ENG
Добавить в избранное
Инвестклимат, Интервью

Артем Сорокин: «Москва любила импортные детские площадки, теперь приходится искать замену»

Зарубежные компании на самых разных рынках спешно покидают Россию. Аналогичная ситуация сложилась и среди производителей детских площадок. Российские игроки пытаются воспользоваться шансом и занять место, которое принадлежало западным конкурентам. Однако такой шаг связан с большими рисками и затратами. О том, чем обернулось импортозамещение на рынке детских площадок, рассказывает председатель совета директоров компании «Лебер Групп» Артем Сорокин.

Артем Сорокин, председатель совета директоров компании «Лебер Групп»

— Артем, как случилось, что Вы начали заниматься строительством детских площадок?

— Я попал в эту сферу случайно. Во время учебы в Московском государственном строительном университете подрабатывал таксистом. И однажды подвез человека, который направлялся в автосалон, чтобы купить машину. Мы разговорились, у него была фирма, которая занималась детскими площадками. А я в это время искал, где мне пройти практику. На следующий день я пришел к нему на собеседование, и он меня взял. Сначала в той компании я занимался продвижением продукции среди проектировщиков. Потом начал составлять каталог и взаимодействовать с поставщиками. Затем стал руководителем этого отдела и, наконец, директором по развитию. Но в 2008 году наступил финансовый кризис и начались проблемы с выплатой зарплаты. Часть коллектива, в том числе и я, решила уйти. Мы собрались в моей «однушке» и обсудили, кто и какую часть работы может взять на себя: монтажные работы, продажи, каталоги и т. д. Так мы распределили обязанности, договорились, как делить прибыль, и пошли работать. У меня были накопления в размере 100 тысяч рублей, на которые я снял офис. Конечно, вначале это были мелкие продажи и сомнительное качество исполнения. Но постепенно мы набирались опыта, делали свою работу все лучше и росли.

— Как изменился рынок за эти годы?

— Он стал заметно более конкурентным. Когда мы начинали, заказов было намного меньше. Соответственно, и рынок был маленьким, желающих заниматься этим бизнесом было немного. В основном это были компании, существовавшие с советских времен и имевшие в качестве наследия некую материальную базу. Плюс несколько игроков, которые понимали перспективы, в том числе и мы. Всего три-четыре фирмы.

Вскоре новый тогда мэр Москвы Сергей Собянин активно занялся благоустройством города. И детские площадки постепенно стали визитной карточкой для проектов жилищной застройки. Сегодня уже сложно представить московский двор без них. На рынок стали обращать внимание другие игроки, в том числе зарубежные. Последние пять лет он растет очень стремительно. Исключением стал только «ковидный» 2020 год.

В настоящее время строительством детских площадок в Москве занимается примерно 25 компаний. Если брать сегмент шире — мебель для парков, спортивное оборудование, то около 40. Однако некоторые компании не очень надежные, они не способны выполнять большие контракты. Тех, кто может это делать, у кого есть и материальная база, и репутация, не более 7 отечественных игроков и 4 иностранных.

— Зарубежные поставщики до сих пор работают?

— После февраля 2022 года они ушли. Прекратились поставки как готовой продукции, так и комплектующих. Дилеры распродают остатки и пытаются предлагать заказчикам аналоги. Соответственно, муниципалитеты и девелоперы стали обрывать телефоны российских компаний, которые могли бы ушедших с рынка иностранцев заменить. Мы приняли решение, что таким шансом стоит воспользоваться.

На самом деле, для нас это был рискованный шаг. Дело в том, что процесс выпуска какой-либо продукции очень долгий. Чтобы произвести одну единицу, нужно сначала придумать дизайн, конструкцию и написать документацию. Затем мы выпускаем опытный образец, тестируем его, собираем замечания. После этого возвращаемся к началу цикла, корректируем модель и документы. И только потом она попадает в серийный выпуск. Занимает все более трех месяцев. И это мы говорим об одном изделии, а если их много, то на всех сотрудников ложится очень большая нагрузка.

Тем не менее мы решили рискнуть и уже в июне выпустили первые изделия новой серии, заменившие зарубежные. Сейчас они массово устанавливаются во дворах Москвы и Подмосковья. И речь идет о действительно больших и сложных игровых комплексах.

— А какая доля рынка была у зарубежных игроков?

— По моей оценке, примерно 20%. Это много, даже для Московского региона. Но Москва любила импортные площадки, выбирала получше и не экономила, чтобы поддерживать статус одного из лучших городов мира. Теперь приходится искать замену. И мы пытаемся этот сегмент занять, естественно, не только мы. По моей оценке, у нашей компании уже около 15% рынка. Это очень серьезно, учитывая, сколько у нас конкурентов.

— Сколько стоит построить детскую площадку в Московском регионе? Высокая ли инфляция?

— Инфляция в начале этого года была огромная, порядка 30%. Стоимость зависит от цен на сырье. В марте металл, фанера и пластиковые составляющие подорожали в два раза. Пластик из Европы стал недоступен, а товар из Китая привязан к курсу доллара, и никто не давал гарантий по поставкам. В итоге к концу апреля производителям детских площадок пришлось поднять цены почти в два раза. Сейчас мы видим небольшое движение вниз — среднее падение на 10–15%. Соответственно, и мы снижаем стоимость на свою продукцию, но это происходит не сразу, так как на складах и в производстве еще долго используется сырье, купленное по старым ценам. Обычно цены меняются через 2–3 месяца.

Детские площадки разные, их стоимость варьируется от 2,5 млн до 5 млн рублей, если говорить о самом оборудовании. Те, что подороже, обычно заказывает Москва, это хорошие межквартальные площадки для большого двора. Межквартальная означает, что на ней играют дети из нескольких домов. Но и за 2,5 млн тоже достойные варианты, на них чаще приходят запросы из регионов. Иногда субъекты просят сделать площадку до 1 млн рублей. Это реально, но они уже не такие интересные и насыщенные.

Продукцию по более низкой цене найти можно всегда, но качество будет не таким безупречным, срок службы значительно меньше, часто возникают вопросы к безопасности и соответствию нормативам. Преимущество нашей продукции в том, что она подходит для открытых территорий с высокой эксплуатационной нагрузкой. Для заказчика порой важно, чтобы изделия могли быть легко собраны его сборщиками, мы внимательно следим за этим и непрерывно совершенствуем конструкции.

— Сейчас вы используете отечественное или импортное сырье?

— С импортом сейчас сложно. Есть вариант с Индией, они производят и саморезы, и болты, и листы пластика. Но дистрибьюторов, которые бы все это закупали, нет, а если действовать самостоятельно, то необходимо брать очень крупные партии. А так как экономическая ситуация остается нестабильной, неизвестно, как курс валюты поведет себя дальше, я решил пока не заключать такой контракт, поэтому доля импортного сырья у нас минимальна. Например, чтобы полипропиленовые канаты, по которым лазают дети, были достаточно прочными, необходим стальной сердечник — этот материал у нас до сих пор импортный. Некоторые пластиковые изделия мы закупаем в России, но у поставщиков, которые привозят их из-за рубежа.

— Каков процент госзаказа? И с кем легче работать — с девелоперами или муниципалитетами?

— Муниципальный рынок Москвы больше, но ненамного — чуть более половины в нашем портфеле заказов. В работе и с теми, и с другими есть свои нюансы. Девелоперы стремятся получить что-то оригинальное, «не как у всех». И поэтому очень долго согласовывают проекты, выбирают цвет для каждой мелочи, постоянно просят что-то переделать.

При работе с госзаказами важно иметь возможность произвести и поставить большой объем продукции за короткие сроки без аванса, на собственные средства. Кроме того, необходимо безупречно оформлять всю техническую и бухгалтерскую документацию, потому что проверки выполненных контрактов не редкость. Есть еще нюанс с местными жителями, они тоже в последнее время хотят принимать участие в выборе проекта, который должен быть реализован в их дворе. Ты не сможешь выполнить госзаказ, если не будешь готовиться к нему заранее. Мы начинаем подготовку уже зимой, изготавливаем популярную продукцию и храним ее на складе, потому что на выполнение госзаказа обычно дается 45 дней. И если у тебя нет уже готовой продукции, то в разгар высокого летнего сезона, когда заказов очень много, это приводит к срыву сроков, чего в Москве очень не любят.


Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Наши телеграм-каналы:
Стартапы и технологии
Новые бизнес-тренды
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья