ENG
Инвестиции

Игра на миллион: как инвестору заработать на квестах

Еще пять лет назад о таком виде развлечений, как «квест», в России если и знали, то лишь немногие энтузиасты. Первые квесты — реалистичные, не компьютерные — появились на отечественном рынке развлечений в конце 2013 года и позволяли неплохо зарабатывать инвесторам и владельцам: так, вложения в пределах 0,5 млн рублей окупались за несколько недель. Сегодня квесты перестали быть экзотическим развлечением для избранных — только в Москве, по данным агрегатора «Афиша-Квесты», насчитывается 540 компаний-организаторов этого вида досуга. Стал ли бизнес на квестах менее интересным для инвесторов и с какими сложностями сталкиваются собственники компаний, предлагающих интеллектуальный досуг, разбирался «Инвест-Форсайт».

Художник: Юрий Аратовский

Пионеры игры

Самым крупным игроком столичного рынка остается «Клаустрофобия»: в Москве под этим брендом работает 54 локации, всего же в России и за границей компания открыла 129 квестов. «Клаустрофобия» еще и самый старый участник индустрии — именно ее основатели в 2013 году открыли для себя в Японии и Будапеште, а затем привезли к нам новое развлечение в формате «escaperoom», где игрокам предложили выбираться из закрытой комнаты (больницы, тюрьмы, казино, бункера — на что хватало фантазии основателей), решая логические задачки и ребусы. В принципе, все последующие участники рынка в той или иной степени копировали опыт «Клаустрофобии».

— Человек получает заряд позитивных эмоций от того, что он решил загадки, справился с новыми для себя вызовами и параллельно погрузился в новый мир. Взаимодействие с необычным антуражем и внутренняя гордость за свои достижения создают wow-эффект», —  говорит коммерческий директор «Клаустрофобии» Сергей Картинцев.

 

«После долгих лет погружения в мир виртуальной реальности людям хотелось попробовать что-то настоящее, получить новый заряд эмоций. Квесты быстро стали популярны, потому что давали возможность не просто совершать действие, но еще и пораскинуть мозгами», — говорит pr-менеджер «Биплан» Григорий Ильин.

За право выбраться из комнаты игроки были готовы платить от 2500 до 5000 рублей за час игры, при этом первые квесты были забукированы на недели вперед — рекламу развлечению сделал в том числе и Артемий Лебедев, одним из первых поигравший в квест от «Клаустрофобии». Cегодня посещаемость здесь в 2-2,5 раза выше, чем у ближайших конкурентов, говорят в компании.

Во многом это дань качеству локаций — так, это всегда пространство из нескольких комнат с принципиально отличающимися интерьерами, но объединенных одной историей, квесты полностью автоматизируются, а на один квест приходится 25-30 уникальных загадок.

«Первые два года был принцип, чтобы загадки не повторялись по всей России», — говорит Сергей Картинцев.

Однако в итоге подход сменили, и теперь одни и те же загадки запрещено использовать лишь в рамках одного города.

Быстрые деньги

В случае с квестами «Клаустрофобия» открыла почти «ящик Пандоры» — число квестов в стране росло очень быстро, в том числе в регионах. В какой-то момент, например, в Новосибирске, вспоминает Картинцев, на 1,5 млн жителей было 400 квестов.

Первые квесты можно было открывать хоть в подвалах, их бешеную популярность обеспечивали энтузиасты, искавшие новых необычных развлечений. В итоге формат оказался интересен не только игрокам, но и бизнесу — запуск проекта, особенно на начальном этапе, не требовал больших вложений, при этом быстро окупался и начинал приносить доход. В первые квесты «Клаустрофобия» вложила по 600 000 рублей; они окупились чуть ли не за первые 6 недель работы. Первую франшизу компания продала за 50 000 руб., бизнес франчайзи окупился за 2 месяца.

«Из-за избыточной доходности сюда хлынула куча денег, было очень много историй успеха, так, среди франчайзи «Клаустрофобии» оказалось в итоге немало миллионеров», — говорит Картинцев.

У многих дела шли более чем хорошо — скажем, «Лаборатория 33» построила в 2014 году квест за 600 000 руб., окупив тот за 3 месяца, прибыль составляла около 50% от выручки.

Даже сегодня, в условиях кризиса и перенасыщенности рынка, бизнес имеет очень высокую рентабельность. Чтобы выйти на точку безубыточности, по оценкам основателя компании «Выйти из комнаты» Артема Крамина, достаточно проводить одну игру в два дня. Оценки «Клаустрофобии» немного другие, но и они впечатляют — квест будет безубыточным при 2-3-х играх в день, дальше начинается заработок.

«Если говорить о бизнесе в сфере услуг, который предполагает заработок на потоке клиентов, квесты были самым интересным по окупаемости и при этом с низким порогом входа», — говорит Сергей Картинцев.

Почти гарантированной удачей обещал быть запуск франшизы, который до сих пор на рынке остается чуть ли основным форматом развития компаний.

«Запускать сегодня единичный квест — безумие, — говорит Артем Крамин. — Это все равно, что открывать продуктовый магазин самому, когда можно купить франшизу «Пятерочки», шансы на выживание совершенно несравнимые».

Сложности рынка

«С точки зрения бизнеса, квест — одноразовая покупка. Это не бар и не магазин, где будешь регулярно покупать что-либо. Если команда прошла игру, она пойдет в другую локацию», — говорит экс-владелец квеста EscapeRooms Виктор Ларин.

Неудивительно, что уже через несколько лет ситуация для всех участников стала не столь комфортной — сам Ларин вообще сомневается, что на квестах сегодня можно заработать. Квесты стали дороже, выросла цена аренды помещений, да и игроков привлекать стало сложнее. Так, уже вряд ли получится построить полноценный квест в Москве менее чем за 2-3 млн рублей (хотя имеются, конечно же, и более бюджетные предложения).  К тому же, по рынку здорово ударил кризис: квест — развлечение недешевое, а такие расходы режут в первую очередь. В итоге на рынке много закрытий — например, в Москве перестал работать один из старейших квестов «Лаборатория 33».

«Средства для запуска квеста включают в себя целый ряд затрат, связанных в первую очередь с арендой помещения, его оборудованием, оплатой услуг по рекламе и продвижению», — уточняет советник председателя правления СЭЦ «Модернизация» Артем Юдкин.

В итоге качество многих локаций стало падать, особенно в случае с дешевыми предложениями, загадки все чаще повторяются, владельцы некоторых локаций увеличивают допустимое число игроков в квесте — вместо традиционных 4 их может быть и 7 (за ту же цену). Но, главное, в сети можно без труда отыскать истории игроков, для которых квест закончился разрубленным ухом или порезанной ногой. По итогам одной из историй, где травму получил несовершеннолетний подросток, проводит проверку Следственный комитет.

«Нередко бизнес стремятся открывать с минимальными издержками, экономя на безопасности, особенно это касается ситуации в регионах. В результате получаем некачественный продукт, который роняет репутацию всей индустрии», — говорит директор по маркетингу «Клаустрофобии» Анна Караск.

Однако интерес потребителя к развлечению если и ослабевает, то незначительно.

«Интерес потребителя к квестам растет, о чем свидетельствует расширение количества квестов у действующих организаций и увеличение ассортимента предлагаемых игр, — говорит Артем Юдкин. — Говорить о потенциальном спаде рынка преждевременно».

К тому же, на рынке появляются новые форматы игр: например, появилось много квестов для детей, квесты-экскурсии по городу.

«Это не успевшие немного набить оскомину (ввиду перенасыщенности рынка) «комнаты», а познавательные прогулки, где в роли «гида» выступает мобильный телефон с 3G», — говорит автор и креативный директор QuestPlanet Александра Пименова.

«Клаустрофобия» же предложила рынку игру в формате «перформанс». Вместо загадок ставку сделали на эмоции — игроки становятся участниками ожившего хорор-сценария с реальными актерами. Правда, перформансы дороги в исполнении. Первый из них, «Коллекционер», обошелся в 6 млн рублей — правда, и окупился он 4 раза. Самым дорогим стал перформанс «Ограбление века», на который ушло 25 млн рублей (сейчас закрыт). В прошлом году рынку представили «Аркаду» — комплекс мини-игр, в которые можно играть как одному, так и командой. Квесты теперь стараются открывать в торговых центрах и поблизости от «тусовочных» мест в городе — на «Арме», в «Авиапарке» и т.д. 

«Квест становится одним из элементов вечера, с дополнительной инфраструктурой, например, кино, кафе. Мы видим повышенный интерес к квестам, которые располагались вблизи точек скопления молодежи», — говорит Сергей Картинцев.

Квесты на экспорт

В условиях перенасыщения российского рынка отечественные компании присматриваются к выходу за рубеж. Здесь запуск квеста стал с ослаблением нацвалюты только привлекательнее. Дорогостоящее электронное оборудование, а также бутафорию производят за рубли и везут из России, в итоге расходы на старт заметно сократились. «Клаустрофобия» рассматривала такой сценарий еще в 2014 году — планировалось выйти в Германию, Нидерланды, Австрию, Британию, США и Турцию. Во многом планы удалось реализовать — так, сегодня у компании по франшизе работают квесты в 9 странах мира, включая Францию, Эстонию, Андорру. Активно развивается на международном рынке сеть «Выйти из комнаты», стартовавшая в Казани, — сегодня она работает в США, Германии, Финляндии, Италии, Корее и т.д. Только в Нью-Йорке у компании открыто 12 квестов.

«Построить качественный квест в российском городе-милионнике стоит примерно столько же, как и в Нью-Йорке», — говорит Артем Крамин.

При этом ценник развлечения отличается кардинально.  Если в той же Казани за квест «Выйти из комнаты» команда заплатит около 2000 рублей в час, то в Нью-Йорке вечером в выходной день за игру могут выложить $250.

«Если бы мне предложили делать квест, я бы выбирал между крупными европейскими городами или городами в Штатах. Соотношение цены стройки к валовой выручке в России сильно испортилось», — считает Крамин.

Квесты Крамина — это еще и возможность заработать для инвесторов: основатель компании предлагает вкладываться в новые локации, открываемые франчайзи; при себестоимости квеста в пределах $60-70 тысяч рентабельность может составить 30-50%.

«Для Европы и США это очень хороший показатель. Инвесторы по Нью-Йорку у нас получили 28% годовых за 2016 год, — уточняет Крамин. — В бизнес можно зайти с небольшой суммой, это удобная форма для частных инвесторов, и у нас таких частных инвесторов много».

Автор: Ольга Блинова

Сохранить

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья