ENG
Добавить в избранное
Интервью, Технологии, Финансы

Цифровизация: прибыль или расходы?

В условиях пандемии от IT-индустрии экономика ждет настоящего прорыва. Все больше компаний перестраивают свой бизнес так, чтобы участвовать в технологической трансформации всех секторов экономики. О новых тенденциях на IT-рынке мы беседуем с Денисом Бурлаковым, основателем и владельцем Osnova и RBK.money, чья финтех-компания решила изменить бизнес-модель и сделать своим приоритетом разработку цифровых решений для бизнеса.

Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

— Рынок IT кажется перегретым, на нем огромная конкуренция, как и почему вы решились ввязаться в эту битву?

— Этот год проходит для нас под знаком трансформации бизнес-модели. В условиях пандемии от IT-индустрии экономика ждет настоящего прорыва. Каждый день мы становимся свидетелями того, как изменяется финансовая сфера — банковский рынок и рынок электронной коммерции. Подчас уже невозможно распознать, что первично: так переплелись сегменты друг с другом. Причем одновременно все меньше ценится универсальность. Наоборот, сконцентрированность на углубленных решениях позволяет IT-компаниям построить понятную и привлекательную бизнес-модель.

Разработка передовых технологических продуктов всегда была нашей сильной стороной. Поэтому для себя мы определили, что технологическое цифровое партнерство и разработка цифровых решений для бизнеса (в том числе платежного) должны стать нашим стратегическим приоритетом.

— На каких именно решениях будет основываться ваша специализация? Почему ваши компетенции сосредоточены именно в них?

— Раньше и IT, и расчетная составляющая были для нас равноценны, мы давали бизнесу комплексный продукт 2-в-1. Но сейчас мы выходим на новый уровень, который предусматривает выделение IT-составляющей в независимую, отдельную сферу. Первый шаг к трансформации мы сделали год назад, когда показали рынку свой процессинг на базе открытого ПО, распространяемый по модели Open Source Software. С его помощью любые компании, банки, ритейл могут оперативно развернуть платежную платформу без затрат на разработку собственного платежного решения.

Сегодня мы вынесли этот продукт за рамки нашего платежного сервиса и выстраиваем вокруг него отдельный IT-бизнес под брендом Osnova, где выступаем как технологический цифровой партнер, который на базе своей разработки выстроит для клиента кастомизированную платежную инфраструктуру. Мы будем совершенствовать и дополнять этот продукт новыми опциями, повышать кастомизацию, учить наших клиентов работать с данными, создавать новые клиентские пути.

Сервис RBK.money продолжит работать на рынке e-commerce как платежный провайдер, в качестве IPSP, то есть предоставлять свою технологическую базу для расчетов.

— Будет ли у Osnova синергия с RBK.money?

— Синергия присутствовала изначально, еще с 2015 года, когда наши разработчики написали с нуля платежную платформу. Это было наше собственное внутреннее высокотехнологичное решение: процессинг для приема и обработки платежей, на котором работал платежный сервис RBK.money. Около года назад мы вышли с этим продуктом в open source — полностью открыли исходные коды и сделали их свободными, доступными и бесплатными для любого человека в интернете. Раньше, чтобы сделать свою платежную платформу, нужно было за огромные деньги покупать софт, разработанный сторонней компанией. Теперь вы можете зайти в интернет, скачать исходники и создать свою платежную платформу на базе нашего кода. На финансовом рынке альтернатив нашему решению просто не существует.

В результате трансформации нашей бизнес-модели, о которой я уже говорил выше, мы выделили ее составляющие в самостоятельные, независимо развивающиеся бизнес-направления: платежное (RBK.money) и технологическое (Osnova). Поэтому неизбежно между этими двумя брендами будет продуктовая синергия, а по сути, это будет один синергетический продукт, который мы планируем масштабировать и развивать в единой связке, в партнерстве, прежде всего с банками.

— В каких сферах бизнеса еще наблюдается нехватка цифровых решений?

— Все сферы экономики, в которых до сих пор неэффективно распределены человеческие ресурсы, нуждаются в цифровых решениях. Прежде всего это государственное хозяйство. Традиционно в данной области много времени и сил тратится на организацию бумажного документооборота — эта проблема особенно чувствительна на местах в регионах. Не сказала еще своего веского слова цифровизация в сельском хозяйстве. Переход к безотходным технологиям, моделированию экологических систем, автоматизации принятия решений и электронная коммерция приблизят цифровое время. Перспективы цифровизации безграничны. Сейчас она все еще находится на начальной стадии, по крайней мере в нашей стране. Оптимизировать текущую деятельность субъектов экономики рано или поздно придется.

— Какие бизнес-процессы еще ждут цифровизации?

— 2021 год во всех сферах бизнеса пройдет под знаком оптимизации бизнес-процессов. Прошлый год и пандемия нам очень ясно показали, что лишние «косты» в случае любого форс-мажора могут стоить компании не просто прибыли, а жизни. Поэтому бизнес будет стремиться в первую очередь оптимизировать всю свою текущую деятельность. И здесь ключевыми станут цифровые решения, которые помогут это сделать: программы для удаленной работы, совместной командной разработки продуктов и услуг, решения для продаж и оплаты в интернете, автоматизации процессов в целом.

Еще в 2021 году нас ждут новые интересные цифровые разработки в направлении customer journey — клиентского пути и поведения. Компании, которые смогут предложить клиенту максимум пользы в несколько кликов и по привлекательной цене, окажутся в выигрыше. В 2020 году мы увидели бум экосистем: «Яндекс», Mail.ru, «Сбер», «Тинькофф» стали развиваться по этому пути, собирать комплекс сервисов из разных сфер для своих клиентов. Сейчас уже довольно сложно конкурировать в плане продуктов — уникальных идей на рынке мало, когда появляется что-то действительно новое, оно очень быстро копируется. Поэтому в текущем году мы увидим дальнейшее развитие экосистемных приложений в формате super app и активную работу с уже имеющейся клиентской базой.

Это будут в первую очередь программы лояльности самого разного вида: в сервисах В2В и В2С, внутри экосистем и внутри отдельно развивающихся компаний. Потому что работа со своей аудиторией практически всегда требует меньше затрат, чем привлечение новой, тем более в условиях жесткой конкуренции. В этом смысле эффективное управление customer journey станет очень ценным, именно здесь нас ждут новые цифровые решения и подходы.

Наращивать технологические «скиллы» будет и офлайн-бизнес: ритейл, промышленность и производство, медицина, образование. В первую очередь мы увидим решения, которые помогут максимально автоматизировать процессы и сократить численность персонала, увидим роботизацию производства, внедрение элементов искусственного интеллекта, управление цепочками поставок с помощью онлайн-сервисов. На этом этапе выиграют те компании, которые смогут перевести свои процессы в цифру без потери качества и удобства для своих клиентов.

— Кто будут ваши клиенты в первую очередь?

— Компания Osnova будет развиваться по двум стратегическим направлениям. Первое направление представляет наш флагманский продукт, платежный процессинг на базе открытого кода… В дальнейшем к процессингу будут добавляться новые опции и возможности, а продуктовая линейка будет расширяться. Сейчас мы ведем переговоры с крупными банками, платежными системами, компаниями из сферы ритейла, которые заинтересованы в использовании программного продукта. Второе — разработка проектов в сфере цифровизации, создание IT-инфраструктуры для бизнеса из разных отраслей, в частности ритейла, спортивной индустрии, промышленности.

— Как вы оцениваете перспективы цифровизации в России в 2021 году?

— В ходе исследовании Digital IQ 2020 Russia от PwC и ABBYY были опрошены топ-менеджеры сотни крупнейших компаний относительно перспектив цифровизации их бизнес-модели. Вопрос был всего один: как продвигается цифровизация? Оказалось, 72% опрошенных руководителей тратят на цифровизацию от 5% до 10% годового дохода. В принципе, этого достаточно для перехода в цифру. Но эти топ-менеджеры ждут быстрой отдачи от вложений. Большинство из них надеется, что следом за внедрением в их ежедневную деловую деятельность цифровых технологий придет сокращение расходов (59%), обозначится рост конкурентоспособности продукта (49%), начнется рост доходов (48%). Лишь некоторые не ожидают увеличения прибыли (46%). За этими цифрами я увидел стремление указанных руководителей, не прикладывая усилий, поймать золотую рыбку. Именно это поражает больше всего.

Впрочем, записывать всех этих людей в разряд забронзовевших ретроградов я бы не стал. В России цифровые технологии чаще всего ассоциируются с интернетом и персональным компьютером. А достижения в этой области создают впечатление, что здесь все происходит быстро.

На самом деле так бывает не всегда. Есть сферы, где многие процессы развиваются стремительнее традиционных сегментов. Например, в онлайн-торговле. Там цифровая воронка продаж в силу стремительности обмена информацией раскручивается быстрее и эффективнее, но не отменяет общепринятых законов коммерции.

По существу, перевести какой-то процесс на цифровые рельсы означает обновить основные средства производства. Скажем, обновленная производственная линия в состоянии будет повысить производительность труда в полтора раза, при этом из сэкономленного сырья позволит создать еще два-три наименования новой продукции. Выгода очевидна. Но понять это можно будет не сразу, а только по завершении пары полноценных производственных циклов. То есть — небыстро.

Мое мнение: любая цифровизация — это не обязательно быстро. Но обязательно по-другому. А это означает, многое предстоит делать по-новому: думать, планировать, подсчитывать. Цифровизация — прежде всего модернизация мышления. Предстоит трансформировать его от желания просто заработать к стремлению нарастить ценность.

— Вы обещаете своим клиентам сокращение костов. За счет чего в первую очередь цифровизация дает экономию, какие из сокращаемых костов самые большие?

— Во-первых, сокращение костов может идти за счет перевода в цифровые сервисы максимального количества бизнес-процессов (документооборота, коммуникаций, найма и т.д. ) и высвобождения человеческих ресурсов. В этом оптимизация станет девизом бизнеса как минимум в ближайшие пару лет.

Во-вторых, надо учитывать возможности гибкости: перестроить цифровые процессы можно как конструктор — это быстрее и проще, чем перестраивать традиционные «физические» истории. Вспомните пандемию: рестораны, которые смогли быстро запартнериться со службами доставки и переориентироваться на модель «темных кухонь», прекрасно пережили карантин.

В-третьих, это возможность соответствовать вызовам времени и быть в авангарде индустрии: цифровая сфера сейчас на острие всех трендов, и бизнес, который активно включился в этот процесс, получает преимущество перед теми, кто пока к цифровизации не готов.

Если говорить про цифровизацию банковского бизнеса, этот процесс и максимальный переход в онлайн — залог сохранения прибыльности и маржи. Вопрос маржинальности стоит сейчас достаточно остро: процентные ставки относительно невысоки с учетом невысокой ключевой ставки, платежеспособный спрос в условиях снижения доходов населения сокращается. Соответственно, снижаются доходы банков.

В-четвертых, переход на цифровые сервисы позволяет снижать операционные расходы: сокращает затраты на аренду и обслуживание физических отделений банков, на персонал, брендирование и полиграфию и т.д. Сниженные расходы в свою очередь не так сильно съедают и без того (относительно прошлых лет) невысокую маржу. Яркие примеры на рынке — «Тинькофф» (который год поражает своей прибыльностью за счет мощной экспертизы в цифре, в которую вкладывался с самого начала работы), «Точка», TalkBank.

— Каковы, по вашей оценке, на этом рынке место и роль ПО с открытым исходным кодом?

— Долгие годы коммерческий сектор почти не использовал open source software, ориентируясь на закрытые решения, применение которых гарантировало прибыль от продаж самого коробочного продукта и обслуживания. Но сейчас ситуация меняется: бизнес приходит к тому, что открытый код — это удобная гибкая база для разработки коммерческих решений в самых разных областях.

Курс на открытое ПО — мировой тренд. В недавнем исследовании аналитики из McKinsey & Company отмечали, что даже для больших компаний важным фактором успеха и роста стало внедрение открытого кода и переход из категории пользователей в категорию разработчиков своего отраслевого ПО. Даже мастодонты рынка, такие как Facebook, LinkedIn, Spotify и Uber, открывают код части своего ПО. В современных реалиях держаться за насиженное место — значит находиться в заведомо проигрышной позиции.

В России тренд на открытое ПО также набирает обороты. Например, в рамках ПМЭФ-2021 состоялась сессия «Open Source в России: быть или не быть?». Там прозвучало, что уже в ближайшие 2–3 года доля open source превысит долю проприетарного кода: соотношение будет примерно 44% на 30% по основным продуктам. Наиболее успешные компании в своих разработках опираются на open source: это и «Яндекс», и Mail.ru, и другие лидеры рынка. Но и те, кто раньше был максимально закрыт и использовал только однотипные решения — банки, нефтяные компании, сложные технологические компании, также переходят на open source. Появилась информация, что Минцифры совместно с ИТ-компаниями к сентябрю разработают стратегию развития в России программного обеспечения с открытым кодом.

В этом смысле мы уже сильно отличаемся от других участников финансового и IT-рынка: исходные коды нашего процессинга Osnova лежат в открытом доступе, их может взять любая компания и развернуть на базе нашего решения свою платежную инфраструктуру. И мы не боимся его открывать. Мы считаем, что будущее финтеха и в целом индустрии — за решениями на открытом ПО. Сейчас у компаний фактически нет выбора: или ты платишь большие деньги вендору за решение плюс за каждую доработку, или вкладываешься в собственную разработку, которая в таком объеме может быть тебе не нужна. Мы решили эту ситуацию исправить и предложить альтернативу: решение на открытом ПО плюс при необходимости — экспертиза по установке, настройке и доработке.

У открытого ПО, помимо гибкости, есть ряд других важных преимуществ. Например, безопасность. Разработки на открытом ПО, несмотря на некоторые предубеждения, безопаснее закрытых коробочных продуктов. Закрытые системы небезопасны хотя бы потому, что опыт и квалификацию одной команды сложно сравнить с экспертизой тысяч программистов со всего мира. Open source — результат работы не просто группы разработчиков, а огромного коллектива авторов и пользователей. На деле это означает, что код подвергается более тщательным проверкам и анализу, чем это могла бы себе позволить обычная компания-разработчик. Еще одно ценное качество открытого кода — динамичность. Оперативная доработка, возможность быстро подстроиться под изменившийся рынок дают бизнесу большое преимущество.

Беседовал Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья