ENG
В мире, Инвестклимат, Мнение

Нефтяные войны XXI века

Денис Астафьев

Денис Астафьев

Сооснователь компании SharesPro

Нефтяные войны между странами происходили большую часть XX века и продолжились в веке XXI. Особенно ярко они разгорелись в последнем десятилетии. 

Максим Богодвид / РИА Новости
Максим Богодвид / РИА Новости

Все началось весной 2014 года, когда после референдума среди местного населения Республика Крым и город Севастополь перешли из-под юрисдикции Украины в состав Российской Федерации. Затем Россия поддержала автономии отдельных районов Донецкой и Луганской областей на востоке Украины.

Ответом на это послужили санкции, которые страны Запада и их союзники ввели против России. Большинство из них действуют до сих пор, но своей цели они не добились — геополитическая стратегия России не изменилась.

Тогда удар был направлен на самое уязвимое место «сидящей на нефтяной игле» Российской Федерации — цены на нефть. Еще 16 июня 2014 года стоимость барреля нефти марки Brent была на уровне $113, а в конце 2014 год за баррель этого сорта давали уже $56 — произошло резкое падение цены в 2 раза. В 2015 году стоимость «черного золота» начала было восстанавливаться, но последовал новый удар — в начале 2016 года нефть марки Brent стоила уже $30, что означало падение на целых 73% с уровня середины июня 2014 года.

Что вызвало такое снижение стоимости нефти на мировом рынке? Ведь сопоставимое по масштабу падение стоимости барреля было только в 2008 году, когда разразился мировой финансовый кризис. В 2014–2015 годах подобного рода событий не происходило, а геополитические трения России не могли повлиять напрямую на глобальное падение нефтяных цен. Но косвенно все же повлияли.

Когда цены на нефть начали движение вниз, участникам рынка было сложно предугадать, насколько долго затянутся новые реалии. Тогда было принято решение о начале переговоров между странами-экспортерами нефти, чтобы поддержать нефтяную цену за счет сокращения добычи «черного золота». Но в ноябре 2014 года участникам ОПЕК (Организация стран-экспортеров нефти) так и не удалось договориться по поводу сокращения.

Олигополистическая форма рынка, к которой относится картель ОПЕК, предполагает, что если один участник начнет сокращать свое предложение на рынке, а другой — нет, то последний будет отбирать рыночную долю у первого. Этого все время и опасаются участники картеля. К тому же имели место ситуации, когда страны договаривались о сокращении добычи, а затем не выполняли условия соглашений.

Ситуацию осложняло то, что параллельно в это время набирал силы новый игрок на нефтяной арене, который не входил ни в ОПЕК, ни в ОПЕК+. Сланцевый бум в США набирал обороты, и мировое предложение нефти увеличивалось, что привело ко второй волне падения стоимости «черного золота» в начале 2016 года. На этом фоне участники картеля в борьбе за долю рынка решили только увеличивать свою добычу.

К концу 2016 года картель уже вырос до формата ОПЕК+ — к нему присоединились Оман, Бахрейн, Азербайджан, Казахстан и Россия. В ходе многочисленных встреч на фоне попыток увиливания от взятых обязательств в переговорах все же наметился прогресс. В итоге было достигнуто соглашение о суммарном сокращении добычи нефти на 1,8 млн баррелей.

Это дало возможность цене на нефть стабилизироваться и не опускаться ниже $45 за Brent — эталонную марку, добываемую в Северном море.

Однако пандемия новой коронавирусной инфекции привела к закрытию ряда стран на карантин, падению рынков и сокращению в мире потребления нефти. Цены, как следствие, пошли вниз. Нефть марки Brent снизилась уже до $45, существовал риск дальнейшего снижения.

Ответом на это стало собрание ОПЕК+ в марте 2020 года. ОПЕК во главе с Саудовской Аравией предложила дополнительное сокращение добычи на 1,5 млн баррелей в день, чтобы компенсировать экономический удар от вируса. Причем 0,5 млн баррелей должны были взять на себя страны, не входящие в картель.

Россия в свою очередь выступила против дополнительного сокращения нефти во втором квартале, предложив просто продлить уже существующую сделку ОПЕК+. В ее рамках участники договорились о сокращении на 1,7 млн баррелей в сутки к уровню октября 2018 года. Рынок незамедлительно отреагировал на провал сделки, и цена оказалась уже ниже $40.

США такой сценарий явно не устроил: Дональд Трамп звонил в Кремль и общался с Владимиром Путиным по этому вопросу. Также состоялся телефонный разговор Трампа с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом ибн Салманом, в ходе которого последнему была донесена информация о необходимости сокращения добычи под угрозой вывода американских войск из Саудовской Аравии.

Вскоре после этих событий состоялся внеочередной ряд встреч стран-экспортеров нефти, в ходе которых между странами ОПЕК+ были достигнуты договоренности о снижении добычи:

  • на 9,7 млн баррелей в сутки в мае–июне;
  • на 7,7 млн баррелей в сутки на июль–декабрь;
  • на 5,7 млн баррелей в сутки на январь–апрель 2021 г.

После чего нефтяные цены показали признаки роста, но так пока и не закрепились выше уровня $30. Настоящие уровни цен на «черное золото» нерентабельны для стран-экспортеров нефти, поэтому еще будут проводиться новые встречи, переговоры и, конечно же, «нефтяные войны».

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья