ENG
Инвестклимат, Интервью, Технологии

Михаил Петров: «Хакатон — новый инструмент модернизации госуправления»

Счетная палата Российской Федерации уверенно вводит в свою повседневную практику проведение хакатонов (англ. hackathon: hacker «хакер» + marathon «марафон») — форума разработчиков, когда профессионалы самых разных сфер программного обеспечения сообща и в режиме реального времени решают какую-либо проблему. Так, недавно завершился хакатон Audithon 2021, организованный Счетной палатой при поддержке корпоративного акселератора GenerationS. C 25 по 28 марта 2021 г. команды участников работали над задачами по аналитике и визуализации данных из опыта Счетной палаты РФ и ее партнеров по проекту — Росстата, Росводресурсов, Минэкономразвития и ряда других ведомств. 

Михаил Петров, директор департамента цифровой трансформации Счетной палаты России

Показательно, что зарегистрировано было более 600 участников из более чем 30 городов РФ. Отборочная комиссия по достоинству оценила 64 наиболее подготовленные команды для дальнейшей работы в формате Audithon 2021. В первую пятерку по количеству поданных заявок на участие в состязании вошли представители Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Грозного и Братска. О ходе мероприятия «Инвест-Форсайту» рассказал директор департамента цифровой трансформации Счетной палаты России Михаил Петров, уже выступавший в нашем издании с характеристикой пробного этапа хакатона.

Федеральные ведомства заинтересовались в проекте 

— Михаил Викторович, год назад Счетная палата проводила хакатон в виде эксперимента. С какими наработками Digital-команда контрольного ведомства пришла уже к полноценному формату данной инновации, когда перед участниками обрисовалась перспектива получить солидный призовой фонд?

— Я бы все-таки не назвал прошлый формат неполноценным, какой-то лайт-версией: он просто был совершенно новым форматом для нас. Даже несмотря на то, что тогда в хакатоне не был предусмотрен призовой денежный фонд, в отличие от этого года, он все равно получился интересным и результативным. Сейчас у нас есть более полное понимание возможностей таких мероприятий, мы увеличили масштаб. В этом году на нашу площадку пришли такие партнеры, как Минэкономразвития, Росстат, Росмолодежь. Они увидели, что мы делаем; инициатива показалась им интересной, они подготовили свои задачи для участников, а также предложили своих менторов.

Практическая польза от внедрения подобных IT-новаций очевидна. Вы уже отмечали, что некоторые решения, предложенные на хакатоне, позволяли вывести алгоритм прогнозирования региональных и муниципальных бюджетов. Это принципиально для управления «нестоличной» Россией, когда, с одной стороны, её одолевает хроническая бедность, а с другой — коррупция. Какие еще позитивные свойства новшества, которое всё зримей предстаёт реальным инструментом преумножения местных бюджетов и их защиты, вы бы назвали?

— Мы включили в программу хакатона задачи, которые уже самими своими формулировками направлены на устранение негативных факторов, которые вы упоминаете. Безусловно, региональный подход должен быть иным, нежели к экономике столичной или крупнейших мегаполисов.

Приведу пример из хакатона «Цифровой прорыв», проходившего в конце 2019 года: мы не были его организаторами, но предложили участникам свою задачу — нужно было найти связь уровня детской смертности с темпами строительства перинатальных центров. На деле выяснилось, что в данном случае нет прямой корреляции: смертность обусловлена другими факторами, а вовсе не наличием или отсутствием поблизости перинатального центра. Для специалистов, прогнозирующих развитие региональной медицины, это могло бы стать материалом для серьезных размышлений, направленных на то, чтобы увеличивать оснащение больниц высококвалифицированными кадрами с соответствующей зарплатой и укреплять фельдшерско-акушерские пункты.

Более того, был зафиксирован парадоксальный эффект: одна из команд хакатона после подсчетов обнаружила, что как раз в том регионе, где построен и действует перинатальный центр, детская смертность не падает, наоборот, увеличивается. Почему? Туда начинают свозить детей со всей округи: они, как ни ужасно звучит, при летальных исходах «портят статистику». Именно такие вещи в ходе применения решений, разработанных в рамках хакатона, всплывают.

Конечно, прежде чем делать выводы и определять дальнейшие шаги — на примере тех же перинатальных клиник, — следует предварительно проводить моделирование ситуации, точно просчитывая, как те или иные меры могут повлиять на показатели в конкретном регионе. Понятно, для этого требуется время. Команда, при всей ее одаренности, за два дня не сможет выстроить модель, которую можно будет «принести в папочке» руководителю региона. Но набросать за те же два дня какие-то мысли, наработки в качестве материала для дальнейшей основательной работы вполне возможно — практика подтверждает.

Диапазон задач: в финансовом контроле нет мелочей 

— Показательны задачи для участников хакатона Audithon 2021: построение цепочки движения средств от федерального бюджета к конечному получателю, визуализация аналитики госдолга, анализ трансферов, направляемых на дорожное строительство и городское благоустройство. Насколько опыт проведения хакатона поможет аудиторам Счетной палаты на местах плодотворнее (и безопасней для себя) работать впоследствии по этим и другим «больным» точкам финансового мониторинга?

— Вопрос очень важный, но я при подробном ответе на него, честно говоря, вторгался бы не на свою территорию, поскольку он предназначен больше, конечно, аудиторам Счетной палаты. Имею в виду разделение компетенций: аудиторы, условно говоря, отвечают за смысл, а дирекция цифровизации — за технологии.

Что касается самих формулировок, в частности как они рождались, мы еще на предыдущем хакатоне бросили клич потенциальным участникам: смело приносите то, что вам интересно, что вы считаете крайне своевременным в вашей работе. Тогда у вас появится возможность направить коллективам задачи по подбору данных, по их упаковке, а взамен вы получите развернутые идеи по их решению. Иначе говоря, мы попытались выстроить схему, когда все стороны, вовлеченные в процесс, получают что-то полезное для себя. Хотел бы сделать акцент на том, что участие в хакатоне — абсолютно добровольное.

— Конкурс DataContest ваша команда проводила при поддержке GenerationS, платформы по развитию корпоративных инноваций. Как бы вы оценили сотрудничество?

— GenerationS, собственно, призван заниматься такими проектами, как хакатон. Команда была выбрана по итогам открытого конкурса, соответствующего стандартам наших закупочных процедур. Могу оценить сотрудничество как весьма интересное и продуктивное. Не скрою, некоторые участники хакатона слабо представляли нашу специфику как госструктуры, их сначала немного отпугивал связанный с этим непривычный для них объем всевозможной формалистики — и некоторое недоверие было на определенном моменте минусом. С другой стороны, это обстоятельство переросло в плюс, когда команды принесли свежие неформальные идеи. Так что мы остались довольны работой GenerationS в хакатоне.

— Наверняка не столько бизнесменов или сотрудников фискальных служб, сколько простых обывателей привлекла бы одна из задач хакатона — калькулятор «Что купили бы на ваши налоги»? 

— Ну, это лишний раз говорит о том, что и по форме, и по содержательным признакам начинание изначально вовсе не ограничивается внутрикорпоративными приоритетами, а направлено в конечном счете на обеспечение защиты прав и интересов всех граждан — тех самых налогоплательщиков.

Модная тусовка, но с практической пользой

Хотелось бы узнать, как говорится, из первых уст о результатах и резонансности хакатона. В частности, кто добился успеха на достаточно еще неординарном для работников госструктур соревновании? Были ли неожиданности, не вписывающиеся в изначальную повестку?

— Неожиданностей не случилось. Все шло в штатном режиме. Не удивил, а скорее порадовал уровень команд. По сравнению с предыдущим мероприятием он нисколько не снизился. По применимости итогов таких конкурсов и соревнований, по их практической отдаче — насколько актуальный, настолько и тонкий вопрос. И в коммерческих структурах, и уж тем более в органах госслужбы, как у нас, рано или поздно возникает вопрос: а зачем нужны хакатоны? Не является ли это каким-то праздным развлечением, модной тусовкой? Конечно, сложно отрицать, что на площадке собираются в основном молодые креативные люди; сам факт такого соревнование — безусловно, укрепление профессионального имиджа участника. Но приходится отвечать на разные вопросы и опровергать мнения, что мы тут на базе Счетной палаты «плюшки» раздаем за счет налогоплательщиков.

— Ну, «плюшку» из призового фонда в миллион рублей, думаю, никак нельзя не заметить…

— Сразу развею возможные иллюзии: призовой фонд в миллион рублей — не наш, здесь еще одно примечательное отличие нашего хакатона Audithon 2021: мы сумели привлечь генерального партнера в лице «Сбера», который смог обеспечить участникам денежные призы. Все средства проходят исключительно между «Сбером» и победителями. Но я хотел бы подчеркнуть, что однозначно речь идет не о государственном бюджете.

— Чем вам лично нравится формат хакатона?

— В нем каждый обретает что-то свое. Мы внутри Счетной палаты находим людей, которым интересны результаты, и в приобщении их к хакатону через очень широкий спектр задач показываем практически всем желающим, как применять данные, какими инструментами это может достигаться, как наработанный материал может использоваться в дальнейшем уже за пределами хакатонной площадки.

Даже если напрямую решения команд на хакатоне «один в один» не задействуются, все равно мы видим: идеи, которые они приносят на конкурс, позднее оказываются востребованными департаментами Счетной палаты.

Беседовал Алексей Голяков

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья