ENG
Интервью

Положительный опыт необходимо мультиплицировать

Интервью Марины Александровны Абрамовой, заведующей кафедрой денежно-кредитных отношений и монетарной политики Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Являясь признанным специалистом банковской сферы, Марина Абрамова рассматривает проблематику состояния финансовой системы России, критерии устойчивости банков и другие вопросы, имеющие практическое значение для российских вкладчиков.

– Марина Александровна, последние два года в России не проходит и недели без отзыва ЦБ лицензий у нескольких банков. Является ли это показателем кризисных явлений в банковской системе? Вообще, в каком положении она сейчас находится?

– Действительно, вы совершенно правы, банковская система России сегодня переживает непростые времена. Только  за прошедший год Центральным банком было отозвано у банков около 100 лицензий. То есть, количество кредитных учреждений сокращается. Однако говорит ли это о том, что страна переживает банковский кризис? И если да, то, что это за кризис?

В России идут широкие дискуссии по этому вопросу. Буквально на прошлой неделе мы были свидетелями спора между руководителем Сбербанка Грефом и руководителем ВТБ Костиным на тему:  «Есть ли кризис в банковской сфере?». И в этом дискуссионном вопросе я стою на стороне господина Костина, потому, что говоря слово «кризис», надо понимать, в каких показателях он выражается: в сокращении количества кредитных учреждений или в неустойчивости банков.

Банковская система не существует сама по себе, она производна от экономики. Финансовая система не может быть стабильной, когда экономика в рецессии. А наша экономика находится именно в данном состоянии. Поэтому, на мой, взгляд, банковская система России находится в сложном положении, в состоянии низкой устойчивости, но кризиса как такового (если взять за пример кризис 1998 года), у нас, конечно, нет.

Банки сегодня более продвинуты с точки зрении регулирования, чем ранее. Само качество регулятора, качество регулирования, качество надзора за банками гораздо выше. Мы проходим очень сложный период развития нашей банковской системы, но я далека от мысли квалифицировать ее состояние как кризисное.

И важно осознавать, что от ответа на вопрос о состоянии финансовой системы России зависит степень  доверия к банкам. Если мы постоянно говорим о том, что банки находятся в кризисе, это вряд ли положительно скажется на банковской системе, с позиции как банков, так и вкладчиков.

– Каковы, по Вашему мнению, основные критерии устойчивости банков? Допустим, я, обычный россиянин, хочу открыть вклад, чем мне надо руководствоваться при выборе кредитного учреждения?

– Этот вопрос надо в каждом случае решать персонально. Но, безусловно, необходимо обладать определенным минимумом финансовой грамотности, ведь вкладывая деньги, вы фактически отдаете их на определенное время в управление кредитно-финансовой организации.

Все зависит от того, о каком типе вкладчика мы говорим. Если это агрессивный инвестор, то он будет стремиться получить высокие проценты по вкладу. Такой вкладчик, как правило, финансово грамотен и должен осознавать, что доход и риск – это две стороны одной медали. Человек хочет рискнуть, – пожалуйста, пусть выбирает процентную ставку более высокую, чем в других банках. Но с ростом ставки растет и вероятность столкнуться с банком-однодневкой, с операциями по отмыванию денег, или, например, с банком, который инвестирует средства в очень рисковые активы.

Недавний пример – история с банком «Траст», за которой было довольно интересно наблюдать. Банк предлагал очень высокие ставки по депозитам, люди ему доверяли, ну а чем все закончилось, мы с вами знаем.

Важно подчеркнуть, что наличие банковской лицензии очень косвенно говорит о финансовой устойчивости кредитного учреждения. То, что у банка есть лицензия, означает лишь то, что Центральный банк дает доступ кредитной организации на рынок. С помощью этого инструмента ЦБ регулирует деятельность и осуществляет надзор за банками, но не отвечает по их долгам.

И возвращаясь к минимизации рисков вкладчика. Первое, что ему нужно сделать, это решить, чего он хочет. Если цель – сберечь вклад, – это одно, а если получить рисковый процент по вкладу, это другое.

По большому счету, обычному вкладчику совершенно невозможно определить, является ли банк надежным или ненадежным, потому что для этого нужно обладать специальными знаниями. Хотя публичная отчетность деятельности банков сегодня открыта, нужно уметь ее анализировать. Не каждый этим может заниматься, да и, в общем-то, не стоит задачи перед вкладчиком проверять отчетность банка.

В итоге, если выстраивать приоритеты в действиях, необходимо:

– понимать, что вы хотите получить от банка;

– «включить голову», анализируя, что в данный момент происходит с банком;

– и, возможно, получить консультацию специалиста, в том числе, Центра защиты вкладчиков и инвесторов.

– Марина Александровна, с Вашей точки зрения, сочетание агрессивной рекламы банка и обещаний повышенных процентов, является ли поводом тщательнее присмотреться к банку и к тому, что он предлагает?

– Конечно. Вы здесь абсолютно правы, потому что банки, выстраивающие очень агрессивную рекламную компанию, практикующие агрессивный маркетинг находятся в зоне повышенного риска. Правда, обнадеживает, что мы сегодня живем при достаточном уровне финансовой грамотности населения, в отличие от 90-х годов, когда банки предлагали до 800% годовых, а фонды и до 1000%. При этом и вкладчики и инвесторы были уверены, что раз написано на бумаге, то значит, совершенно точно проценты будут получены. Сегодня таких иллюзий ни у кого нет. Более того, агрессивная реклама все больше раздражает обычного человека. И все же я вновь подчеркну, что при принятии финансовых решений надо максимально задействовать свои навыки и знания в сфере финансовой грамотности.

– Сейчас на рынке представлен широкий спектр банковских услуг, в которых довольно сложно сориентироваться. В чем здесь может помочь Центр защиты вкладчиков?

– Я хочу отметить, что Центр защиты вкладчиков и инвесторов не аффилирован ни с какими банками. Обратите внимание, что когда вы приходите в кредитное учреждение за консультацией, скорее всего, банк начнет вам представлять только лучшую сторону своей деятельности. Естественно, пытаясь привлечь вас вкладом.

Серьезные преимущества Центра состоит также и в том, что знания юристов и экономистов, которые работают в нем, достаточны для того, чтобы провести грамотную консультацию. Все остальное, это личное отношение – вас никто не будет тянуть за руку, привлекая в какой-то банк. Более того, сотрудники Центра делают очень интересные независимые рейтинги банков. Они могут вам помочь от чистого сердца сделать так, чтобы ваше вложение средств было менее рискованным.

Но риски, конечно, всегда будут. Важно понимать, что банк – это особое предприятие, кредитная организация, которая работает за счет чужих денег. Оно рискует не своими, а вашими деньгами. Но с другой стороны, наша финансовая система – это банкоориентировнная система, то есть вложить свои собственные заработанные деньги большинство наших людей могут только в банки. Поэтому так остро стоит проблема вкладчиков.

– Но, если предупрежден, значит, вооружен…

– Конечно, и «вооружиться» неким набором знаний в этой ситуации Центр защиты вкладчиков и инвесторов вам поможет.

Если же вдруг что-то происходит с банком, скажем, идет процедура отзыва лицензии или финансовой санации со стороны ЦБ, помощь Центра также будет нелишней. Ведь когда человек просыпается и видит заголовок в газете, что у его банка отозвана лицензия, он, естественно, впадает в состояние паники. И в данном случае способность принять правильные и, что очень важно, своевременные шаги, совершенно неоценима.

– А в чем Вы видите помощь вкладчиков в виде обратной связи для Центра защиты вкладчиков и инвесторов? Может быть оказание помощи вкладчикам на основе опыта других вкладчиков?

– Прежде всего, любая организация работает как дорога с двусторонним движением. Плохие отзывы или нарекания к организации распространяются как инфекция. И, наоборот, если организация оказывает квалифицированные услуги, опыт решения вопросов вкладчиков одних банков будет актуален и для других вкладчиков. Другое дело, что негативная информация распространяется быстрее, это видно на примере отзывов об отелях, о которых, в основном пишут те, кто недоволен. Поэтому желательно, чтобы вкладчики, получившие добросовестную услугу, сообщали о ней.

Мы настроены доброжелательно, на то, чтобы помочь людям. Поэтому тоже надеемся, что позитивная информация от нас будет мультиплицироваться.

– Скажите, а как вы оцениваете финансовую грамотность людей разных поколений? Существуют ли сильные и слабые стороны финансовой грамотности, связанные с возрастом? Например, молодые люди легче осваиваются с техникой, может, они так же легко воспринимают и новые банковские продукты? А люди старшего возраста медленнее воспринимают технические новшества, однако эта тенденция меняется и они становятся все более «подкованными» во всех современных видах услуг.

– Вы правильно сказали, что современные люди пенсионного возраста, все легче осваиваются с цифровой техникой. И они при необходимости хорошо осваивают новые продукты и в банковской сфере. Но их отличает важный психологический момент – они боятся, что может повториться кризис.

Читая лекции нашим достаточно продвинутым в сфере банковских услуг студентам, я, рассказывая о кризисе 98-го года, в какой-то момент поняла, что юноши и девушки абсолютно не понимают, о чем я говорю. Потому что они это не пережили. С таким же успехом им можно рассказывать про революцию 1917 года, про наполеоновское нашествие – это все было давно, для их понимания. Их стиль жизни: здесь и сейчас.

А у людей старшего возраста есть опасения того, что может начаться кризис, и что опять мы что-то потеряем. Ведь так было не единожды. В первый раз в начале 1990-х годов. Потом – 1995-й год, внутренний, межбанковский кризис. Дальше – 1998-й год. Потом летний межбанковский кризис 2004-го года, когда ничего негативного в самих банках не происходило, но люди начали снимать со счетов деньги. Это был, действительно, кризис доверия…

У молодых людей сейчас достаточно высокие амбиции. Как правило, для тех из них, кто инвестирует деньги, риск уходит на второй план. Для них самое главное – это доход, который они хотят получить.

Конечно, если рассматривать ситуацию в целом, у людей пенсионного возраста иногда не хватает финансовой грамотности. Они не знают новых банковских продуктов, например, банкирам приходится им долго рассказывать, что в этой сфере придумано нового. А молодые вкладчики, напротив, знают, что такое ДПО, какие махинации производятся с картами, и так далее, но у них нет осторожности, они «не набили шишек», и считают, что в отличие от своих родителей, точно будут гениальными вкладчиками.

Я это вижу по своим студентам. Они на первом-втором курсе активно играют на Форексе. А начиная с третьего курса, когда их спрашиваешь про Форекс, отвечают, что с ним все понятно. Студенты уже прочувствовали этот риск, приобрели собственный опыт. С банковскими вкладами, конечно, так быстро ничего не происходит, тем более опыта кризисов у молодых людей, нет.

Как соединить это разного уровня понимание поколений? Думаю, это сделать нереально. Вы не можете слить воедино опыт человека, который прожил долгую жизнь и неопытность молодых людей. Все равно молодежь вам не поверят, каждый учится на своих ошибках.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.