Инвестклимат, Интервью

Павел Медведев: «ЦБ намерен перейти от карательного к консультативному надзору»

Часть 1

«Инвест-Форсайт» попросил финансового омбудсмена России, экономиста Павла Медведева проанализировать – каковы итоги «банковской чистки», которую ЦБ начал проводить без малого 3 года назад. Стали ли вкладчики лучше защищены в результате усилий ЦБ?

dsc_0181
Финансовый омбудсмен России, экономист Павел Медведев.

Правила игры стали яснее

– Один за другим банки теряют лицензии. Привела жесткая политика ЦБ к положительному результату?

– До окончательного результата далеко – рай в финансовом секторе пока не наступил. Но тенденция видна: в среднем банки стали более устойчивыми, частота отзыва лицензий уменьшилась. Да и правила игры в этом секторе экономики стали более прозрачными, а для мошенников, обворовывающих банки, перспектива уголовных дел сделалась более вероятной.

– Но вы сами не раз сетовали: лицензию отнимают слишком поздно, когда в банке уже не осталось ни средств, ни имущества… Или уголовные дела стали возбуждаться вовремя?

– Не то чтобы я призывал ЦБ отзывать лицензии пораньше. Я обращал внимание критиков Банка России на парадоксальность их требования снизить интенсивность «зачистки» банковского сектора. Мол, при сложившейся интенсивности в «зачищенном» банке от активов остаются рожки да ножки. Естественно предположить, что при меньшей интенсивности не останется ни рожек, ни ножек.

Тем не менее, я не призываю ЦБ к большей «жесткости». Более того, мне очень симпатично намерение первого зампреда Банка России Дмитрия Тулина перейти от карательного к консультативному надзору.

– Почему за столь долгий срок – три года – не наступил «рай» в банковском секторе?

– Потому что дело очень трудное, и результат зависит далеко не только от усилий ЦБ. Например, необходима быстрая и квалифицированная реакция правоохранительных органов на заявления ответственных сотрудников ЦБ или Агентства страхования вкладчиков (АСВ) о подозрительных случаях исчезновения из банков миллиардов рублей. Такой реакции многие годы не было. Теперь она, насколько я понимаю, постепенно становится более адекватной. Но именно постепенно, а не по мановению волшебной палочки.

«Вас нет в списках вкладчиков»

– Все чаще стали происходить такие истории. Человек делает вклад в банке, получает на руки договор. Потом у банка отзывают лицензию, и вкладчик почему-то не находит себя в списках банка. Он обращается в АСВ, а ему говорят: «Извините, но денег для вас нет». Есть решение у этой проблемы?

– В описанном вами случае решение для граждан найдено. И нашло его именно АСВ. Оно самостоятельно анализирует, не отсылая людей в суды, предъявляемые документы и принимает, как правило, положительное решение в отношении страховой компенсации.

Заметно хуже обстоит дело в том случае, когда «забалансовые» депозиты обнаруживаются у «живых» банков. Тогда вкладчиков ждет многолетнее обивание порогов судов, расходы на адвокатов, делающих выигрыш бессмысленным даже в случае положительного решения суда (которое вовсе не гарантировано).

«Живые» банки объясняют в судах возникновение забалансовых депозитов злой волей своих сотрудников, а не банка как юридического лица. Такое объяснение часто устраивает судей. Разумеется, ЦБ не должен вмешиваться в решения судов, но «удивиться» качеству внутреннего контроля в банке, где сотрудник может красть деньги без ведома правления, мне представляется вполне уместным. Пользуюсь случаем, чтобы обратиться в ЦБ с просьбой «удивляться» таким ситуациям.

vrez2Причем транслировали свое «удивление» в банк, а не клиентам, как это сделало одно из территориальных подразделений ЦБ, издав «Памятку вкладчика». Прочитав эту «Памятку», гражданин будет обязан следить, чтобы его банковский вклад был удостоверен «…документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота».

Комиссии и пени: будьте внимательны

– А откуда, спрашивается, вкладчик все это знает? Да и должен ли он вникать в такие тонкости? Ну да ладно…

А вот про дополнительные платы. Всякие лишние поборы, кажется, сегодня под запретом. А на самом деле?

– Во-первых, всегда помните, что кредиты в 1,5–2,5 раза дороже, чем написано в правом верхнем углу договора. Разница – в основном за счет страховки, от которой отказаться, как правило, невозможно.

Дальше. Вот теперь запретили банкам брать большие штрафы за просрочку (не больше 20% от остатка долга). Некоторые – причем, весьма респектабельные банки – на это мгновенно отреагировали так: переименовали штрафы в тарифы. А тарифы не являются частью договора кредита – это отдельный документ, банк даже не обязан предъявлять его клиенту. Соответствующую информацию клиент сам должен искать на сайте банка. Так, в тарифы, к примеру, включается плата за оповещение. Если первый раз человеку сообщают, что у него просрочка, он должен заплатить банку 500 руб., а второй, третий и т.д. – уже 2200 руб.. Как часто будут сообщать о просрочке? Один раз человек просрочил, ему сообщили – и начислили плату за услугу в 500 руб. Пошлют через пять минут второе оповещение или нет, можно только гадать…

А недавно я узнал и вовсе анекдотическую, можно сказать, историю про скрытые платежи в более чем респектабельном банке. Я – председатель экзаменационных комиссий в нескольких финансовых вузах, vrez1и среди прочего принимаю дипломные работы. Недавно принял работу на MBA от начальника отдела крупного банка. Задача этого человека, как выяснилось, состоит в том, чтобы увеличивать выплаты граждан, сопровождающих выдачу им кредита. И он гордится, что 5 лет проработав в этом банке, на порядок увеличил эти выплаты. Среди прочих банк придумал такую страховую услугу «Привет, сосед!» (оцените тонкость вкуса!) – типа, зальешь соседа, будут какие-то выплаты. Как это соотносится с выдачей кредита и интересами заемщика?

– Но это же чистая разводка на деньги. Нельзя от такого пакета услуг избавиться?

– Как правило, избавиться от всех этих «приветов-соседов» невозможно. Но я ведь рассказываю о конкретном банке, который очень респектабелен, поэтому предлагается алгоритм избавления. Нужно не позже, чем на пятый день после подписания договора принести в страховую компании (чье название подозрительно похоже на имя банка) справку о том, что вы заплатили за эту услугу. Банк такую справку безотказно выдает… на тридцатый день.

Отличившиеся и пострадавшие

– Кто, на ваш взгляд, в этом году особо отличился на поприще плохого отношения к потребителям финансово-кредитных услуг?

– Не могу выделить кого-то конкретного – примеры «доброго» отношения к клиентам дают и малые, и большие банки, но все действуют в рамках закона… Все просто молодцы.

– Вот еще жертвы поведения банков, как вы говорите, «в рамках закона» – валютные ипотечники. Можно ли решить их проблему достойно?

– Думаю, их по большому счету, должно было бы взять под крыло государство, как это было в 2009-м. Но этого не удается добиться. А беда очень острая, хотя их не очень много: на самом пике было порядка 26 тысяч человек. Сейчас стало меньше, так как появилась тенденция – более зажиточные стараются избавиться от долгов (в том числе по ипотеке: кто может, напрягается изо всех сил и гасит задолженность).

Сейчас проблема смещается в сторону рублевых ипотечников. Их по стране порядка 4 млн. Эти люди, как и все, теряют частично или даже полностью доходы. Они все еще очень аккуратные плательщики, но иногда эта аккуратность фиктивная: они набирают розничных кредитов, чтобы заткнуть дыру в ипотеке, потому что им страшно потерять квартиру. А расплатиться с розничным кредитом уже не могут…

Часть 2

Автор: Елена Скворцова


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.