ENG
Добавить в избранное
Мнение, Прогнозы

Что показывают исследования бессимптомных заражений

Владимир Миловидов

Владимир Миловидов

Заместитель директора ИМЭМО РАН, заведующий кафедрой МГИМО МИД России

В дни карантина объективно возникает желание пересмотреть знакомые фильмы, пережив с их героями, казалось бы, наизусть заученный, но продолжающий волновать сюжет. Многие наверняка помнят Энакина Скайуокера из саги о «Звездных войнах». Именно о нем думали авторы, когда назвали начальный эпизод картины «Скрытая угроза». Так мы узнали, что демонический Дарт Вейдер из последующих эпизодов, снятых годами раньше, и был тем самым 9-летним талантливым и отзывчивым мальчиком с планеты Татуин…

В жизни так тоже бывает: сюжеты знакомы, но повторяются, обескураживая нас своими резкими поворотами и скрытыми в них угрозами. Сегодняшний новостной фон переполнен сообщениями о пандемии нового коронавируса. ВОЗ даже придумал термин инфодемия (infodemic), то есть переизбыток информации, который мешает людям узнать действительно то, что им нужно, волнует, интересует, вызывает доверие и исходит из проверенного источника. В этих условиях крайне важно научиться распознавать такие информационные сигналы, которые могут навести нас на понимание событий, оценку вероятных рисков и угроз, к которым стоило бы подготовиться в будущем.

Специалисты, исследующие динамику и характеристики эпидемии, выявляют все больше особенностей распространения COVID-19. В перечне беспокоящих тенденций — рост числа бессимптомных больных, то есть тех, у кого нет явно выраженных признаков заболевания, но их тесты дают положительный результат на наличие вируса.

Интерес к этому феномену понятен, ведь наличие скрытых больных является той самой скрытой угрозой для здоровых людей, а значит, для экономики и социальной жизни после пандемии. Сохранение вируса и наличие его бессимптомных носителей будет постоянно угрожать очередной вспышкой заболеваний с новым витком экономического локаута. Выявление таких носителей требует серьезной и системной работы довольно большого круга специалистов, причем не только в области медицины.

На сайте Центра доказательной медицины Оксфордского университета было опубликовано библиографическое исследование, в котором авторы обобщили полученные в различных странах результаты выявления бессимптомных больных коронавирусом. На рисунке 1 представлены собранные в работе данные. К ним добавлена официальная информация о бессимптомных случаях болезни в России, почерпнутая из отечественных СМИ, в том числе со ссылкой на главу Роспотребнадзора России Анну Попову, а также информационный штаб по преодолению эпидемии.

Рисунок 1. Удельный вес выявленных носителей коронавируса без клинических симптомов болезни, в %.

Прежде всего в глаза бросается разброс данных от 4% до 80% по максимальной оценке ВОЗ. Но это не должно смущать и ввергать в недоумение. В этих цифрах просматривается некоторый скрытый тренд. Прежде всего стоит обратить внимание на цифры из КНР. Среди первых выявленных случаев доля бессимптомников была очень небольшой. Согласно отчету ВОЗ, в Ухани они практически отсутствовали. Более детальные научные исследования показали, что в Шанхае (ближе к Уханю) их было 4%, в более удаленном от эпицентра Пекине — 5%. В удаленной тибетской провинции КНР Даву — 22%. Среди японцев, которых эвакуировали из Уханя, — уже 31%. Эти цифры наводят на мысль: чем дальше географически и по времени мы удаляемся от первичной вспышки болезни, а значит, тем больше встречаем заболевших, не контактировавших с первичными больными из Уханя, тем больше становится бессимптомных случаев. Так это или нет, сказать сложно, тем более не специалисту и не врачу-вирусологу. Это лишь наблюдение исследователя информационных потоков, считающего, что при анализе событий следует прежде всего научиться отличать отличимое.

Если проявившийся тренд действительно имеет место, то он требует серьезного внимания и исследования, а главное — своевременной выработки решений как экономического, так и организационного плана. Ведь если вирус превращается во все более скрытую угрозу, то риск повторения эпидемии существенно возрастает. Причем сказать, когда она вспыхнет, практически невозможно. Что же делать?

Во-первых, абсолютно верно говорят специалисты о необходимости разработки вакцины и всеобщей вакцинации. Во-вторых, поиск и изучение антител, соответствующие анализы, позволяющие их выявить, также работают на снижение рисков. В-третьих, расширение тестирования на вирус совершенно здоровых людей. В данном деле Россия явно демонстрирует успехи. По числу тестов как на 1000 человек, так и по общему числу тестов (без учета различий в численности) мы находимся на первых местах в мире.

В-четвертых, уже сегодня необходима осмысленная разработка программ таких экономических мер стимулирования экономики и организационных мероприятий в области управления бизнес-процессами, которые бы позволяли минимизировать риски частых контактов с бессимптомными носителями вируса. В этом смысле тренировка дистанционной деятельностью должна пойти всем на пользу, поскольку это не только качественно новая система организации труда, требующая новых инвестиций и технологий, но еще и изменение образа жизни людей.

Наконец, в-пятых, мы должны научиться не только вести себя с гораздо большей осмотрительностью, ответственно и дисциплинированно по отношению к себе, к коллегам, знакомым и многим другим окружающим нас людям. Мы должны научиться быть гораздо более креативными, способными управлять собственным временем, умело балансируя часы общественных присутствий с часами индивидуального производительного труда…

Один из классических эпизодов «Звездных войн» назывался «Новая надежда». Приобретаемые нами в условиях пандемии знания, опыт, навыки должны в конце концов перевести нас с темной стороны на светлую сторону силы. В этом и есть наша новая надежда

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья