ENG
Это интересно

Премия «Ника»: что важнее для победителей — деньги или престиж?

28 марта в помещении Театра имени Моссовета прошла юбилейная, 30-ая церемония вручения наград Кинематографической Академии «Ника». Вопрос нашим экспертам — насколько получение призов на этом известном творческом конкурсе, привлекающем представителей всех сфер отечественной киноиндустрии, способно конвертироваться в дальнейшей карьере режиссеров, сценаристов, актеров, операторов, художников?  

© Nadya Pyastolova / Фотобанк Лори

Юрий Арабов, кинодраматург, лауреат Государственной премии РФ, независимой премии «Триумф», премии Каннского кинофестиваля, Пастернаковской премии:

— На мой взгляд, конвертации «Ники», так сказать, в судьбу, в творческое продвижение кинематографиста нет. Больше это похоже на вручение некой «подушки безопасности» для творческого человека — к будущим его провалам. То есть когда случится с ним что-то не очень приятное в последующем, то сторонние наблюдатели (как доброжелательные, так и не очень) посмотрят и скажут — ну, получал когда-то ту же «Нику», но теперь-то не застрахован от неудачи. Если же рассуждать о модном сегодня понятии «конвертация» в применении к награжденным «Никой», то надо учитывать, что мы живем на самом деле в некапиталистической системе. И не в государственной. У нас система такова, что она не заинтересована в прибыли от фильма, поскольку она от демонстрации картины автоматически распределяется следующим образом: 50% от выручки достается прокатчикам, а у самих «виновников торжества», у, собственно, кинематографистов, остаётся то, что они успели «распилить» от бюджета. И на практике никакая другая схема, в сущности, не работает.

То, что премии как таковой в первичном, осязаемом значении для самих получателей фактически не существует — конечно, плохо. Плохо, когда получается «премия без премии». Тем более если говорить о той цеховой принадлежности, к которой я имею отношение: сценаристы всегда жили скромно. А по сегодняшним меркам им платят просто мало.

Сергей Юрский, народный артист России, лауреат премии Правительства РФ в области культуры:

— Помогает ли «Ника» режиссерам, актерам и сценаристам, которые  на церемонии получают награды? Всё-таки, видимо, да. «Оскар» ведь помогает тем, кто получил заветную статуэтку?.. Я, честно говоря, не люблю церемонию вручения «Оскара» — всегда на это смотрю с насмешкой… Если говорить обо мне лично, то какую-либо конвертацию после получения премий я как-то не ощущал — никогда ни за одну роль в кино я не получал никаких премий. Всякие фестивали (как наши, так и заграничные) — наблюдал, ездить пришлось много, даже был председателем жюри. Но всегда относился ко всему этому с большим скепсисом. Что касается денежной составляющей, мы здесь не оригинальны: насколько я знаю, ни Париж, ни Канны никаких денег не дают. Это же, мне кажется, относится и к «Оскару». Но эти награды дают престиж. А он впоследствии и позволяет заработать деньги.

Николай Бурляевкинорежиссер, народный артист России, президент Международного кинофорума «Золотой Витязь», заместитель председателя Общественного совета при Минкультуры РФ:

— Я, конечно, могу только приветствовать присуждение премий на фестивалях, поскольку они действительно являют собой определенную компенсацию авторам за их труды, признание и в некотором роде залог их дальнейшей творческой деятельности. Драматургам и режиссерам сегодня жить непросто. Я считаю главной национальной кинопремией «Золотой орел». «Ника» — частная инициатива его создателя. Я вообще весьма критически отношусь к нынешнему кинопроцессу. И к присуждению премий за то, что далеко от понятия киноискусства. Иногда бывают исключения: как, например, награждение на последней «Нике» фильма Андрея Кончаловского. Но чаще те фильмы, что удостаиваются «Золотых орлов» или «Ник», вызывают удивление. Возникает ощущение, что режиссёры этих фильмов просто не знают своего ремесла, а драматурги не ведают законов драматургии. Кинематографисты в большинстве своём стали заниматься «доходным промыслом», чтобы вписаться в российский кинопрокат, ставший отделением американского кинопроката. Тем не менее, я считаю, у нас есть шансы пересмотреть отношение к кинематографу и вспомнить, что совсем недавно кино было киноискусством. Я не разделяю эйфорию чиновников из Министерства культуры и Фонда кино, наших режиссеров и продюсеров-«рыночников», заявляющих, что всё у нас хорошо.

Сохранить

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья