ENG
Интервью, Технологии

Носимые гаджеты и блокчейн изменят медицину

Вниманию читателей предлагается вторая часть интервью с заведующим кафедрой информационных и интернет-технологий Первого Московского государственного медицинского университета им. И. М. Сеченова профессором Георгием Лебедевым (с первой частью беседы можно познакомиться здесь). Мы беседуем о перспективах медицинских гаджетов, оперирующих роботов и о том, какое место может занять блокчейн в информатизации здравоохранения.

Григорий Сысоев / РИА Новости

— В мире создана огромная индустрия носимых гаджетов, которые сканируют медицинскую информацию. Стоит ли чего-то эта индустрия с врачебной точки зрения? И есть ли мощности, чтобы обрабатывать получаемую от гаджетов информацию?

— Конечно, это очень важное направление — дистанционное наблюдение за состоянием здоровья. Ведь у нас очень много людей, особенно трудоспособного возраста, которые никогда не обращаются к врачам, считают, что они здоровы. И очень много молодых людей в расцвете сил внезапно умирают. Почему? Потому что человек не обследуется. Более того, для человека в нормальном работоспособном состоянии поход в больницу — это стресс. Если мы дадим возможность таким людям за счет компактного, мобильного, носимого устройства следить за здоровьем — это уже большое подспорье. Мы не увидим конкретных заболеваний, но заметим нарушения в основных системах организма — сердечной деятельности, пищеварительном тракте, каких-то других точках. Даже если наденем браслет, который будет снимать только количество движений и пульсовую волну, — этого уже достаточно, чтобы построить какую-то картину состояния здоровья пациента. Может часто учащаться пульс, человек этого не замечает, а у него уже состояние, близкое к аритмии, и это сигнал врачу, который обрабатывает данные, к тому, что пациенту пора обратиться к специалисту.

— Но как квалифицированно обрабатывать получаемую от гаджетов информацию?

— Здесь возможны два варианта. Первый — когда человек просто купил браслет, и на мобильный телефон ему приходит сигнал, телефон пищит, если сигнал превышает какие-то пороговые значения… Каждое утро человек будет измерять давление, которое точно также станет поступать на телефон, плюс еще он возьмет какой-то прибор, который измеряет еще какие-то параметры, кардиограмму, например. Если все это заложить в компьютер, математические методы позволят увидеть: есть тенденция к нарушению сердечного ритма — основание срочно идти к кардиологу или терапевту.

Второй вариант — можно прикрепиться к врачу, который вас наблюдает. То есть уже не компьютер наблюдает, не телефон, не программа, а именно врач, с которым заключен договор, смотрит ваши параметры. Тогда в нужный момент врач позвонит:

— Слушай, у тебя вчера такое было…

— Да, у меня стресс был, поссорился, не привезли материалы, по контракту неисполнение обязательств.

— Еще один стресс, и у тебя могут развиваться признаки инфаркта или инсульта.

Человек приехал к врачу, и ему посоветовали поменять либо образ жизни, либо режим питания, либо какую-то таблетку надо принимать, чтобы просто держать себя в нормальном тонусе, и этого будет достаточно.

Следующее направление применение мобильных медицинских устройств — мониторинг здоровья людей, которые нуждаются в постоянном наблюдении за ними. Это люди с хроническими заболеваниями или те, кто перенес тяжелые операции. Частый пример: человек прооперировался в федеральном центре по квоте, ему прописали программу лечения, он возвращается к себе домой, а там нет кардиолога или иного специалиста, который может его вести, пациент остается без нужного надзора, его состояние здоровья начинает ухудшаться. Для таких людей возможность наблюдаться дистанционно может оказаться спасением. Их можно прикрепить к федеральному центру. У врача в центре может быть информация о тысяче пациентов. Приборы становятся все более качественными, их размеры уменьшаются — как раньше компьютеры были огромные, а сейчас маленькие, — миниатюрными становятся и медицинские приборы, кардиографы, тонометры, сейчас появились переносные аппараты УЗИ, и прямо на мобильный телефон выводится сигнал со сканера.

— Несомненно, приборы становятся все лучше, но, кажется, не готова инфраструктура обработки данных, то есть нет врачей, с которыми заключать этот договор.

— Почему? Есть. У нас в Первом Меде создана клиника персонализированной медицины, мы сейчас создаем такую систему, будем ее показывать, учить студентов и врачей, как правильно организовать мониторинг состояния здоровья. Сейчас при Первом Меде создается институт цифровой медицины, который будет заниматься как раз проблемами математической обработки данных. Я думаю, до конца года появятся достаточно серьезные прецеденты оказания дистанционной медицинской помощи. В принципе, даже на сегодняшний день все продукты, которые выводятся на рынок, идут со своей математикой. Даже если китайцы привозят сюда какой-то тонометр, к нему идет программа, которая позволяет принимать сигнал на мобильном телефоне. Наша задача — взять разносортные приборы и объединить в одну оболочку, то есть дать возможность всем передавать свои сигналы в единую программу, чтобы врач мог комплексно оценить состояние здоровья пациента.

— Причем приборы разных вендеров.

— Для этого есть понятие стандартизации. Я еще являюсь председателем технического комитета по стандартизации в здравоохранении, и задача комитета — разработать ГОСТы, которые требуют от всех приборов, чтобы они передавали данные в одном формате.

— Как вы оцениваете перспективы оперирующих роботов?

— Большие перспективы. Как раз недавно состоялось заседание президиума Академии наук, посвященное развитию робототехники, в том числе в медицине. Это важное направление, без которого нельзя дальше будет делать сложные оперативные вмешательства, потому что все больше и больше появляется эндоскопических операций, когда нужны настолько выверенные движения, что человек на них окажется не способен — у врача может дрогнуть рука. У робота рука не дрожит, но робот управляется врачом, это не искусственный интеллект, то есть робот не сам по себе, как киборг, ковыряется в пациенте. Это аппарат, который передает движения руки врача. При хороших каналах связи оперирующий может быть не только рядом с роботом, тем более что он все равно находится в другой комнате. Я уже видел, как голландцы проводят эндоскопическую операцию в России. Был создан канал связи с выводом на экран, а рядом с пациентом находилась реанимационная бригада, люди, которые должны помочь в случае нештатной ситуации. В любом случае оперативное вмешательство сопряжено с реанимационными действиями, должно быть соответствующее оснащение, лицензированная операционная, должны быть сестры, анестезиолог, ассистент хирурга, который в случае чего возьмет управление ситуацией на себя. Но роботы будут развиваться, и мы предлагаем развитие робототехнических систем для подготовки биоматериалов для дальнейшего его использования. То есть робот позволит ввести единый стандарт подготовки материала. На сегодняшний день нет единого подхода, как взять биопсию, как ее представить в виде среза, как раскрасить, чтобы дальше патологоморфолог мог поставить диагноз пациенту, и тут, на наш взгляд, робототехника тоже будет иметь решающее значение.

— А есть ли в информационных технологиях для медицины место блокчейну?

— Конечно. Эта технология предполагает гарантированную защиту данных от утраты и подделки. В медицине утрата и подделка данных является очень важной проблемой, потому что мы работаем с жизнью человека. Любая технология, которая гарантирует качество хранения и обработки данных, востребована и перспективна. Применение блокчейна как раз и позволяет медицинским данным, которые мы накапливаем в системе, быть грамотно верифицированными. В первую очередь блокчейн позволяет верифицировать врача, который оказывает медицинскую помощь. За счет технологии можно гарантировать, что человек, который оказывает медицинскую помощь пациенту, квалифицирован. При построении модели электронного паспорта врача блокчейн позволяет человека идентифицировать, определить его качество, организовать непрерывное переобучение и оформить портфолио этого врача в зависимости от того, как он эту медицинскую помощь оказывает. Мы можем организовать рейтингование каждого врача, знать, сколько случаев обращения к нему было, какие лекарственные препараты он назначал, какие исходы лечения у этого врача, какими медицинскими технологиями он умеет манипулировать. Телемедицина, когда есть дистанция между врачом и пациентом, требует четкой идентификации врача, и пациент должен быть уверен, что он общается именно с тем, с кем нужно.

Кроме того, блокчейн позволяет идентифицировать медицинские учреждения и пациента. Вообще, самая главная задача, которая решается благодаря блокчейну, — идентификация, а вторая — сохранение и верификация данных. Блокчейн позволяет хранить любую запись об оказании медпомощи, о медуслуге, о препарате, который был назначен пациенту, без потери каких-либо данных. Внести изменения, вычеркнуть эту запись невозможно. Блокчейн позволит достичь интероперабельности данных — возможности иметь трансграничный обмен данными между странами. Блокчейн в сочетании с едиными стандартами и классификаторами позволит любое понятие кодировать везде одинаково на всех языках.

— То есть нужна международная стандартизация медицинских данных.

— Да, международная стандартизация нужна, и применение технологии блокчейн как раз позволяет прийти к механизму международной стандартизации и получить необходимые решения.

Беседовал Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья