в Новой Зеландии являются единственными компаниями в западном мире, которые импортируют фосфат из Западной Сахары, распространяемый на фермах Новой Зеландии. Западносахарские фосфаты имеют низкий уровень кадмия, подходящий для почвенных условий Новой Зеландии, хотя альтернативные варианты имеются и из других источников. В 2017 году уже был похожий прецедент: фронт ПОЛИСАРИО выиграл судебный иск, захватив в порту Порт-Элизабет груз фосфатных удобрений, заказанный компанией Ballance Agri-Nutrients и направлявшийся в Новую Зеландию. Суд постановил, что Марокко не имеет законных прав на фосфат и не может продать его третьей стороне. Примечательно, что ООН, признающая ПОЛИСАРИО, в данном случае выступает на стороне NZ Super Fund, а вот в самой Новой Зеландии Министерство иностранных дел неожиданно выступило с критикой фонда, утверждая, что есть альтернативные источники фосфатов, подходящих для новозеландских почв, помимо западносахарских. Между тем известно, что сам NZ Super Fund еще в 2019 году проводил совещание с целью выяснения этих альтернатив. Многие международные инвестиционные фонды отказались от своих долей в компаниях, добывающих в оккупированной Марокко части Западной Сахары фосфаты и другие полезные ископаемые по этическим соображениям. Среди них — Норвежский государственный пенсионный фонд, британский Национальный фонд трудовых сбережений, Нидерландский APG, фонды AP в Швеции и фонд FDC в Люксембурге.

Еще один прецедент такого рода произошел в Германии. В прошлом году немецкая транснациональная корпорация Heidelberg Cement приобрела в оккупированной Западной Сахаре цементный завод. Она уже контролировала один цементный завод в Западной Сахаре, подразделение CIMAR в пригороде Эль-Аюна. Теперь Heidelberg Cement владеет вторым заводом неподалеку. Марокканская цементная компания Cimenteries Marocaines du Sud (CIMSUD), управляющая этим заводом, перешла под контроль немецкой компании. Сделка была заключена в соответствии с соглашением, подписанным с предыдущим владельцем Anouar Invest летом 2019 года. Покупатель, Ciments du Maroc, на 51% контролируется немецкой транснациональной цементной группой Heidelberg Cement. В настоящее время Марокко ведет активное строительство жилья и инфраструктуры (дороги, порты и т.д. ) в оккупированной части Западной Сахары, что вызывает повышенный спрос на цемент. Германский Бундестаг выступил с резкой критикой компании за то, что она потворствует незаконной аннексии Марокко части Западной Сахары и практике заселения региона выходцами из самого Марокко. Когда на годовом собрании акционеров Heidelberg Cement в 2019 году беженец из Западной Сахары, член общественной организации Kritische Aktionärinnen und Aktionäre, задал вопрос об интересах компании в регионе, он получил ответ от ее руководства, что она поддерживает местные спортивные клубы.

В той части Западной Сахары, которая контролируется фронтом ПОЛИСАРИО, основной упор делается на сельское хозяйство. В регионе традиционным занятием местных жителей является кочевое скотоводство. Суровый климат пустыни в сочетании с исторической зависимостью населения от кочевого скотоводства (верблюдов, коз и овец) сделали население чрезвычайно уязвимым к климатическим изменениям. Катастрофические засухи в колониальный период вызвали быструю (хотя и временную) урбанизацию, когда большая часть рассеянного кочевого населения объединилась вокруг контролируемых испанцами городов. Война с Марокко, продолжавшаяся до 1991 года, также нанесла значительный ущерб кочевой экономике. После окончания войны с Марокко ПОЛИСАРИО, который сам содержал значительные стада верблюдов, предпринял усилия по развитию «Освобожденных территорий» специально для кочевого скотоводства путем осуществления крупномасштабного разминирования, установки и обслуживания колодцев и восстановления кочевой экономики. Попытки ПОЛИСАРИО поощрять оседлое сельское хозяйство в лагерях беженцев из оккупированной части Западной Сахары привели к неоднозначным результатам, поскольку эти люди больше знакомы со скотоводством, чем с растениеводством, в которое инвестировались средства (в частности, компания Oxfam инвестировала в выращивание масличной моринги, использующейся в пищевой промышленности, производстве удобрений, очистке воды и косметологии). Более успешен оказался проект сахарского беженца Талеба Брахима по выращиванию гидропонных сельскохозяйственных культур. Первоначально выращивался ячмень, который использовался как корм для коз, далее стали выращиваться другие культуры. Проект был разработан в лагерях сахарских беженцев в Алжире, поддерживающем ПОЛИСАРИО, затем внедрен на контролируемых ПОЛИСАРИО территориях.

Естественно, при такой «войне инвестиций», когда инвесторами игнорируется позиция ООН, а у самой ООН семь пятниц на неделе, процесс мирного урегулирования отношений между ПОЛИСАРИО и Марокко затрудняется. Марокко, даже несмотря на экономическую рецессию в стране, инвестирует значительные средства в развитие региона и привлекает для этого иностранные инвестиции. Крупные же экономики играют на политических разногласиях для того, чтобы продвигать свои интересы в регионе, который рассматривается в первую очередь как сырьевой придаток.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья