ENG
Мнение, Прогнозы

Почему мир идет к идее коллективного владения вещами и сработает ли это в России?

Анна Виноградова

Анна Виноградова

Президент НКО «Рустайм»

В Советском Союзе можно было взять напрокат практически любую вещь: хоть баян, хоть стиральную машинку. После развала Союза пункты проката благополучно почили с миром, и, казалось бы, навсегда. Но нет, пропагандируемая коммунистами идея общего владения вещами неожиданно набрала популярность во всем мире, и в нашей стране она обрела второе дыхание. Сегодня в шеринг-экономике (от share — делиться, англ.) в Европе и США занято 20–30% трудовых ресурсов. Согласно исследованиям института McKinsey, в работе различных шеринг-платформ в этих странах участвует 162 млн человек. 

Почему мир идет к идее коллективного владения вещами и сработает ли это в России?

Это они сдают свои квартиры на AirBnB или выделяют иностранцам диваны на CouchSurfing за приятное общение. Это они предлагают подвести в другой город на BlaBlaCar или везут на работу на Uber, ведь идея шеринга распространяется не только на материальные предметы, но и на услуги. К примеру, если кто-то берет курьерские заказы на YouDo, это тоже шеринг, поскольку он делится своими ресурсами напрямую с другими людьми.

К шерингу можно отнести и подписку на контент, когда вы не скачиваете книги, сериалы и компьютерные игры в вечное пользование, а просто платите за доступ к ним в течение какого-то времени. Долгое время чуждая широкой русской душе идея подписок набирает все большую популярность в нашей стране. Не в последнюю очередь из-за ужесточения борьбы с пиратами. Так, число платных подписчиков онлайн-кинотеатра Ivi.ru за 2018 год выросло вдвое — до 1,2 млн человек, а сервиса «Яндекс.Музыка» — достигло почти 2 миллионов, тогда как в конце 2016-го их было в 8 раз меньше: 250 тысяч.

Шеринг-платформы в индустрии гостеприимства или в логистике становятся серьезными конкурентами крупным гостиничным сетям и традиционным такси. AirBnB принимает 425 тыс. гостей за ночь, что на 20% больше, чем собирает одна из крупнейших сетей мира Hillton, а стоимость Uber оценивается в $72 млрд.

Почему шеринг-экономика растет?

Это проще и дешевле. В экономически развитых странах люди переосмысливают ценность владения вещами. Согласно исследованиям PwC, 43% населения, знакомого с шеринг-сервисами, считают, что сегодня обладание материальными ценностями — это бремя, а 86% уверены, что аренда недвижимости, техники и услуг позволяет экономить. Действительно, владение домом, машиной и любыми другими объектами собственности накладывает массу обязательств и расходов: налоги, поддержка их работоспособности, расходные материалы, амортизация, ремонт и т.д.

Это позволяет строить лучший мир. По опросу PwC, 76% людей считает, что совместное владение или аренда лучше для окружающей среды, чем покупка в собственность, потому что это ведет к более рациональному потреблению и уменьшению отходов. Для поколения миллениалов это очень важно. Почти столько же, 78% участников опроса, полагают, что шеринг помогает строить сильное комьюнити, более сплоченное общество, поскольку эта форма экономических отношений строится в первую очередь на доверии между людьми.

Каково будущее шеринг-услуг в России? 

Шеринг — один из наиболее быстро растущих секторов мировой экономики. Начиная с 2010 года, инвесторы вложили в компании и стартапы, основанные на этой модели, $23 млрд. Областей, в которых развивается шеринг-модель, становится все больше — кроме Uber, в транспортных услугах есть миллиардные компании Didi и Lyft и еще множество поменьше. В предоставлении контента выделяются Spotify, SoundCloud и Earbits, в поиске помощников — Fiverr, Upwork и TaskRabbit. Кроме того, на Западе постоянно появляются стартапы, которые предлагают совместное пользование и куда более экзотическими вещами. К примеру, платформы, где можно взять «поносить» дизайнерскую одежду (Rent A Runaway) или драгоценности (RocksBox), где люди сдают приезжим путешественникам напрокат свои велики (Spinlister), а повара приглашают их к себе на ужин (ChefsFeed). Тем, кто покупает больше, чем может съесть, предлагают поделиться едой с незнакомцами (Leftover Swap), а медицинским центрам — предоставить в аренду свое простаивающее оборудование (Cohealo).

С проникновением шеринг-экономики в массы популярность совместного пользования и аренды будет расти и в России. Драйвером роста в первую очередь станет стремление к экономии и снижению издержек при владении материальными объектами, что логично в условиях стагнирующей экономики.

Россияне привыкли пользоваться зарубежными (такими как Uber или AirBnB) и отечественными сервисами, даже не задумываясь о том, что они действуют по шеринг-модели. Спектр российских сервисов довольно широкий. Среди них упомянутый уже YouDo, российские аналоги Uber, вроде «Яндекс.Такси», каршеринговые сервисы (где можно взять машину для разовой поездки), такие как YouDrive.

Неплохо развиваются проекты по обмену ненужной техникой, одеждой и другими вещами типа SwopShop, по обмену детскими игрушками — Bibobu. Появляются решения в логистике. К примеру, федеральный агрегатор услуг эвакуации МЭТР задействует простаивающую технику автобусных парков для эвакуации коммерческого крупногабаритного транспорта. Стоит ожидать развития в России еще одного явления шеринг-экономики в сфере совместного владения недвижимым имуществом. Сейчас разрабатываются законопроекты, целью которых станет прозрачность и легальность такого рода действий.

Репутация таймшера была необоснованно подмочена в 90-е годы недобросовестными продавцами, хлынувшими на рынок России из-за рубежа. Из-за этого наша страна сильно отстала от мирового рынка недвижимости, где этот сегмент — один из наиболее устойчивых и постоянно растущих. Американский рынок таймшера составляет сейчас более 10 млрд долларов, а мировой — более 20 млрд долларов. Деньги в подобные объекты вкладывают крупнейшие гостиничные сети — «Хилтон», «Мариотт», «Шератон», «Холидей Инн» и другие.

В России большой потенциал для развития таймшера на курортах Краснодарского края, Крыма, возможно, Северного Кавказа. Обычным людям эта система позволяет совместно владеть жильем у моря без головной боли, связанной с классическим обладанием недвижимостью, а отельерам — нивелировать сезонные колебания спроса и обеспечить себе постоянную клиентскую базу.

Если говорить о барьерах, то сдержать рост шеринг-сегмента в России способен, возможно, только недостаток доверия друг к другу. Эта проблема актуальна не только в нашем обществе. Так, по данным PwC, около 70% населения будут пользоваться шеринг-сервисами только после положительного отзыва знакомых. Вопросы доверия и контроля — пожалуй, самые важные в шеринг-экономике. Не каждая идея из-за этого выстреливает. К примеру, когда-то разрекламированный за рубежом сервис SnapGoods, где можно было брать напрокат и сдавать различные предметы бытовой техники, сегодня уже не работает. Видимо, высок был риск небрежного обращения и поломок отданной кому-то техники. Закрылся и сервис Leftover Swap. При его работе, скорее всего, возникал аналогичный вопрос — кто и как проконтролирует качество еды, которую вам отдают?

Тем не менее многие сервисы, где работает общественный (вроде рейтингов и отзывов) или организаторский контроль, процветают. Можно сказать, что рост шеринг-экономики — это хороший знак, и возможен он в обществе, где если не все, то многие разделяют «хорошие» установки и ценности.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Нравятся материалы «Инвест-Форсайта»? Подпишитесь на рассылку «Самое интересное сегодня»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья