ENG
Статьи, Технологии

Кто платит, тот и подвигает к новым технологиям

Что объединяет интуристов и клиентов сельских прачечных?

14 февраля 2017 года компании INPAS и UC  провели пресс-конференцию, приуроченную к установке в России 2 500 000-го платежного терминала.

© lana1501 / Фотобанк Лори

Значимый факт установки явился более чем «уважительной причиной» для того, чтобы в достаточно узком кругу профессионалов и специализированной отраслевой прессы пообщаться на понятном друг другу языке, заодно определив таким образом ближайшие перспективы развития эквайринга.

Напомним, эквайринг (англ. acquire – приобретать, получать) – это приём к оплате платёжных карт в качестве средства оплаты товара, работ, услуг.

Совсем неслучайно рассказ о сегодняшнем и завтрашнем дне этого бизнеса был озвучен представителями двух компаний – INPAS и UCS.

Именно они за последние годы стали безусловными лидерами данного направления рынка в России. Рефрен выступлений – тезис о том, что в настоящее время наступает расцвет бесконтактных платежей. Международные системы (такие, как MasterCard и Visa) становятся основой для подготовки еще более современных проектов, опирающихся на базу NFC. Этим серьезно заняты, к примеру, Apple Pay и Samsung Pay, что, в свою очередь, кратно умножит в обозримом будущем объем безналичных платежей.

Отдельный этап в развитии эквайринга – кардинальная модернизация всего парка фискальной и кассовой техники.

С 1 февраля 2017 года, было констатировано на пресс-конференции, контрольно-кассовая техника отправляет электронные версии чеков оператору фискальных данных. К этому обязывает 54-ый Федеральный Закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О применении ККТ». То есть, «электронная контрольная лента защищенная» (ЭКЛЗ) заменяется на фискальный накопитель, а касса подключается к интернету. Затем оформляется договор с оператором фискальных данных, а чеки  отправляются в электронном виде в ФНС (через оператора фискальных данных).

Данные коррективы законодательства, как отметила на встрече генеральный директор компании UCS Елена Виноградова, «не только заставят предпринимателей обновить свои кассовые решения, но и фактически создадут в России новый многомиллиардный рынок оборудования для тех категорий, которые ранее в нем не нуждались».

Ключевым драйвером отрасли стало рождение собственной национальной системы платёжных карт (НСПК) «Мир».

В этой связи генеральный директор компании INPAS Илья Коробов сказал, что «в целом по проценту эмиссии пластиковых карт с бесконтактным модулем от общего числа карт мы опережаем Европу и Америку».

Достижение налицо. Но оно ни в коем случае не должно выступать основанием для самоуспокоенности. По данным того же Коробова, российский рынок пока далек от насыщения: количество касс в торговых точках держится на отметке в пределах 3,5 млн.

«Эта цифра, – отметил г-н Коробов, – говорит о том, что у нас, игроков рынка, есть серьезный запас для развития и поставки оборудования».

В текущем году рост объемов платежей с использованием технологий NFC в РФ (в долларовом эквиваленте относительно 2016 года) прогнозируется на уровне 1078%. Но функционирующих терминалов в стране – не более 1,5 млн единиц. Из этого количества, по словам директора департамента продуктов и решений компании INPAS Алексея Лаврухина, только 30% оснащены бесконтактными модулями. Процесс перехода на бесконтактные платежи стимулируют меры Visa и MasterCard, согласно которым  с 1 января прошлого года запрещено запускать терминалы без наличия в них бесконтактных форматов.

«Это значит, – пояснил г-н Лаврухин, – что эмиссия бесконтактных карт увеличивается; платежи, как следствие, становятся более простыми – с использованием различных электронных кошельков, смарт-карт и так далее».

Что касается инновационных программ UCS, то компания еще 2 года назад приняла решение о закупке терминалов, подключенных к осуществлению бесконтактных платежей. Результат – парк терминалов UCS (на февраль 2017 года) свыше чем на 70% готов к данной опции, в том числе и к платежам с помощью Apple Pay и Samsung Pay.

Так что, как говорится, лиха беда начало: количество POS-терминалов будет только расти при параллельном процессе – неизбежном сокращении числа установленных ранее банкоматов.

Сама компания INPAS на рынке уже 22 года. Возможно, это мало кто замечал, кроме узких специалистов и пока незначительного числа «продвинутых» пользователей «бесконтакта», но важность работы, которую проделали отечественные специалисты в сфере разработки и продвижения платежных технологий, – несомненна. По той очевидной теперь уже всем причине, что чем больше будет доля безналичных платежей в экономике, тем быстрее будет происходить оборот денежных средств. А это однозначно позитивно будет сказываться на общеэкономических показателях.

Что касается компании USC, та заявила о себе на рынке ещё раньше – 25 лет назад, – став самостоятельным игроком, предоставляющим  услуги эквайринга. По свидетельству главы USC, история компании тянет ниточки в известную фирму «Интурист».

«В рамках «Интуриста» был организован отдел, – рассказала на встрече Елена Виноградова, – который принимал карточки, тогда еще выпущенные иностранными банками. Я помню, как наши сотрудники бегали получать авторизацию по телексу в соседнее здание. Если в гостинице останавливался какой-то иностранец с карточкой, выпущенной за границей, ему надо было эту карточку авторизовать. Значит, наша сотрудница бежала отправлять телекс для того, чтобы проверить, а есть ли на этой карточке деньги».

Теперь подобные хлопоты, понятно, в прошлом. На данный момент инициаторами пресс-конференции занята и прочно удерживается говорящая сама за себя позиция: USC занимает III место (после Сбербанка и группы ВТБ) на отечественном рынке по объему операций в торговых сетях.

Контраст разителен – если раньше «несчастный держатель карточки», по выражению Елены Виноградовой,  стоял в мучительном ожидании, когда «наш сотрудник сбегает и получит ответ на телекс», то ныне все операции с применением пост-терминального оборудования идут… 3-5 секунды. В принципе, норма по времени на них сейчас колеблется в диапазоне 7-15 секунд – фактически в любой точке России.

Со стороны СМИ резонно был поднят вопрос о мошенничестве, точнее – защищенности клиентов эквайринга от него. Спикеры в ответ сразу сделали акцент на действительную уязвимость той категории людей, которые не просто пожилые, а находящиеся в почтенном возрасте: кому за 80 и 90 лет. Но здесь, опираясь на имеющуюся статистику, можно вывести упрек всё же не новым технологиям платежей и тем, кто их внедряет и ими управляет,  а, как ни банально это звучит, интернету. Через ложные, заведомо мошеннические  сайты, через иные, сходные с Сетью, инструменты и происходит обман беззащитных людей. Ведь в большинстве случаев пенсионеры ходят в банк со своей карточкой лишь с целью снять деньги.

«Там спиннинг как таковой невозможен, – оценил ситуацию Илья Коробов, –   когда у тебя данные с карты украдут. Это первое. А в интернете они бывают. Во-вторых, если вывести статистику криминальную, то, поверьте мне, процент изъятия мошенническим способом денег, когда они находятся в виде наличных, – намного-намного больше, чем это изъятие через карточку путем снятия оттуда каких-то денег».

Алексей Лаврухин, коснувшись темы, уточнил, что мошенничество в отрасли иногда дает о себе знать, но не со стороны кард-холдеров, а со стороны компаний, устанавливающих терминалы.

«Одно из самых больших мошенничеств, с которым пришлось мне столкнуться, – поделился он своим опытом, – связано с тем, что в магазин установили терминал. Тут же пришли с иностранной картой, провели там покупку на 2,5 миллиона, через 10 дней сделали возврат, кто-то сделал кэшбек… Получается – закрыл компанию, выкинул терминал, а заработал миллионы».

Представитель журнала «Аэроэкспресс» поинтересовалась: а что именно для путешественников, которые, как известно, являются наиболее активными пользователями карт, дает в своем суммарном эффекте система, и насколько реально заставить городские службы устанавливать повсеместно новые терминалы?

«Вот взять те же самые московские маркеты, – обратила внимание корреспондент. – Иностранцы хотят купить товары именно в маркетах. А маркеты часто не принимают карты – только наличные деньги».

Елена Виноградова признала, что, в самом деле, та часть клиентов, за плечами которых имеется жизненный опыт и, соответственно, определенные средства для путешествий, есть наиболее активно растущий сектор. На это указывают и все аналитические центры – как европейские, так и американские. А вот наши эксперты почему-то подобный процент стараются не замечать. Хотя, по мнению г-жи Виноградовой, само направление известно в стране чуть ли не с советских времен, когда зачатки системы просматривались в магазинах «Березка», в том же «Интуристе», в покупке авиабилетов. Иначе говоря, предприятие, специализирующееся на выездном туризме, не должно сегодня мыслить себя без должной организации приема карт.

«Тем более иностранцы не понимают, что им делать с рублями; предпочитают платить картой, это нормальное их поведение», – подчеркнула Елена Виноградова.

Из стана СМИ, в развитие темы, прозвучало:

«Я, например, живу в деревне, где 128 человек. У нас есть сельпо, где принимаются все карты, – и ApplePay, и SamsungPay».

На эту реплику некоторые коллеги зашушукали – уж не Рублевкой ли зовется деревня?.. На что Алексей Лаврухин совершенно серьезно ответствовал, что из интересных тем компании есть, к примеру, проект с прачечной самообслуживания. На входе стоит аппарат для приема платежей, «где деньги куда пихают». Так что у подобных деревень – счастливое будущее.

Кроме того, продолжил Лаврухин, его коллеги внедрили программу в МФЦ Омска и Томска, приделав к терминалу пин-пад, что дало гражданам возможность оплачивать госпошлины с помощью карт. В прачечной же самообслуживания средний чек вообще составляет 250-300 рублей, но тем не менее люди уверенно пользуются картой.

И динамика бесконтактных платежей  показывает, что именно такая форма – причем не в мегаполисах, а в областных городах, райцентрах и даже селах – уже входит в привычку.

Автор: Алексей Голяков

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Материалы по теме


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.