Интервью, Прогнозы

Стин Якобсен: США отключат Россию от SWIFT, и страна перейдет на юань

Россия переходит на юань. Это один из сценариев, который авторы «шокирующих предсказаний» Saxo Bank на 2019 год рассматривали всерьез, но в шорт-лист не включили. Как эксперты формируют эти прогнозы и что шокирующего в российской экономике, рассказал главный экономист датского инвестиционного банка Стин Якобсен.

– Стин, вы выпускаете «шокирующие предсказания» уже 15 лет. Каким прошлогодним прогнозом довольны больше всего?

– В принципе – ни одним. Дело не в том, чтобы угадать с каким-то пунктом, а в том, чтобы дать людям пищу для ума. Мы начинали это 15 лет назад в качестве прикола. Раз в году нужно порефлексировать о том, как выглядит мир, куда мы идем. Эпитет «шокирующие» позволяет нам избавиться от самоцензуры и дать волю фантазии. Мы фантазируем, что исчезнет ВВП, что Apple купит Tesla, что Германия погрузится в рецессию. Это своего рода интеллектуальная игра, и она нравится людям. Я знаю, что главы центральных банков, премьер-министры, руководители хедж-фондов подписаны на мои прогнозы, они их читают, хотя обычно занимают защитную позицию. Кстати, глава одного из крупнейших российских банков заставляет сотрудников читать «шокирующие предсказания» каждый год.

– Для фантазий нужна какая-то почва. Какие данные используете при анализе ситуации?

– Мы спрашиваем себя, какое событие произойдет с наименьшей вероятностью, но при этом будет сильнейшим катализатором изменений. Для этого становимся в оппозицию к существующему консенсусу. Например, смотрим, что нужно Tesla, что нужно Apple, соединяем вместе – получаем шокирующий прогноз. Осуществится он или нет – уже другой вопрос.

– Сколько по времени готовятся «шокирующие предсказания»? И какими силами?

– Около десяти человек по всему миру участвуют в составлении предсказаний. Все они эксперты в разных отраслях. У них множество предложений по темам для нашего прогноза, но в итоге надо выбрать только десять. Так что приходится «соревноваться в шокировании». Начинаем с сотни идей, из которых половина выметается сразу же как недостаточно шокирующие. Вот рецессия в Германии вполне подходит. Это событие маловероятно, но с огромным эффектом для экономики Европы и всего мира. Чтобы проверить степень шока, я спрашиваю себя, что бы сильнее всего возмутило политиков. Последнее, что хочет услышать немецкий политик – про рецессию в Германии; австралийский – про национализацию банков из-за жесткого ипотечного кризиса; итальянский – что Италию выкупят через монетизацию долгов со стороны Германии.

– В десятке предсказаний, к счастью или сожалению, нет места России. Фигурировала ли наша страна в лонг-листе?

– Да! По российским событиям было две идеи. Первая, что Америка отключит Россию от SWIFT.

– Вам это кажется недостаточно шокирующим?

– Да, поэтому мы выкинули это предсказание из финального списка.

– А вторая?

– Второе предположение – в России начнется оборот китайского юаня как валюты. Ну а почему нет? Если Россия хочет быть ближе к Китаю, какая разница, рубль или юань. Юань даже, наверное, получше, потому что он экономически сильнее. Вот это две основные идеи по России, но им сложно конкурировать по степени шокирования, пока в мире есть Дональд Трамп.

– Когда вы говорите об Америке, вы подразумеваете Трампа, о Германии – Ангелу Меркель. Насколько, по-вашему, отдельный человек действительно влияет на глобальную политику и экономику?

– Мы совершаем одну ошибку: считаем, что эти люди здесь навсегда. Нет, политики приходят и уходят, а структура экономики остается. И это гораздо важнее, чем отдельные политические фигуры, хотя бывают исключения. Если мы посмотрим на последние годы, то увидим две доминирующие силы. Ангела Меркель – та, кто сохранила Европу. Трамп – пожалуй, последний из американских президентов, который пытается отсоединить американский вагон от мирового состава. Но и их время пройдет.

– Мир сегодня очень динамичен. О каких временных рамках планирования вообще можно говорить?

– Если говорить о политическом или экономическом планировании, смотреть нужно на 25 лет вперед. При таком горизонте вы будете создавать совершенно другую систему стимулов. Если Россия решит, что через 20-25 лет она хочет быть самой конкурентоспособной страной в мире, она может добиться успеха. Сначала вы принимаете решение, потом думаете, что нужно сделать для повышения производительности труда – нужно инвестировать в образование, что, например, подразумевает инвестиции в школьные программы, да даже покупку школьных автобусов; вкладываетесь в исследования, в НИОКР. В рамках одного-двух выборных циклов провести реформы невозможно, но в России руководители пока живут от выборов до выборов, у них нет больших амбиций как-то менять общество, они несут ответственность с неохотой.

Посмотрите на Китай! У страны есть цель на 40-50 лет, это и позволило ей добиться успехов на мировой арене.

– В прошлом году в «шокирующих предсказаниях» было много сказано про криптовалюты. Почему нет ни слова в этом? Среди россиян много людей, причастных к криптоиндустрии. Чего им ждать?

– Я считаю, мало-помалу биткоин дойдет до нуля. Во-первых, криптовалюта оказалась энергонеэффективной, во-вторых, непонятно, как извлечь из нее реальную прибыль. Да, биткоин очень популярен среди русских или китайцев, что объясняется страхом перед банковскими системами, SWIFT и желанием создать альтернативные пути ввода и вывода денег из системы. Получается параллельная нелегальная система, которую не признает большинство банков.

Saxo Bank экспериментирует с блокчейном?

– Конечно, но мы воспринимаем блокчейн как эволюцию баз данных. В этой технологии нет никаких сверхвозможностей. Но если вы поговорите с нашим главным операционным директором, он выскажется с большим энтузиазмом, аргументируя все большой экономией за счет использования этого инструмента.

– На презентации «предсказаний» вы сделали комплимент российскому Центробанку. Почему?

– Худшая работа в мире – глава Центрального банка. Если в отрасли все хорошо, то молодец – президент, если все плохо – Эльвира Набиуллина. На мой взгляд, руководитель российского ЦБ была ястребом чаще, чем могла бы – занимала жесткую позицию там, где ее просили действовать помягче. Два года назад были причины опустить банковскую ставку, она этого не сделала из-за регионального долгодефицита. Заметно, что нынешний руководитель ЦБ ставит интересы российской экономики выше политических амбиций. И, кажется, ей хватает смелости убеждать президента Владимира Путина и высших чиновников в своей правоте. Если бы я составлял рейтинг центральных банкиров последних лет, госпожа Набиуллина точно вошла бы в топ-3 или топ-5. Но сама по себе такая позиция не имеет никакого значения, потому что центральные банки по всему миру изживают себя. Их время прошло.

– Если перейти от шокирующих к просто прогнозам. Какие советы вы дали бы инвесторам на ближайший год? Как действуете сами?

– Во-первых, мы уходим из американских ценных бумаг и начинаем покупать акции и облигации на развивающихся рынках – китайские, южноафриканские. И снова будем входить в ценные бумаги с фиксированным доходом. В день, когда ФРС проанонсирует повышение ставок, я начну входить в бумаги с фиксированным доходом. Советую это же делать всем инвесторам. Инфляция сейчас снижается из-за стоимости энергоносителей, кредитный пирог уменьшается и дешевеет, соответственно, кредитные ставки тоже должны со временем опуститься. Поэтому мы будем входить в портфель либо акций, либо FI, которые чувствительны к процентным ставкам. Плюс у нас достаточно большая доля кэша: мы ожидаем рецессию в январе-феврале и собираемся докупить бумаги после падения. Хочу подчеркнуть, что сейчас мы фиксируем самые негативные настроения инвесторов за последние десять лет.

– С чем это связано?

– С тремя факторами: количество денег (уменьшилось), цена денег (увеличилась) и антиглобализация (усиливается).

– Видите ли вы возможность для появления новых единорогов? Достаточно ли питательна для них среда, учитывая данные о критическом сокращении кредитного пирога?

– Я думаю, мы находимся в конце цикла единорогов. Это сегодня вымирающий вид, во-первых, потому что нас ждет «зима искусственного интеллекта», которая немного заморозит технологическое развитие. Во-вторых, я считаю, что оценки этих компаний слишком завышенные. Большинство единорогов неэффективны. Например, Facebook или Netflix – где там эффективность? Какую ценность производит Amazon? Ура, я получил книгу на три дня раньше – и что? Единороги дали миру то, что он хотел. А это оказались жадность, тестостерон, безответственность и индивидуализм. Мы слишком много времени проводим в интернете и слишком мало думаем, разговариваем, ведем реальные человеческие отношения. Пришло время реноваций, а не инноваций.

– Откуда тогда придет новый импульс? В какие сферы эффективно вкладываться?

– Медицина, в том числе удаленная, искусственное оплодотворение, борьба с раком, фармацевтика, химические удобрения, разработка роботов-уборщиков и нянь для пожилых, создание экзоскелетов, стартапы, которые помогут людям дольше жить и поддерживать активность.

– То есть технологии становятся «антропоморфными»?

– Да, будет переход от количества к качеству. Нас ждет новое поколение стартапов – для качественного образования, для защиты окружающей среды.

Беседовала Анна Орешкина

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...