Интервью

Центр финансовой объективности

В нашем неидеальном мире у предприятий регулярно возникают вопросы в отношениях с банками. Особенно острым характер этих отношений становится в ситуации лишения банка лицензии, когда компании выглядят просто незащищенными — практически ничем и никем. Однако в России появился инструмент такой помощи в виде независимого «Центра защиты вкладчиков и инвесторов». По вопросам рисков для юридических лиц в их взаимоотношениях с проблемными банками мы беседуем с президентом «Центра защиты вкладчиков и инвесторов» доктором экономических наук, профессором, действительным членом РАЕН по секции «Проблемы макроэкономики и социального рыночного хозяйства» Артемом Генкиным.

— Артем Семенович, на ваш взгляд, какие наиболее серьезные риски для юридических лиц сегодня таит финансовая и банковская сфера?

— У юридических лиц на сегодняшний день достаточно много рисков, которые могут быть связаны с неустойчивой, нестабильной работой обслуживающих их банков. В первую очередь стоит отметить вот что: юридическое лицо в случае тяжелой ситуации, возникшей у обслуживающего его счета банка, никак не может повлиять на сохранность своих средств и на своевременность исполнения обязательств по платежам. И это большая проблема!

Самая банальная ситуация: юридическое лицо в рамках определенных обязательств — налоговых, зарплатных, по договорам со своими контрагентами и т.д. — передает в банк платежные поручения, банк ставит отметки об их исполнении, и юридическое лицо находится в полной уверенности, что его обязательства выполнены.

Однако у банка вдруг возникают проблемы, и эти платежные поручения он не выполняет — они поступают в так называемую картотеку, на корсчете копятся требования провести платежи, которые на самом деле не проводятся. А затем банк теряет лицензию, и все просто блокируется. При этом обязательства юридического лица остаются неисполненными: налоговые органы и фонды говорят, что до них деньги не дошли, начинают начислять пени, задолженности растут, могут быть даже какие-то санкции применены вплоть до приостановки деятельности организации. Контрагенты, не получив своих денег, тоже требуют своего, могут обратиться в суд — опять же, начисляются пени. Зарплата сотрудникам не платится, и так далее.

То же самое можно получить и с обратной стороны. Например, мы уверены, что наши контрагенты — добропорядочные партнеры и выполнили свои обязательства, подали в банк платежное поручение, чтобы расплатиться с нами. Но если их кредитная организация — банкрот, то воспользоваться своими деньгами они уже не успели, что, опять же, вызовет негативные экономические последствия для деятельности и контрагента, и нашего предприятия.

— Насколько сегодня в принципе юридические лица защищены нашим законодательством от колебаний на финансовом рынке?

— С сожалением нужно констатировать, что на сегодняшний день юридические лица практически никак не защищены. В мире встречаются примеры страхования депозитов организаций, остатков на счетах юридических лиц. Не сказал бы, что это очень распространенная система, но для нас более важно то, что отечественная модель страхования вкладов ни в каком виде юридических лиц не включает. Соответственно, в случае банкротства кредитной организации у них есть шансы оказаться лишь в третьей очереди кредиторов. Шансы получить что-либо в итоге — очень малы, при этом, как правило, возможная к получению сумма совсем не пропорциональна объемам обязательств банка-банкрота.

— То есть, на сегодняшний день компаниям приходится самим решать вопросы своей безопасности в этой сфере?

— Совершенно верно. Причем, по статистике за 2005-2013 годы по итогам банкротства почти трехсот банков юридические лица, которые попадали в третью очередь кредиторов, в среднем по России получили лишь около 12% от тех денег, которые у них оставались на счетах. То есть, один рубль из 8-9 рублей общей суммы возвращали предприятия. При этом крупнейшие банки-банкроты обслуживали десятки тысяч юридических лиц каждый. То есть, суммарно можно говорить об огромном количестве пострадавших юридических лиц.

— При этом «лопнувший» банк и «сгоревшие» деньги на счетах не являются форс-мажором и не освобождают компанию от выполнения своих обязательств перед контрагентами?

— Абсолютно не освобождают! По нынешней практике не являются исполненными обязательства организации, которая осуществила платеж в банке-банкроте, поскольку контрагент легко доказывает в судебном порядке, показывая выписки со своих счетов, что никаких денег от данного плательщика на его расчетный счет не поступало. Так и получатся ситуация, в которой две добропорядочных организации остаются в отношениях должника и кредитора, а плательщик может сколько угодно судиться с банком-банкротом, не выполнившим ее поручение. Эта ситуация для плательщика не самая лучшая: скорее всего, никакого удовлетворения он не от банка не получит, а перед кредитором ему все равно расплачиваться придется. Тем более, если кредитор — государство в лице налоговой службы или Пенсионного фонда.

— В общем, проблема объективно существует. Вы сказали, что рассчитывать следует только на себя или на того, кто может помочь. В этой ситуации, какого рода содействие юридическим лицам может оказать ваш Центр ЗВИ?

— Я считаю, что прежде всего важны две выполняемые нами функции. Первая — превентивная, когда мы можем помочь вовремя распознать приближение проблемы и обострение тех рисков, которые связаны с нестабильностью финансовой системы в целом или конкретного банка. И вторая функция — непосредственно помощь в том случае, когда все плохое уже произошло и банк, где обслуживалась организация, потерял лицензию. Тогда нужно предпринимать активные грамотные действия, чему мы можем оказать содействие.

Что касается первой функции, то в нашем Центре разработан ряд аналитических продуктов, которые позволяют оперативно и достаточно точно оценивать степень надежности кредитной организации. Причем, делать это на основе анализа большого массива данных из широкого круга публичных источников, в первую очередь — из официальной и собранной за достаточно большой срок отчетности финансовой организации, которую она сдает регулятору на системной основе. У нас в Центре накоплена огромная статистика, начиная с 2014 года и по последнюю отчетную дату, база эта постоянно пополняется (сегодня у нас самые свежие данные — по итогам второго квартала 2016 года).

Наши продукты позволяют осуществить ранжирование и получить так называемую «рэнкинговую» оценку надежности кредитной организации по нескольким сотням параметров. То есть, возможна как простая аналитика, которая показывает место банка по тому или иному показателю или по совокупности показателей в своей группе кредитных организаций, так и более сложная. Такая аналитика может ответить на вопросы о динамике финансово-экономического состояния любой кредитной организации. Это позволяет понять, куда банк движется — становится ли он менее надежным либо у нее все в порядке и ему можно доверять денежные средства.

По второй функции могу сказать следующее: наш Центр осуществляет юридическое содействие тем организациям, которые попали в нерадостную ситуацию. Мы консультируем их, помогаем максимально быстро выстроить диалог с тем, что осталось от кредитной организации, чтобы ее обязательства перед ними были по возможности выполнены.

— Можете поделиться внешними приметами, по которым следует сделать вывод, что с банком не все в порядке?

— Во-первых, советую достаточно внимательно и по возможности на постоянной основе изучать сайт Центрального банка РФ, поскольку там, хотя и не стопроцентно, но достаточно подробно отражается информация о предписаниях и ограничениях в отношении банков. И в случае, если вы находите на сайте ЦБ, например, информацию о том, что у вашей кредитной организации существует ограничение на прием вкладов физических лиц, то это повод насторожиться. Потому что, как правило, такое ограничение не появляется на пустом месте, оно является следствием нарушения определенных нормативов и косвенно свидетельствует о том, что у данной кредитной организации не все благополучно.

Второй индикатор, о котором я хочу сказать, не носит формального характера, но практика многолетних наблюдений позволяет говорить о его весомости. Речь об обычно публично объявляемой новости, что ваш банк отключили от так называемой БЭСП — системы банковских электронных срочных платежей. Казалось бы, ничего особенно плохого в том, что банк не проводит в данный момент платежи через БЭСП, нет. Это означает только то, что он отправляет свои платежные поручения в ЦБ с некоторой периодичностью, а не в режиме практически реального времени. И вроде бы ничего плохого нет в том, что ваш платеж будет исполнен в 16.00, а не, допустим, в 13.05, когда вы его инициировали.

Однако, с другой стороны, сам факт отключения банка от БЭСП в 90 с лишним процентах случаев сигнализирует о том, что было какое-то основание, и перечень этих оснований — достаточно серьезный. Это или проблема с информационной безопасностью, или отсутствие средств на корсчете банка… Все это может свидетельствовать об ухудшении финансового состояния банка.

Еще один признак — наличие неисполненных поручений, то есть — та самая картотека по корсчету, о которой мы уже говорили. А также – сообщение о наличии у банка неких технические проблем, что тоже нерадостно, поскольку нормальный банк должен обеспечивать бесперебойность проведения платежей.

Не хотелось бы говорить, что это универсальные критерии. Были единичные случаи, когда, например, банк отключали от системы БЭСП, но через день-два у него все возобновлялось, и банк это объяснял, например, запуском новой версии программного обеспечения. Но это редкий случай.

Еще один косвенный признак, что у банка может быть что-то не в порядке — появление агрессивной рекламы банка по привлечению средств населения с процентами по вкладам, заметно превышающими среднерыночные. Теоретически, это может быть вызвано чем угодно. Например, тем, что банк хочет увеличить свою клиентскую базу и таким образом идет на некоторые издержки.

Но это может быть связано и с трудностями по формированию своей ресурсной базы у банка, который таким образом пытается любой ценой набрать средства. «Рекламный» признак — неоднозначный, но когда он появляется в дополнении с другими, то это достаточный повод срочно проявить разумную осторожность.

— Можно несколько советов предприятию: что делать, если уже случилось несчастье — отозвали лицензию у его банка?

— Во-первых, нужно убедиться, что у банка действительно отозвали лицензию, потому что в последнее время применяется и такой инструмент «черного пиара» — по отношению к какому-то банку запускают слухи о том, что его лицензия отозвана, и тогда чуть ли не официально ЦБ приходится это опровергать. Но если действительно лицензию отозвали, если эта информация обнародована официальными органами, то, во-первых, надо как можно раньше уведомить своих контрагентов, которые могут осуществить платежи на ваш счет в данном банке. Потому что деньги, которые они отправят, до вас не дойдут, их судьба будет очень неопределенной. При этом контрагент в суде докажет, что он свои обязательства выполнил, но вы этими деньгами уже объективно воспользоваться не сможете.

То есть, лучше, чтобы платежи были переведены на альтернативный счет в другом банке. Если же у вас был один счет, то нужно немедленно озаботиться открытием нового счета. Эта процедура тоже не быстрая, с учетом работы банковских юристов, служб безопасности банка и так далее она может занимать от 3 до 10 дней. Соответственно, чтобы ваш производственный цикл не останавливался, лучше подумать о такой ситуации заранее.

Кредитные карточки, в том числе и зарплатные, выданные «лопнувшим» банком, как правило, прекращают работать очень быстро. Поэтому желательно известить своих сотрудников о том, что им следует, если карточки еще работают, воспользоваться всеми деньгами, которые на них есть.

Дальше нужно озаботиться судьбой денежных средств, которые были на расчетном счете организации в обанкротившемся банке. И здесь применяется разная тактика в зависимости от того, пошел данный банк по процедуре ликвидации или по процедуре банкротства. Информацию о том, какие действия и юридические процедуры начаты в отношении банка, лучше всего находить на сайте Центрального банка. Там есть раздел «Ликвидация кредитных организаций», а в нем — подразделы «Отчет ликвидационных комиссий», «Отчет конкурсных управляющих». И там очень оперативно отображается информация о событиях, которые запланированы в жизни данного банка.

Например, отчеты конкурсного управляющего о том, как идет поиск имущества, выведенного ранее из банка, какие действия предприняты в отношении его руководства, с какими результатами происходит продажа активов. Соответственно, вы можете прикинуть, есть ли у вас шансы при нахождении в третьей очереди кредиторов (и каковы они в процентном соотношении от объема остатков на счетах!) что-то получить из оставшихся у банка активов.

В течение 60 дней после публикации сообщения о банкротстве вам надо подать заявление о включении вашей компании в реестр кредиторов. Как правило, ликвидацией банка дело не ограничивается: ликвидация хороша, если у банка достаточно активов, чтобы расплатиться со всеми кредиторами, однако в большинстве случаев банки-банкроты не обладают достаточной суммой активов, поэтому запускается процедура банкротства.

Ваше заявление должно быть обоснованным. То есть, желательно приложить не в оригиналах, а в нотариально заверенных копиях документы, которые могут свидетельствовать о существовании у банка обязательства перед вами и подтверждать сумму таких обязательств. Соответственно, в течение 30 дней будет принято решение о том, включать ли вас в реестр кредиторов. Если будет принято решение об отказе во включении в реестр, то если вы уверены в собственной правоте и можете ее документально обосновать — нужно это решение об отказе обжаловать в Арбитражном суде и добиться включения вашей компании в реестр кредиторов.

На этой стадии многое зависит от ваших своевременных действий, а именно — попадете ли вы в третью очередь, где реестровые кредиторы-юрлица, или в четвертую, где также юридические лица, у которых требования есть, но которые не были включены в реестр. Как правило, если до третьей очереди еще что-то доходит, 12% в среднем они получают, то четвертая очередь получает еще на порядок меньше. Поэтому лучше все-таки оказаться в реестре.

— Если я правильно понимаю, ваш Центр готов оказать содействие, чтобы грамотно и вовремя провести все необходимые действия и помочь предприятиям попасть в реестр?

— Я бы сказал так, мы готовы помочь максимально правильно, оперативно и юридически корректно выполнить все необходимые процедуры, что серьезно повышает шансы организации на каждом этапе. То есть, с того момента, когда компания узнала, что ее кредитная организация лишена лицензии, от нее требуются достаточно оперативные и при этом нетривиальные действия. И мы готовы проконсультировать, как самим организовать эти действия, какие локальные акты возможно, необходимо в связи с этим принять, как обеспечить юридически значимое общение с контрагентами и госорганами и т.д.

Вторая стадия — общение с ликвидационной комиссией, с конкурсным управляющим, с временной администрацией банка и т.д. Это все нами тоже может быть обеспечено. Кстати, не только в случае, когда отозвана лицензия, но и в случае, когда банк еще жив, но объявлен мораторий по его операциям, в том числе — по погашению обязательств перед юридическими лицами. Эти взаимодействия — документальные, информационные, административные — мы тоже можем взять на себя или посоветовать, как их организовать. В том числе в ситуации, когда нужно обжаловать неправомерные действия по невключению в реестр, а также бороться за свои права уже после включения в реестр кредиторов.

Поскольку, опять же, не секрет, что оттого, как честно, эффективно и квалифицированно конкурсный управляющий будет осуществлять реализацию имеющихся у банка активов — уйдут ли они за три копейки, оставив кредиторов неудовлетворенными, или будут грамотно реализованы, зависит, хватит ли средств на всех кредиторов.

— Как вы оцениваете общую культуру финансовых взаимоотношений между юридическими лицами в стране? Какое место в повышении этой культуры вы отводите вашему Центру?

— Знаете, мы очень надеемся переломить ситуацию с отсутствием достаточной финансовой культуры и у юридических, и у физических лиц — клиентов кредитных организаций. Кстати, та большая работа, которую мы предприняли, чтобы ввести в обиход нашу рэнкинговую систему оценки финансового состояния кредитных организаций, надеемся, станет еще одним вкладом в повышение финансовой грамотности населения и юридических лиц.

В том числе потому, что пока зачастую решение о выборе кредитной организации принимается импульсивно, единомоментно, вслепую, опираясь на некритичное восприятие рекламных материалов той или иной кредитной организации, на некие данные или даже слухи о каких-то ее серьезных учредителях или клиентах. То есть, скорее на отдельные и глубоко субъективные факторы. Мы же предлагаем объективную основу как для принятия решения о выборе кредитной организации, так и для регулярной оценки, находится ли она по-прежнему в добром здравии и можно ли по-прежнему доверять ей свои денежные средства.

Почему мы особо выделяем рэнкинговую систему оценки финансового состояния кредитных организаций? Среднеквалифицированный пользователь (например, главный бухгалтер, или финансовый директор, или, может быть, генеральный директор юридического лица) может по своему усмотрению с нужной ему периодичностью на основе понятных базовых показателей, доступных с помощью нашей системы, осуществлять анализ состояния, в котором находится его кредитная организация. И он может в том числе принимать решение, если у него несколько расчетных счетов, о том, как перераспределять между ними средства, чтобы диверсифицировать риски. Может оценить, насколько надежные банки у его контрагентов, не пропадут ли его деньги, отправленные в качестве предоплаты по контракту. Также он может предупреждать своих контрагентов о рисках. И, наконец, может просто наблюдать динамику, проверять слухи и видеть объективную ситуацию с банками, а дальше уже самостоятельно принимать решение.

— Если можно, немножко о планах дальнейшего развития Центра…

— Дело в том, что на сегодняшний день не очень велика вероятность того, что денежные средства юридических лиц внесут в систему страхования вкладов. Отсюда очевидно, что компаниям нужно грамотнее относиться к выбору наиболее надежных банков. И, кстати, совершенно необязательно, что это должен быть исключительно Сбербанк Российской Федерации. У него есть безусловные плюсы, в числе которых и надежность, и полугосударственный характер, и сеть филиалов, но тем не менее мы считаем, что и в иных нишах существует немало добропорядочных, надежных, хороших банков.

Нужно только уметь анализировать ситуацию и состояние банков. Наша задача — сделать эти инструменты удобными и полезными. Сейчас наш Центр отрабатывает механизмы обратной связи, чтобы лучше понимать потребности целевой аудитории, в том числе — юридических лиц. Мы стараемся корректировать наши информационные, аналитические, консалтинговые продукты, чтобы они для этой аудитории были максимально полезны и удобны. В первую очередь, хочется понимать, насколько могут быть интересны и востребованы для юридических лиц услуги подобной аналитики на постоянной или периодической основе, какова нынешняя степень заинтересованности в тех или иных базовых или углубленных инструментах анализа.

Так, например, я считаю очень перспективным наш проект «Общественная приемная», который на сегодняшний день нам кажется одним из наиболее передовых каналов. Мы по соглашениям с рядом СМИ объявляем об открытии «Общественных приемных» — это те каналы связи, по которым организации, физические лица, индивидуальные предприниматели могут сообщить о возникших проблемах во взаимоотношениях с кредитными организациями. Они могут получить у нас какие-то разъяснения, информацию, экспертное мнение по всему кругу вопросов, связанных с взаимоотношениями с банками. Мы в свою очередь с необходимой периодичностью эти вопросы обобщаем и отвечаем на эти вопросы, исходя из своего достаточно богатого опыта и анализа сотен обращений клиентов, опыта судебных дел, проведенных в том числе с помощью специалистов нашей организации.

Мы выступаем за то, чтобы любые взаимодействия с банками, даже проблемные, проходили максимально конструктивно, и чтобы в этих взаимодействиях клиенты всегда получали удовлетворение своих законных требований.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.