Menu
Интервью, Финансы

Причиной нового кризиса может стать Дональд Трамп

В 2019 году миру прочат новый глобальный кризис – последний уже называют чуть не самым ожидаемым кризисом в истории человечества. О том, что темпы роста мировой экономики как минимум станут ниже, открыто говорит и Международный валютный фонд. В том числе под ударом российская экономика, темпы роста которой замедляются и не дотягивают до ожидаемых показателей. Вероятность наступления в 2019 году кризиса в мировой экономике, а также последние тренды российского финансового рынка «Инвест-Форсайт» обсудил с профессором Борисом Рубцовым, заместителем руководителя департамента финансовых рынков и банков Финансового университета при Правительстве РФ. Беседа произошла в кулуарах организованного РАНХиГС Гайдаровского форума.

– Борис Борисович, на ваш взгляд, стоит ли ждать в 2019 году нового кризиса?

– Мы сегодня действительно находимся на грани перелома цикла, который достаточно долго находился в повышательной стадии. Сейчас, очевидно, должен произойти перелом, поэтому многие и выражают беспокойство возможностью нового глобального кризиса. Начнется ли он в 2019 году или позже, никто не может сказать, но то, что начало спада возможно, действительно так. В центре, как обычно, могут оказаться США; самые большие риски, которые я вижу, – очень высокий государственный долг, который, несмотря на слова Дональда Трампа, увеличивается, сейчас составляя уже более 100% ВВП. И нет никаких явных причин, почему бы он мог снизиться. Если взять фондовый рынок, рынок акций, то такого длительного роста, которой имел место в последние 9 лет, я не припомню. А это железное правило – рост фондового рынка заканчивается обвалом. Изменение политики процентных ставок может стать толчком для изменения тренда. Плюс проблемы, связанные с самим Трампом: он человек непредсказуемый; как он поведет себя, например, во взаимоотношениях с Китаем – неясно. Но самое главное – циклическое развитие, которое никто не отменял; мы наблюдаем, возможно, период перелома повышательного тренда.

– Какие тренды на российском рынке акций?

– На протяжении последних пяти лет российский рынок акций находится в, мягко говоря, депрессивном состоянии и не растет, хотя по фундаментальным показателям, например, коэффициенту цена/прибыль, выглядит недооцененным. Для российского рынка он составляет 6-6,5, тогда как для американского – 20, китайского – 15. В то же время на рынке достаточно высокая дивидендная доходность – 5-6%, хорошая цифра. Тем не менее роста нет, причин этому много, главные здесь – санкции, геополитические факторы. Ждать нам ничего хорошего не приходится, но даже в таких условиях можно получать неплохой доход, больший, чем по банковскому вкладу. Правда, у нас население небогатое. При медианной зарплате примерно 30 000 рублей в месяц, у нас не так много людей, у которых есть средства для вложения в финансовые инструменты. Примерно 100 000 рублей получает около 4% граждан, вот для этих людей российский рынок акций интересен даже на уровне дивидендов. Но эта возможность не для всех, и риски тоже остаются. Будем, однако, оптимистами.

– Частные инвесторы в России нередко выбирают для сбережений американскую валюту. Стоит ли им менять тактику вслед за Центробанком, который постепенно выходит из доллара?

– Что касается советов населению, я не изреку нового. Если есть деньги, лучше диверсифицировать риски. Если есть ресурсы свободные, часть нужно держать в валюте как более стабильном инструменте, но это не исключает того, чтобы держать деньги и в рублях. Треть можно держать в рублях, треть в долларах, треть в евро. С Центробанком немного другая история. По большому счету, большинство стран держат резервы именно в долларах США. Это и банковские счета, и государственные ценные бумаги. Считается, что есть ценные бумаги, аналогичные по надежности американским казначейским облигациям, – немецкие, например. Но с точки зрения ликвидности американский рынок госбумаг уникален. Дело не только в высокой надежности, есть еще абсолютная ликвидность, которая позволяет продать бумаги с минимальными потерями в любой момент. Поэтому все стараются держать большую часть резервов в гособлигациях США. Политика Центробанка вызвана политическими объективными причинами. Есть риск, что при обострении внешнеполитического фактора США могут заморозить наши долларовые активы – здесь ничего не поделаешь. Поэтому политика нашего Центробанка в том, чтобы избавиться от облигаций США, заменив их на облигации других стан в евро и золото. Золото достаточно активно покупалось Центробанком в последний год, облигации США при этом продавались, сейчас в американских бумагах держат $15-17 млрд, это небольшая цифра. Конечно, доходность при перекладывании в бумаги в евро теряется, золото вообще не приносит дохода, если не растет в цене, но надежность повышается, риски уменьшаются.

– Как вы оцениваете вложение в китайскую валюту?

– С моей точки зрения, это разумные действия, тем более пока доля вложений небольшая. В дальнейшем также будет происходить диверсификация резервов за счет Китая. Я не вижу здесь препятствий, по юаню будет даже более высокая доходность. С точки зрения надежности тоже не вижу рисков. Но по части ликвидности, возможности быстрой продажи здесь, конечно, сложнее, чем с долларами. Но на будущее магистральное направление верное, и оно вполне очевидно.

– В России сокращается число банков. К чему это приведет?

– Однозначного ответа дать не смогу; Центробанк утверждает, что лицензии отбираются за дело, в основном за нарушение антиотмывочных норм законодательства, что ликвидируют банки-прачечные, или, грубо говоря, «помойки». Но все же кажется, что такого значимого числа нарушителей не должно было быть на рынке, и это вызывает некоторые сомнения. С точки зрения самой экономики уменьшение количества банков в достаточно большой стране лишает целые регионы банковских услуг, которые у нас и так не настолько развиты. Хоть мы и считаем банковский сектор одним из самых продвинутых, тем не менее по сравнению с другими странами насыщенность банковскими услугами у нас значительно ниже. В этом плане уменьшение числа банков – негативный фактор и для населения, и для бизнеса.

– Выпуск облигаций может что-то изменить с точки зрения финансирования экономики?

– В последнее время Центробанк явно посылает сигналы: нужно выпускать больше облигаций, они должны заменять банковские кредиты. Вроде бы это хорошо – развивать долговой рынок. Но кто же будет покупать облигации? В зарубежных странах рынок – это рынок крупных игроков, больших финансовых институтов, которые и покупают бумаги. В наших условиях таких игроков нет: нет крупных пенсионных фондов, активы паевых инвестиционных фондов тоже ничтожно малы, если сравнивать с аналогичными игроками развитых стран. У нас соотношение стоимости чистых активов ПИФ-ов не превышает 3% ВВП, в других странах это 30%, 40%, 50%, 60%, 70% – масштабы совершенно иные. Та же история со страховыми компаниями: они за рубежом являются одними из основных покупателей этих облигаций, у нас они не обладают такими ресурсами, премия поступлений не та, чтобы вкладывать средства в долгую в облигации, и активы небольшие. Так что идея правильна, развивать ее надо, но в наших условиях российский банковский кредит – более реальный способ финансирования компаний, чем облигационные займы. Но развивать, безусловно, нужно; условия для этого создаются. Что касается условий, инфраструктуры финансового рынка – она у нас очень хорошая. Если сравнивать инфраструктуру торговую, расчетную, например Московской биржи, с другими странами – она у нас на уровне мировых стандартов.

Беседовала Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья