ENG
Инвестклимат, Мнение, Финансы

Мировые финансовые рынки в ожидании восстановления

Альберт Сагирян

Альберт Сагирян

Финансист, инвестиционный банкир, сооснователь и партнёр Inspire Capital

2020 год получился на редкость бурным для мировой экономики и глобальных рынков. Начав с уверенного роста до рекордных максимумов, рынки рухнули в феврале-марте, но затем принялись расти с удвоенной силой и уже летом-осенью пробили зимние пики. Пандемия породила спады в экономике, невиданные за несколько десятилетий (а кое-где и веков) — однако во втором полугодии ситуация радикально улучшилась, и в 2021 году ожидается полное восстановление.

Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

Старт года был весьма оптимистичен. Под давлением президента Дональда Трампа, который стремился обеспечить себе комфортную среду для переизбрания на второй срок, ФРС США сначала прекратила ужесточать денежную политику, а затем даже начала её смягчать. Приток дешёвых денег вызвал улучшение показателей экономики и прибылей корпораций — как следствие, фондовый рынок активно рос: к 20 февраля ведущие индексы уверенно обновили рекордные вершины.

Но в этот момент в дело вступил Covid-19 — к концу зимы участники рынка наконец осознали его опасность, поскольку вирус начал быстро распространяться по миру. До того многие полагали, что проблемы ограничатся Китаем и его соседями по Восточной Азии, но резкий рост заражений в Европе и США изменил картину. Смена настроений вызвала драматический обвал рынков — главные индексы в США к 24 марта рухнули на 30–35%, тем самым лишь за месяц с небольшим отыграв весь свой рост с момента избрания Трампа президентом в ноябре 2016-го.

Ещё более впечатляющим был обвал товарных рынков — 20 апреля американский сорт WTI торговался по… минус $40 за баррель. Это был день истечения майского фьючерса, и обладатели контракта желали любой ценой избавиться от него — ведь в противном случае они стали бы владельцами физической нефти, которую потом было бы попросту некуда девать: спрос отсутствовал, хранилища переполнены. Конечно, такая картина удержалась считанные минуты — но она была весьма показательна для иллюстрации масштаба паники и бегства инвесторов из всех активов.

Почти с самого начала этого процесса крупнейшие мировые центробанки начали ещё более смягчать свои денежные политики. Затем они отправили ключевые ставки к нулю (а то и ниже) и резко нарастили балансы, печатая триллионы долларов и скупая на них все виды ценных бумаг. В конце концов такая мощная эмиссия переломила настроения на рынках — паника прекратилась, случился драматический разворот: фондовые индексы совершили вертикальный взлёт, который отыграл почти всё их падение уже к середине июня; к концу лета они вышли на новые пики.

Экономические индикаторы начали ухудшаться уже в феврале-марте, а по итогам 2 кв. выглядели устрашающе. ВВП США в апреле-июне снизился на 9,0% за квартал и за год — такого не было с Великой депрессии, то есть с 1930-х. Ещё хуже выглядел ВВП Еврозоны (-11,7% в квартал и -14,7% в год), а в Британии ситуация напоминала полноценную катастрофу (-19,8% и -21,5% соответственно) — подобного обвала она не знала с начала XVIII века. Остановка предприятий породила обрушение объёмов производства, а массовая безработица сжала потребительский спрос.

Всё это потребовало вмешательства не только монетарных властей, но и политических. Правительства развитых стран быстро подготовили огромные (стоимостью в триллионы долларов) пакеты стимулов — они предусматривали прямые выплаты пострадавшим домохозяйствам и бизнесу, а также поощрение компаний, не спешащих сокращать персонал. Немалые средства пошли в сферу здравоохранения, задыхавшуюся от нехватки коек и оборудования — это позволило в короткие сроки устранить системный коллапс и уменьшить смертность от коронавируса.

Третий квартал стал переломным — экономика совершила взлёт, примерно равный падению предыдущей четверти. Подскочил рынок недвижимости — нулевые ставки опустили проценты по ипотеке до рекордных минимумов, что взметнуло покупки жилья: в США они на 20% выше, чем год назад. Прибыли корпораций в Штатах снизились на 20% в год за 2 кв., но в июле-сентябре отыграли всё падение и даже превзошли пиковые значения конца 2019-го. На этом фоне фондовый рынок возобновил рост — в сентябре-октябре у него шла закономерная перед выборами президента США коррекция, а после устранения фактора неопределённости взлёт курсов продолжился.

Надо отметить ряд важных изменений в поведении инвесторов в эпоху пандемии. Прежде всего с самого начала года технологический сектор стал фаворитом участников рынка — а карантины и прочие ограничения резко усилили тенденцию. Логика проста — если значительная часть бизнеса ушла в режим онлайн, то именно поставщики онлайн-услуг и оборудования становятся лучшими объектами для вложений, поскольку их активность радикально возрастает в эпидемию, а не снижается, как у компаний традиционных секторов. Так неожиданно хай-тек-фирмы стали активом-убежищем, хотя ранее считались наиболее рисковыми покупками.

Вторым важным моментом оказался приток инвесторов на рынок — а не отток, обычный в условиях паники и обвала экономики и доходов. Выплаты домохозяйствам из казны привели к тому, что суммарные доходы людей даже увеличились — и те использовали немалую часть добавок для приобретения акций. Более того, политика центробанков (давших понять, что готовы залить деньгами любую панику) породила совсем экзотическую тактику мелких инвесторов — они стали покупать бумаги фирм, которые обанкротились или были близки к этому: достаточно заметить, что сразу после известий о разорении прокатчика Hertz его акции скупили сразу 100 тыс. человек.

Ближе к концу года отраслевой «флюс» на рынках заметно уменьшился — причиной стала разработка вакцин: предвкушение массовой прививочной кампании вернуло интерес к фирмам традиционной экономики — в ноябре-декабре те обогнали технологический сегмент по темпам роста. Вторая волна Covid-19 не вызвала новую панику, хотя цифры заражений и смертей превзошли пики весны — система здравоохранения уже готова к испытаниям, а власти отказываются от тотальных карантинов. Поэтому рынки растут — причём практически без коррекций.

Важным фактором роста является поведение рынка казначейских облигаций. Дело в том, что привычные аналитикам финансовые мультипликаторы (например, самый популярный: отношение капитализации фирмы к её чистой прибыли — P/E) могут колебаться в широких пределах в зависимости от общей обстановки. Поэтому выход этих показателей за пределы обычных для них диапазонов далеко не всегда означает, что на рынке есть «пузырь».

При покупке фирмы E/P — это доходность инвестиции: знаменатель равен вложенным средствам, а в числителе стоит прибыль на вложения. Доходность должна быть выше, чем по облигациям: последние являются «безрисковым» активом (инвестор получит номинал бумаги при погашении, потери возможны лишь в случае дефолта эмитента), а акции — «рисковым» (их курс может упасть сколь угодно низко), отсюда более высокая доходность по акциям как компенсация за риск.

10-летние казначейские облигации США в среднем за 2012–18 годы приносили 2,0–2,5% годовых. Тогда логичны были значения E/P акций около 4–5% — соответственно, их P/E равнялось 20–25. Но сейчас доходность тех же самых 10-летних казначеек лишь 0,9% — ей соответствует E/P 1,5–2,0%, то есть P/E 50–70 уже «нормальны». Выходит, «справедливая цена» акций выросла за эти 2 года в 2–3 раза. Парадокс: в 2018-м акции были переоценены, а сейчас они всё ещё недооценены!

Разумеется, на деле всё сложнее. Инвесторы учитывают не только текущие, но и будущие показатели — и хотя после восстановления экономики прибыли должны вырасти, «безрисковые» доходности тоже. Среднесрочные «справедливые» цены акций будут пониже нынешних оценок — хотя всё равно выше текущих курсов акций: то есть у рынка есть «рациональный» потенциал роста, даже с учётом будущих изменений на рынке облигаций, в среднем где-то ещё на 15–30%.

Из-за обвала доходностей облигаций безопасные активы не приносят ничего — инвесторы вынуждены вкладываться в рисковые. Центробанки и власти наводнили финансовую систему деньгами — у инвесторов до сих пор сохраняются рекордные $5 трлн свободных денег; ещё $2,2 трлн накоплены домохозяйствами на индивидуальных банковских счетах только в США. По мере снятия рисков (политика, стимулы, вакцинация, заражения и т.д. ) заметная часть этих денег пойдёт на рынок — то есть ведущие индексы вполне способны в 2021-м вырасти намного выше текущих уровней.

Есть и отраслевой фактор: техногиганты, софтверные и коммуникационные фирмы в карантин преуспели — их услуги активно востребованы сидящими дома людьми. Фармацевтические, медицинские и биотехнологические компании испытали взлёт спроса на продукцию. «Зелёная» экономика (электромобили, солнечная и ветровая энергетика и т.п. ) выигрывает от ужесточения экологических стандартов в мире и победы Джо Байдена в США. Акции фирм этих отраслей взлетели в этом году — и их преимущества сохранятся в 2021 году, хотя фирмы традиционных отраслей какое-то время будут дорожать быстрее (особенно это касается сфер туризма, отдыха, путешествий и т.п. ).

Означает ли это, что всё будет расти бесконечно долго и далеко? Конечно, нет — цикличность экономики никто не отменял: новые кризисы неизбежны. Причём кризисы серьёзные: чересчур дешёвые деньги за много лет вызвали заметные перекосы в экономиках — слишком много слабых фирм (они живут лишь дармовым финансированием) и агрессивных бизнесов (они занимают огромные суммы для быстрого расширения доли рынка). Рано или поздно это скажется — и рынки серьёзно упадут: когда именно, предсказать невозможно.

Итак, у рынка есть пространство для роста, инвесторы оптимистичны, крупнейшие инвестбанки сулят укрепление. Рост рынка, видимо, продлится вплоть до полного восстановления экономики — а вот после него возможны варианты: рано или поздно денежная политика будет ужесточена, а выплаты из казны прекратятся; цикличные экономические факторы вступят в дело — и рынкам придётся скорректироваться. Возможно, вершины будут сформированы уже в 2021-м — но пока утверждать это невозможно: в любом случае, в ближайшие месяцы разворот рынков маловероятен.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья