Инвестклимат

Россия ждет повышения налогов

Какова будет российская экономическая политика в ближайшие годы? В статье «Экономическая повестка переизбранного президента» уже обсуждались ее наиболее вероятные направления, однако не было сказано ничего о таком вопросе, как уровень налогового бремени. Между тем сегодня у многих появилась уверенность, что решение о повышении налогов с большой вероятностью уже принято — это подозрение в последнее время высказали такие известные эксперты, как бывший зампред ЦБ Сергей Алексашенко и главный экономист «Альфа-Банка» Наталия Орлова. Всех беспокоит тот факт, что налоги в последние недели стали частой темой высказываний высших должностных лиц.

Илья Питалев / РИА Новости

Министерские сигналы

Прежде всего обратили на себя внимание два заявления заместителя председателя правительства РФ Аркадия Дворковича. В одном он сообщил, что фактически уже принято решение о повышении подоходного налога с 13 до 15%, а в другом, сделанном на коллегии Министерства транспорта, сказал, что для строительства дорог налоги надо будет повысить. В то же время министр экономического развития Максим Орешкин высказался против увеличения налогов, поскольку это отрицательно скажется на экономике страны и доходах бюджета. Глава Центрального банка Эльвира Набиуллина, в манере, свойственной всем руководителям центробанков, высказалась неопределенно: любые налоговые новации должны вводиться «с учетом необходимости и экономики» и обязательно принимая во внимание инфляционные риски.

Наконец, министр финансов Антон Силуанов утверждает, что готовятся лишь «настройки» налоговой системы, которые оставят общий уровень налоговой нагрузки неизменным.

Детали предполагаемых «настроек» пока неизвестны, хотя сказано, что реформа предполагает пересмотр существующих налоговых льгот. С большой вероятностью речь идет о так называемом «Налоговом маневре 22 на 22», который был предложен Минфином еще в начале прошлого года. Суть его сводится к тому, что социальные взносы уменьшаются с 30% до 22% от фонда заработной платы, НДС при этом увеличивается с 18% до 22%.

Уловка 22

В экономической эффективности маневра имеются серьезные сомнения. Прежде всего, реформа обескровливает пенсионную систему: окончательно добивает накопительную пенсионную схему и закрепляет финансирование пенсий из бюджета, что в перспективе уменьшает инвестиционные ресурсы страны. Кроме того, предложенный маневр стимулирует трудоемкие отрасли и дестимулирует предприятия с высокой добавленной стоимостью за счет технологий. Теоретически, реформа должна послужить созданию новых рабочих мест, но в России нет особой проблемы безработицы. Возможно также, у Минфина имеется надежда, что реформа повысит доходы населения, которые снижаются начиная с 2014 года.

Конечно, Минфин надеется, что снижение соцвзносов приведет к «обелению» теневых зарплат, тем более что подоходный налог решили повысить, так что обещания не повышать налоговую нагрузку не вполне искренние. Еще год назад все бизнес-ассоциации выступили с решительной критикой принципа 22/22.

Профессор кафедры «Бухгалтерский учет и налогообложение» Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Сергей Колчин считает, что Минфин преследует чисто ведомственные цели. Дело в том, что в налоговом администрировании НДС достигнуты существенные успехи, и это позволило увеличить бюджетные поступления даже в период экономического спада, когда добавленная стоимость, создаваемая в экономике, объективно уменьшается. Подобного прогресса в эффективности налогового контроля в отношении налогов с оплаты труда не наблюдается. При реализации данного предложения возникнут негативные макроэкономические последствия, связанные со снижением спроса, возможностями внутреннего инвестирования и ростом инфляции.

«Поэтому не следует ожидать поддержки позиции Минфина в этом вопросе», — прогнозирует Сергей Колчин.

Также эксперт полагает маловероятным повышение подоходного налога, поскольку данная мера окажет негативное влияние на уровень жизни населения, приведет к падению спроса на товары и услуги, изменит структуру потребления и негативно отразится на поступлениях многих налогов.

Вместе с тем, по оценке Сергея Колчина, есть вероятность повышения акцизов путем повышения налоговых ставок и расширения перечня подакцизных товаров; также существует некоторая вероятность введения налога на добычу углеводородов — проект соответствующей главы НК РФ уже разработан.

Секреты налогового администрирования

Член Федерального политсовета партии «Гражданская инициатива» Николай Алексеев считает, что рост налогового бремени и так происходит. Судя по отчетам Минфина, по сравнению с 2013 г. поступления в федеральный бюджет налога на добавленную стоимость от внутреннего производства в текущих ценах увеличились на 64%; акцизов — почти вдвое, на 97%; налога на прибыль — на 116%. Всего от внутреннего производства федеральных налогов в 2017 г. поступило больше, чем в 2013 г., на 77%. Если вычесть инфляцию, получается рост налогов на 40%, при том что ВВП за этот период сократился на 0,4%. За счёт чего государство столь значительно повышает налоговую нагрузку, почти не меняя налогового законодательства?

«Отделения ФНС осуществляют контроль налогоплательщиков, опираясь на внутренние официальные нормативные письма ведомства, — говорит Николай Алексеев. — Эти письма устанавливают норму суммарного отчисления налогов предприятиями от их выручки. Норма варьируется в зависимости от отраслевой принадлежности предприятия и региона, в котором оно платит налоги. Между государством и бизнесом существует негласное взаимопонимание того факта, что в случае полной выплаты налогов почти весь бизнес разорится, и экономика страны полностью встанет. Но при этом государство год от года на протяжении последних пяти лет постепенно повышает указанные нормативы отчисления налогов, устанавливаемые внутренними письмами ФНС. В такой ситуации бизнес лишается предсказуемых правил игры. В результате возникает порочный круг: инвестиции сокращаются, капитал выводится из страны».

Решение уже принято?

Зачем правительству понадобились дополнительные доходы — вопрос отдельный, но, по крайней мере отчасти, ответ на него дала Счетная Палата РФ, подсчитавшая, что выполнение последних поставленных президентом РФ задач по борьбе с бедностью и увеличению расходов на здравоохранение, образование и инфраструктуру требует дополнительных 8 трлн рублей в течение 6 лет.

«Повышение налогового бремени, скорее всего, связано с затянувшимся кризисом российской экономики и с тем, что никто не отменял и не снижал расходы бюджета на текущее развитие определенных отраслей (например, развитие оборонной промышленности, которое ставится в приоритет на ближайшее время), — полагает старший налоговый менеджер IPT Group Илья Бурцев. – Так, мы видим, что в последнее время, кроме льгот, которые предоставляет наше правительство, вводятся все новые и новые налоговые инструменты, такие как налогообложение контролируемых иностранных компаний, бенефициарная собственность на доходы от источников в РФ, автоматический обмен налоговой информацией и т.д. ».

При этом нет надежды, что финансовые коллизии в России будут разрешаться по старым рецептам, путем роста давления на нефтяников: последние успешно лоббируют для себя льготы в качестве компенсаций за налоговые решения прошлых лет — это называется «меры стимулирования», министр финансов Силуанов публично отверг возможность увеличения налогового давления на нефтегазовых сектор.

«Исторически нефтегазовые доходы приносили большую часть средств для существования бюджета РФ (по данным Росстата), — объясняет Илья Бурцев. — Учитывая затянувшийся кризис и падение цен на нефть, правительству важно всеми способами стабилизировать экономическую ситуацию для нефтегазовых компаний».

Со стороны многих представителей экспертного сообщества звучат рекомендации правительству не увеличивать налоги, а — лучше — расширять заимствования. В пользу такого решения в последние дни высказывались, в частности, глава Центра стратегических разработок, бывший министр финансов Алексей Кудрин и замдиректора Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов. Однако, если не говорить уже об обычных рисках роста долга, сегодня на фоне внешнеполитического кризиса возникает опасность, что внешние заимствования для России как «токсичного» должника могут оказаться слишком дороги и страна столкнется с иными ограничениями. Как известно, в Великобритании в числе возможных санкций в связи с «делом Скрипаля» обсуждалось и ограничение обслуживания российских ценных бумаг.

Автор: Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья