ENG
Интервью, Финансы

Павел Медведев: «Виноват банк, а наказывают человека»

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) активно подает иски в суд против граждан, получивших большие суммы в месяц перед отзывом у проблемных банков лицензии. Суды, как правило, обязывают вкладчиков эти деньги вернуть. Люди выражают недовольство. В том, кто тут прав, а кто виноват, «Инвест-Форсайт» разбирался с финансовым омбудсменом Павлом Медведевым.

© РИА Новости / Михаил Воскресенский

– АСВ подозревает мошенническую схему увода денег из проблемных банков. В чем суть мошенничества, если говорить о гражданах (вообще-то, судят и юрлиц)?

– Схема первая. Представим, что руководители банкротящегося банка – мошенники. Они понимают, что расплатиться с долгами (если речь о гражданах, обычно это депозиты) полностью не смогут. И вот такой нечистый на руку банкир вспоминает всех родственников и знакомых, которые доверили его банку свои деньги, и старается быстренько раздать вклады. Предположим, в банке всего три вкладчика: Иванов, Петров и Сидоров. Каждый имеет депозит по 5 млн руб., а у банка за душой осталось всего 6 млн руб. Но Сидоров – родственник председателя правления банка, а Петров – муж секретарши. И руководитель банка отдает Сидорову все 5 млн, мужу секретарши – 1 млн, а Иванову не достается ничего. Это является нарушением закона, потому что по закону полагается в случае нехватки средств у банка распределить их пропорционально величине долга перед клиентами. В нашем примере на каждого должно было прийтись по 2 млн.

Реальная схема мошенничества более сложная. Она учитывает наличие закона о страховании вкладов, который, как известно, в случае банкротства банка гарантирует возврат депозита в пределах 1,4 млн руб. за счет ресурсов АСВ. Имея это в виду, председатель правления банка отдаст Сидорову 3,6 млн руб., Петрову – оставшиеся 2,4 млн, а Иванову по-прежнему не достанется ничего. После выплаты страхового возмещения Сидоров получит назад свой вклад полностью, Петров недосчитается 1,2 млн руб., а Иванов потеряет 3,6 млн руб.

Схема вторая. Накануне банкротства банка председатель правления рекомендует и Сидорову, и Петрову перебросить часть вкладов на жену, брата и тещу, скажем, по 1,4 млн первым двум и 800 тыс. последней. Тогда у каждого в момент банкротства окажется на депозите не более застрахованной суммы, и ни Сидоров, ни даже Петров ничего не потеряют. Этот прием называется «дроблением» вклада, а гражданин, прибегший к нему, – «дробильщиком». Разумеется, АСВ такая хитрость не может понравиться – это увеличивает расходы фонда страхования вкладов, и оно требует вернуть раздробленные вклады в исходное состояние.

– Против такой логики трудно возразить, если руководит событиями мошенник-председатель правления. А если клиент банка совершенно добросовестный, если он и впрямь так любит свою тещу, что решил ей финансово помочь? Скажем, дать денег на предстоящую операцию?

– При добросовестном поведении сотрудников банка самому щедрому зятю облагодетельствовать тещу не удалось бы: на ее депозит нужно было бы перевести деньги, которых у банка нет. Фиктивность операции становится очевидной, если представить себе на минутку, что гражданин просит отдать любимой теще 800 тыс. руб. наличными. Тогда банк должен будет либо поступить с тещей так же нечестно, как с Сидоровым (т.е. заплатить за счет других кредиторов), либо отказать.

– Самое печальное в этих историях – когда человек был добросовестным вкладчиком, а теперь его вынуждают вернуть деньги (чтобы потом АСВ могло ему же выплатить вклад). И если у него нет средств, ему грозит опись и распродажа имущества…

– Это действительно печальная ситуация. И я много лет бился над тем, чтобы такое развитие событий стало невозможным. В чем суть моих предложений? Я думаю, закон должен быть изменен так, чтобы в подобных случаях наказывали в первую очередь (а, возможно, и только) активную сторону, т.е. работника банка, а потом уж вкладчика. Ведь не приходит же гражданин в банк с молотком, чтобы раздробить свой вклад. Это делает (и без помощи молотка) сотрудник банка: он отдает вкладчику деньги, зная, что банк уже не в состоянии выполнить все свои обязательства. И тем самым совершает преступление. Уверен: если не возбуждается уголовное дело против того, кто совершает эту нечестную операцию, нельзя наказывать вкладчика.

Уже много лет я пытаюсь провести такую поправку в закон, но безуспешно. Если бы ее приняли, банкам было бы неповадно совершать неправедные сделки. Сегодня же получается: виноват банк, а наказываем человека.

– Как на ваше предложение реагирует АСВ?

– Там не слишком верят, что такую поправку примут. А до тех пор АСВ будет старательно выполнять предписание действующего закона. Обращаю внимание сограждан, уже не в седьмой, а в семижды семидесятый раз, что многих проблем они могут избежать, если никогда никакому банку не будут доверять более 1,4 млн руб. (с учетом процентов, которые должны быть добавлены к их вкладу). При таком их поведении и поправка моя не будет нужна. Действительно, если у вас в банке не более 1,4 млн руб. – зачем вам дробить вклад? Вам ваши деньги полностью выплатят не позже, чем через две недели после банкротства банка (если таковое будет иметь место). Также не придет вам в голову губить свою бессмертную душу, вступая в преступный сговор с председателем правления банка, даже если он ваш ближайший родственник.

Воспользуюсь этой публикацией, чтобы поздравить АСВ с трудной судебной победой, которая не вызовет никаких негативных реакций, во всяком случае среди жителей России, а некоторым из них принесет материальную пользу. Я имею в виду победу в английском суде над знаменитым «православным банкиром» Сергеем Пугачевым. АСВ удалось разоблачить перед судом сложную конструкцию, с помощью которой Пугачев спрятал выведенные из России деньги. Сложная конструкция – это мошеннические трасты. В трастах камуфлируется связь денег со своим владельцем. Сорвать этот камуфляж, да еще на территории заморских государств, – настоящий финансово-юридический подвиг. Теперь средства из трастов будут возвращены в Россию и переданы в конкурсную массу погубленного Пугачевым банка. Из конкурсной массы деньги будут распределены между кредиторами банка – как положено по закону – пропорционально долгу банка перед ними.

Беседовала Елена Скворцова

Похожие материалы

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.