ENG
Добавить в избранное
Инвестклимат, Интервью

Следует шить

Осенняя коллекция бренда модной одежды G.R.E.E.N.k — партия для продажи — должна была быть готова к 7 августа. Сейчас уже вторая половина сентября, но даже образцы пока не удалось отшить. И это проблема не только одного конкретного российского бренда: производства, на которые пришли заказчики после начала СВО, не справляются с новыми объемами работ. О перспективах развития рынка отечественной модной одежды мы поговорили с создательницей G.R.E.E.N.k Екатериной Трошиной.

Екатерина, что привело к коллапсу на производствах? 

— Сейчас многие проблемы легко связать с последствиями СВО — в нашем производстве они действительно есть: это сложности с поставками тканей, фурнитуры, с закупками и ремонтом оборудования. Но это лишь часть причин, причем не основная. Скорее, СВО стала своеобразным катализатором — ускорила кризис в нашем деле. Ключевая проблема имеет более глубокие корни и возникла не вчера, и даже не полгода назад. Дело в том, что в России нет собственных производств, которые могли бы отшивать большие объемы качественной одежды в сегменте выше среднего. Все российские бренды из этой ниши отшиваются за рубежом. Знаю предприятия, у которых производство было в Белоруссии и в Украине. Эти линии, конечно, сейчас закрыты.

В итоге на сегодняшний день мы получили поток заказов, которые негде выполнять. Да и некому — специалистов необходимой квалификации у нас, в России, тоже нет. Есть стереотип: мол, Иваново — швейная и ткацкая столица. Но… там владеют совсем уж примитивными операциями, простыми строчками. Да и те выходят не самого высокого качества — ни один уважающий себя бренд уже не может позволить себе такие строчки. С одной стороны, я понимаю, что сейчас классных швей взять просто неоткуда. Меня, например, учили шить еще в школе, а теперь такой опции наше среднее образование не предусматривает. Но с другой стороны, не очень понятно, что с этим делать и как набирать работников.

Есть ли у российских фабрик возможность воспитывать собственные кадры? 

— Боюсь, что на данном этапе этот путь для нас закрыт. Во всяком случае, я не вижу большого потока желающих научиться и еще меньше — работать. Вот просто не хотят работать. Приходят, покрутятся какое-то время — и уходят. Пока не удалось понять причину, с чем это связано: то ли требования у нас завышенные, то ли условия труда людей не устраивают… Эту проблему еще предстоит изучить, но факт остается фактом: пока создать свою «кузницу кадров» не представляется возможным.

А если привлечь рабочие руки из дружественных государств?  

— Мы пытались, но столкнулись с другой проблемой, связанной с ограничениями законодательства в отношении трудовых мигрантов. У нас, кстати, был опыт: пришли к нам ребята из Узбекистана. Исполнители, что называется, от бога. Попросили у нас готовую вещь, распороли ее, посмотрели на технологию сборки и обработки и сделали точную качественную копию. Мы были довольны, они были довольны… До тех пор, пока однажды мы не пришли в цех и не обнаружили, что там никого нет. Всех наших узбеков за одну ночь депортировали на родину.

Вы упомянули о возникших проблемах с тканями и фурнитурой. О чем именно идет речь? 

— В своей работе мы используем преимущественно зарубежное сырье — к сожалению, отечественные ткани не соответствуют нашим критериям качества. А поставки материалов из-за рубежа сейчас почти остановились. И это уже прямое следствие введенных в отношении России санкций. В частности, перекрыты пути поставок, да и оплатить товар очень трудно. И если раньше в подобных случаях еще можно было физически съездить за рубеж и, утрируя, в чемодане привезти ткань, то сейчас и это нереально: на границе оптовую партию не пропустят. Но даже если удается найти способ провести платеж, цены очень выросли. Например, в одной из наших моделей используются застежки-молнии из Италии. Так вот, такая «молния» теперь стоит 1200 рублей (раньше мы за нее платили почти вдвое меньше — 650 рублей).

Есть ли выход для российских производств? Что они могут сделать, чтобы продолжать работу, как минимум сохраняя рентабельность? 

— На мой взгляд, самый надежный на сегодняшний день способ — релокация производства. Переводить линии пошива в другие страны, где нет таких проблем ни с поставками, ни с оборудованием, ни со специалистами. Возможно, на первый взгляд этот процесс может показаться затратным, но, по моим оценкам, он довольно быстро может окупиться. Это во-первых, а во-вторых, такое решение позволит в принципе продолжать выпускать и продавать нашу одежду, то есть сохранить бренд и бизнес.

В какие страны сейчас можно «перевозить» производство российской одежды? 

— Мы изучали этот вопрос, когда сами приняли решение о переводе пошива моделей G.R.E.E.N.k за рубеж. Рассматривались разные варианты, но сейчас стоит выбор между Португалией и Турцией. Именно эти страны в наибольшей степени отвечают нашим запросам, у каждой из них есть свои плюсы и минусы. Португалия — это более высокое качество работы и более доступный широкий рынок сбыта как у страны-члена Евросоюза. Но именно из-за того, что Португалия является частью ЕС, здесь действуют все ограничения в отношении российского бизнеса, начиная с невозможности перевода платежей. В Турции производство выходит несколько дороже, но здесь и опытного персонала больше: швейный бизнес в этой стране давно и хорошо развит. Бонусом — относительно более простое проведение финансовых операций, пусть даже и через посредников.

Вы не назвали вроде бы привычный для нас с этой точки зрения Китай… 

— Китай мы на начальном этапе тоже рассматривали, но выяснили, что нам он не очень подходит: китайцы хороши для больших, массовых объемов производства. Да и то с оговоркой — качество их продукции не всегда гарантировано, довольно много брака. У нас же выпускаются средние партии. И с учетом всех критериев, включая логистику, переезд в Китай нам пока представляется невыгодным. Да и сама эта страна очень настороженно относится к сотрудничеству с Россией в нынешних условиях, поскольку опасается вторичных санкций.

Вы имели возможность изучить американский рынок. Рассматриваете ли перспективу производства одежды бренда G.R.E.E.N.k в США? 

— Я думала об этом, но здесь нужны дополнительные расчеты. В США есть один специфический момент, связанный с пошивом одежды: здесь цены назначаются на каждую деталь. И в итоге простой жакет на подкладке не так уж и прост. Если на нем появляется дополнительный карман или еще какой-то элемент, стоимость растет буквально в геометрической прогрессии. Тем не менее нам еще несколько лет назад удалось наладить связь с некоторыми стилистами в США, наша одежда попала в несколько американских магазинов. Но о поточном производстве говорить, наверное, пока рано.

А как выгоднее продавать — в собственном магазине, в уже имеющихся сетях? 

— Для нас сейчас оптимальным является сочетание разных форм. У нас есть собственный интернет-магазин, но мы работаем и с «офлайновыми» торговыми площадками. У нас есть партнеры, которые в своих магазинах продают нашу одежду.

Бренд G.R.E.E.N.k появился в России в 2013 году. Это одежда для женщин в сегменте выше среднего. Цена одной единицы товара составляет около 20–40 тысяч рублей. Платья бренда G.R.E.E.N.k шьются с таким расчетом, чтобы была идеальная посадка на любую нестандартную фигуру. Обычно найти в магазине такое изделие чрезвычайно проблематично, и Екатерина Трошина создала свой бренд с целью заполнить эту нишу. За два года G.R.E.E.N.k стал полноценным производителем женской одежды.


Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Наши телеграм-каналы:
Стартапы и технологии
Новые бизнес-тренды
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья