ENG
Добавить в избранное
Инвестклимат, Прогнозы, Технологии

Как зеленая энергетика изменит аграрный сектор

Одной из важнейших составляющих «зеленой революции», медленно, но верно происходящей в мировой энергетике, является возрастающая роль биотоплива. Бензин теперь растет на полях — вернее, автомоторное и прочее топливо сегодня уже научились извлекать из растительных масел и другого растительного сырья. Очень скоро перед земледельцем, равно как перед правительствами многих стран, может стать важнейший вопрос: если у вас есть участок земли, растить на нем продовольствие или топливо?

Художник: Юрий Аратовский
Художник: Юрий Аратовский

Дефицит земель?

В США биотопливо уже покрывает 5% от общего объема потребления энергии. Свыше 40% американской кукурузы идет на производство биотоплива. Согласно исследованию консалтинговой компании Absolute Markets Insights, в 2019 году мировой рынок биотоплива составил $136,2 млрд. Ожидается, что в 2027 году его объем достигнет $165,4 млрд, в то время как объем международной торговли пшеницей составляет около $43 млрд, при том что часть пшеницы идет на производство биотоплива.

«Сельское хозяйство может превратиться из потребителя в производителя энергии, прежде всего в виде жидкого топлива (этанол, метанол, биодизель), а также газа (биогаз, метан, водород)», — уверен руководитель департамента развития новых направлений бизнеса ООО «Тошиба Рус» Владимир Максимов.

Сооснователь компании Aravana Capital Management Иван Кладов уверен, что наращивание производства биотплива в конечном итоге может привести к дефициту плодородных земель. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO), за последние 50 лет площадь обрабатываемых земель в мире увеличилась на 12%. Сегодня свыше 40% поверхности земной суши занято под потребности сельского хозяйства. Но эти земли уже переориентируются под задачи зеленой энергетики: ветроэлектропарки, солнечные фермы, площади для выращивания культур на биотопливо.

«Часть земель, используемых под производство продуктов питания, уйдет под выращивание биомассы на биотопливо», — уверен Иван Кладов.

Энергетическая автономия

Впрочем, у распространения ВИЭ есть и другая сторона — оно будет способствовать перевооружению аграрного сектора. По словам Владимира Максимова («Тошиба Рус»), перевод на ВИЭ самого энергозатратного оборудования в сельском хозяйстве — различных насосов, моторов, холодильников и освещения — обеспечит высокую автономность для фермеров и крупных агрохолдингов.

«Сейчас расходы на энергию составляют порядка 15% от общего объёма затрат в сельском хозяйстве, поэтому устранение фактора колебания цен на нефть и газ в ценообразовании продукции позволит сделать сельское хозяйство более эффективным», — уверен Владимир Максимов.

Таким образом, упростится получение электроэнергии в удаленных поселениях.

«Зеленые источники нужны аграриям в том числе для экономии средств, так как протянуть линию в несколько километров может быть очень дорогим и не всегда возможным предприятием, — указывает эксперт в сфере электроэнергетики Сергей Сизиков, — например в России подключение к сетям у фермеров есть, но увеличить мощность возможности нет, поэтому приходится прибегать к дополнительным источникам, таким как дизельные генераторы. Однако дизельное топливо — недешевое удовольствие, поэтому постепенно, в том числе в России, аграрии переходят на альтернативные источники электричества или биотопливо».

Теплицы и роботы

Иван Кладов (Aravana Capital Management) напоминает: сейчас на повестке дня — создание «сельского хозяйства 4.0» на основе робототехники, цифровых технологий и телекоммуникаций. Однако широкое внедрение всех этих технологий требует высокой энреговооруженности. Именно поэтому ВИЭ позволят развивать «сельское хозяйство 4.0» не только в энергоизбыточных регионах, но и в отдаленных районах, где даже отсутствуют линии электропередач.

Генеральный директор ООО «Трансэнерком» Олег Шевцов рассказал «Инвест-Форсайту», что один фермер из Арканзаса (США) установил на трактор Ford 1950 года 8 аккумуляторов, которые заряжались от солнечных панелей. В итоге выбросы углекислого газа от работы техники сократились на 30%, как и стоимость продуктов, которые продавал фермер. Помимо транспорта, солнечные панели можно использовать как источник энергии для процесса сушки фруктов, трав и овощей; ветряные электростанции — для перекачки воды, помолки зерна, так как КПД панелей в 7 раз выше, чем генерация энергии на биотопливе.

«ВИЭ обеспечат энергетическую автономность как агропредприятий, так и отдельных механизмов и машин за счет применения солнечных батарей и современных накопителей энергии», — считает Иван Кладов.

Если развитие ВИЭ приведет к тому, что энергия действительно станет дешевле и доступнее для аграрных производителей, это позволит направить еще больше средств на выращивание тепличных культур. По словам Ивана Кладова, примером здесь может быть тепличное хозяйство Голландии, развивающееся с применением ВИЭ. По данным ITC, являющегося агентством и ВТО, и ООН, Голландия занимает второе место в мире по объему экспорта продовольствия. В ряде голландских провинций под теплицы занято около 80% земель сельхозназначения, что было бы невозможно без активного развития ВИЭ.

План ноль

Не надо забывать, что аграрный сектор сам является источником экологической опасности. Сельское и лесное хозяйство формируют 24% выбросов парниковых газов в окружающую среду. Международное энергетическое агентство приняло план «Чистый ноль», призванный обеспечить к 2050 году нулевой баланс по выбросам углерода в атмосферу.

Именно поэтому развитые страны, прежде всего США и ЕС, переводят сельское хозяйство на новую энергетическую базу, которая не предполагает вредных выбросов. К примеру, в Германии 1/5 всех мощностей солнечных электростанций (СЭС) работает на сельское хозяйство. В Великобритании намерены добиться нулевого баланса аграрного сектора к 2040 году.

«На основе новых экологических стандартов развитые страны будут регулировать импорт и экспорт сельскохозяйственной продукции, одновременно защищая местных производителей и решая экологические задачи», — уверен Владимир Максимов.

Проще говоря, через 10–15 лет, чтобы ввезти в Европу помидор, произведенный с использованием ископаемых источников энергии (соответственно, имеющий углеродный след), нужно будет заплатить пошлину. Такая продукция будет маркироваться и выделяться на полках магазинов — с понятными последствиями для производителей «зелёных» и обычных помидоров.

«Использование возобновляемых, источников энергии в работе агропромышленного комплекса позволит не только сократить объемы выбросов СО2, которые к 2050 году могут вырасти еще на 30%, но и снизить себестоимость продуктов, сократить расходы на оплату электроэнергии, топлива для транспорта, а также обеспечить стабильное энергоснабжение, не зависящее от перебоев в общих сетях», — говорит Олег Шевцов («Трансэнерком»).

Будущее еще не наступило

Разумеется, все это пока вопрос будущего.

«В большинстве стран проекты ВИЭ еще убыточны в связи с огромными капитальными затратами, высокой стоимостью передачи энергии и утилизации. Большинство масштабных проектов увидело свет благодаря помощи государства. В ближайшем будущем ситуация вряд ли изменится кардинально», — констатирует Иван Кладов.

Возможно, в ближайшие годы источником финансирования (кроме господдержки) станет глобальный углеродный налог, который будет взиматься за каждую выделенную в атмосферу тонну СО2.

«В ЕС аграрный сектор и другие производители переходят на ВИЭ под давлением так называемого углеродного налога, — говорит Сергей Сизиков, — производители просто обязаны снижать ежегодно углеродный след, иначе придется платить большие пошлины. В России для развития зеленой энергетики у аграриев нужна государственная поддержка по этому направлению, которой пока нет».

Автор: Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья