ENG
Интервью, Технологии

Робот берет анализы, ИИ ставит диагноз

Развитие компьютерных технологий, баз данных, информационных сетей и искусственного интеллекта может привести к серьезным трансформациям всего здравоохранения, и некоторые проекты в этом направлении уже стартовали. О перспективах информатизации медицины «Инвест-Форсайт» беседует с заведующим кафедрой информационных и интернет-технологий Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова профессором Георгием Лебедевым. 

Пациент станет «прозрачным»

— Георгий Станиславович, на ваш взгляд, внедрение каких информационных технологий в медицине является актуальной задачей в ближайшем будущем? 

— Вообще, сейчас наиболее популярный тренд в здравоохранении — цифровая медицина, цифровое здравоохранение. Это, во-первых, обеспечение коммуникаций между врачом, пациентом и медицинской организацией на безбумажной основе. Во-вторых, применение математических методов обработки медицинских данных. И, в-третьих, оказание медпомощи дистанционно, то есть применение телемедицинских технологий. В рамках этих трех основных направлений цифровой медицины и будет развиваться технологическая база современного здравоохранения. В области безбумажного документооборота это, конечно, применение тех возможностей, которые дает государство. Например, возможность пациенту через портал Госуслуг записаться на прием к врачу, выбрать медицинскую организацию, прикрепиться к ней, получить полис обязательного страхования, записаться на госпитализацию, получить направление на высокотехнологическую медпомощь, получить справку.

— Тут возникает сеть с большим числом участников…

— Соответственно, программное обеспечение медицинских учреждений должно обеспечить взаимодействие с порталом государственных услуг и предоставить гражданину возможность получать необходимые данные. Здесь же у человека появляется возможность запроса медицинской документации. То есть любой гражданин, который обратился за медицинской помощью через портал Госуслуг или сайт медицинской организации, может получить полную выписку об оказываемых ему услугах, о деньгах, потраченных на его лечение, о том, какие выводы и примечания сделали врачи. То есть появляется возможность доступа к электронной медицинской карте.

— Хорошо, если эта система даст врачу возможность уделять пациенту больше внимания.

— Да, сегодня не менее 60% времени врача уходит на то, что он пишет всякие бумажки, протоколы общения с пациентом, выписывает рецепты, направления на другие медуслуги. Хорошо, если у него есть медсестра, если нет — врач сам делает все в то небольшое время, которое отведено для работы с пациентом. Внедрение безбумажных технологий позволит врачу экономить свое время за счет шаблонов, которые заранее сохранены в системе. Дальше — рецепт, который выписывает врач, будет попадать в базу данных, его смогут увидеть в аптеке, и провизор, который выдает лекарство, получит доступ к рецепту, выписанному врачом на любой территории Российской Федерации, в любой больнице. Соответственно, любой препарат, который находится на рынке, который переезжает через таможню или выходит от производителя, должен будет попадать в общий реестр препаратов. Все препараты будут штрих-кодированы, уже начался пилотный проект. Что делает провизор? Например, увидел рецепт в базе данных, увидел препарат, который ему соответствует, свел их между собой, и прошла транзакция по записи, которая подтверждает, что именно этот препарат отпущен этому пациенту. Пациент может прийти в аптеку, сфотографировать штрих-код на мобильный телефон и сразу увидеть — что за препарат, как применяется.

Более того, он может сразу получить доступ к своей электронной медицинской карте, и система может ему подсказать: «тот препарат, который вы сейчас покупаете, применять нельзя, потому что у вас есть такие-то заболевания или вы принимаете препараты, которые с ним несовместимы». Это один из вариантов, как будет развиваться безбумажная технология электронного документооборота в системе здравоохранения.

К электронному документообороту мы относим и то, что хирург, когда принимает решение сделать операцию, сразу у себя на компьютере видит, что пациент сделал УЗИ в одном месте, МРТ сделал в другом месте, КТ сделал в третьем месте, рентген сделал в четвертом — все вместе сводится на компьютер, врач видит всю информацию на своем компьютере, не надо брать разные бумажки, гонять пациента по разным инстанциям или этажам, требовать привезти снимки. Безбумажные технологии повышают качество оказания медицинской помощи.

— И все это прозрачно для государства?

— Вообще, безбумажный документооборот — это еще и построение системы управления здравоохранением. Какие больничные койки есть у нас, какие помещения, какое оборудование стоит, какие лицензии у медицинского учреждения — все находится в одной базе. Также в ней можно узнать, какие медицинские услуги врач или учреждение могут оказать. Есть регистр врачей. Как только студент поступил в медицинский вуз, на него сразу заводится запись, которая будет все время наращиваться: выпустился, получил сертификат, прошел аккредитацию, работаешь в одном учреждении, в другом, пролечил такое-то количество пациентов — все будет накапливаться в единой базе данных, и государство всегда может управлять своими ресурсами, заболеваемостью, прогнозировать, как решать стоящие перед ним задачи.

Телемедицина во всех направлениях

— С 1 января вступил в силу закон о телемедицине. На ваш взгляд, перспективное направление?

— Телемедицина предполагает развитие нескольких направлений. Первое — это навигация граждан в системе здравоохранения. То есть у нас каждый человек через компьютер всегда может найти нужного врача и место, где квалифицированно решат его проблемы. Каждый человек должен понимать, что надо заботиться о своем здоровье, и система ему будет подсказывать, что нужно сделать, если ты достиг определенного возраста. У нас каждый мужчина после 40 лет должен обязательно сдать необходимый набор анализов (например, ПСА), чтобы увидеть на ранних стадиях возможность развития раковых заболеваний. У врачей есть поговорка: «Каждый человек доживет до своего рака». Поэтому мы должны дать возможность за счет интернет-технологий, телемедицины определить заболевания на ранней стадии.

Следующее направление развития — создание хранилищ медицинских данных. Где-то должна накапливаться история обращений человека за медицинской помощью. Пришел к стоматологу — записалась твоя информация, пришел к кардиологу — записалась твоя информация, и все попадает в одну базу данных. Есть государственная база данных, называется «интегрированная электронная медицинская карта», есть база индивидуальная. Каждый человек может себе на телефон установить приложение, куда записываются все процедуры, которые ему оказывали, здесь же можно хранить сведения о противопоказаниях, хронических заболеваниях, чтобы когда пациент пришел не к своему лечащему врачу, а к другому, тот сразу видел предысторию.

За счет этого мы тоже повышаем качество медицинской помощи.

— Ну а главное: дистанционное оказание медицинских услуг будет развиваться? 

— В соответствии с законом, услуги сейчас оказываются по четырем основным направлениям. Первое — консультация между врачами: если врач сомневается в поставленном диагнозе, он может запросить решение у знакомого или ведущего специалиста области. Есть возможность консультаций между врачом и медицинским работником — раньше такой технологии у нас не было, раньше консилиумы были только между врачами, теперь фельдшер акушерского пункта имеет право официально запросить консультацию врача и оформить ее нужным образом у себя в документации пациента. Таким образом, любой фельдшер, любая медсестра, по сути, может организовать телемедицинский кабинет и дать возможность пациенту получить консультацию специалиста.

— Откуда возьмутся деньги для организации кабинетов?

— В каждой поликлинике можем сделать кабинет доврачебного осмотра. Или Центр здоровья, или кто-то из спонсоров может открыть телемедицинскую поликлинику. Допустим, построили новый квартал, там нет возможности сделать поликлинику, но есть небольшое помещение, 70 метров минимальной необходимой площади — можно делать телемедицинский кабинет.

Следующее направление — консультация «врач-пациент». Это совершенно новое направление. Теперь, при условии правильного документирования процесса, врач может пациента лечить через интернет. Правда, ставить диагноз пока можно лишь на очном осмотре: то есть пациент в любом случае сначала должен попасть к врачу, тот его посмотрит, потрогает, пощупает, поймет, что за человек, адекватный, неадекватный, после этого может с ним общаться дальше дистанционно.

Последнее очень важное направление — дистанционное наблюдение за состоянием здоровья. Это создание системы домашних телемедицинских стационаров, или медицинского интернета вещей на дому. Каждый пациент может приобрести какой-то набор медицинских устройств, сигнал с которых может поступать на мобильный телефон, а с мобильного телефона в интернет и на компьютер врача, и каждый врач может следить за состоянием здоровья пациента.

Наконец, важнейшее направление развития телемедицины — применение интеллектуальных систем поддержки принятия решений, математических методов в медицине. Мы даем новое качество, за счет того что применяем математические методы, искусственный интеллект, методы распознавания образов и больших данных, которые позволяют получить новое качество обработки медицинских данных.

Создать российский «Ватсон»

— Что касается искусственного интеллекта: были большие надежды по поводу системы «Ватсон», но ее внедрение тормозят по многим психологическим и организационным причинам.

— Во-первых, система «Ватсон» — не российская. Это все-таки система IBM. Ее надо обучить, чтобы обучить, нужно большое количество случаев, которые позволяют увидеть закономерность в лечении пациентов с похожими заболеваниями. «Ватсон» — это как раз математический аппарат, который позволяет группировать случаи оказания медицинской помощи, строить на них систему устойчивых правил. Если пациент пришел с болями в животе, а еще у него и головокружения, и понос, то симптомы могут соответствовать разным заболеваниям, и «Ватсон» позволяет правильно определить, какой на самом деле у пациента диагноз, или подсказать врачу, какие делать исследования, чтобы более точно его поставить. Но «Ватсону» нужны данные, а чтобы получить данные, нужны достаточно большие деньги. IBM заключает договоры с больницами, в которых набор этих данных есть, на Западе это очень дорого, в России дешевле, поэтому «Ватсон» с удовольствием пытается работать в России, чтобы получать российские данные. Мы считаем, нам надо сделать свои системы — для этого Герман Клименко объявил о создании проекта «Третье мнение». Это фактически российский «Ватсон»: система работает на российских данных, позволяет наши технологии применять в России и выводить их на международный рынок. Вместе с тем это не то чтобы альтернатива «Ватсон» — российская система позволит решать задачи по кусочкам, потом все более и более расширять систему, встраивая в нее новые математические методы. Одно из важных тут решений — возможность применения искусственных нейронных сетей для распознавания образов в медицине. Был накоплен достаточно большой опыт распознавания образов в других сферах для идентификации человека. Сейчас эти же технологии мы используем для распознавания изображений в здравоохранении — например, рентгенография органов грудной клетки.

— То есть это автоматизированный анализ снимков?

— Да. Но сначала мы должны сделать базу знаний, обучить систему снимки распознавать. Здесь требуется достаточно большое количество снимков, размеченных хорошим врачом-специалистом, загрузить в нейронную сеть, которая начинает строить систему закономерностей. Вот мы взяли несколько тысяч изображений, например, с пневмонией, и врач на каждом обводит пятно, где видит пневмонию. Признаки пневмонии начинают накапливаться, накапливаться, и когда, например, 10 тысяч снимков мы сохранили, следующий массив уже может распознаться автоматически — в этом смысл технологии.

— На каком этапе сейчас работы?

— На этапе пилотного тестирования нейронных сетей по нескольким задачам: распознавание патологий органов грудной клетки и по снимку глазного дна. Снимок глазного дна дает возможность определить порядка ста заболеваний других органов, не только глаз, — например, диабет можно определить, повышенное кровяное давление и так далее. Хороший офтальмолог увидит все сто заболеваний, менее опытный — скажем, до 20, поэтому компьютер ему подскажет: «Коллега, здесь еще такие-то подозрения». Это позволит врачу лишний раз отправить пациента на другие исследования и получить полную картину состояния здоровья.

Еще одно важное направление, которое сейчас отрабатывается, — распознавание раковых клеток в мазках крови и костного мозга. В мировом здравоохранении такой диагноз, как рак, ставится на основании морфологического анализа. Но врачей-морфологов с таким уровнем в России достаточно мало, поэтому у нас очень много неправильных диагнозов, и создание системы, которая позволяет распознавать раковые клетки крови с вероятностью больше 90%, является важной государственной задачей. Мы сейчас планируем создать консорсциум ведущих организаций, связанных с патологоморфологией, онкологией, с биобанками, чтобы построить систему управления потоками данных и выработать единые стандарты подготовки материалов, которые можно обрабатывать. Инструментальные средства диагностики очень зависимы от оборудования, от прибора, а также от человека, который с ними работает. Поэтому чем более мы это формализуем, и где-то даже введем робототехнические системы, которые позволяют делать съемки, фотографии и подготовку материала, тем более качественно сможем организовать работу.

— В последнее время участились случаи, когда поликлиника получает оборудование, но у нее нет специалистов, чтобы с ним работать или прочитать результаты.

— Действительно, мы, даже закупая дорогостоящее оборудование, не готовим врачей, которые могут с ним работать. Даже если мы сделаем телемедицинскую сеть и позволим обмен данными между региональными медицинскими и федеральными центрами, то не сможем правильно подготовить данные в регионе. Здесь может помочь робототехника. У нас сейчас есть оперирующие роботы — например, робот Да Винчи позволяет проводить операции с точностью до микрона, рука хирурга не умеет делать такие точные движения. Вот если мы создадим роботов, которые подготавливают материалы для сканирования, тоже возникнет очень интересное направление развития.

Беседовал Константин Фрумкин

Продолжение следует

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья