ENG
Интервью, Это интересно

Валентин Красногоров: Драматургам требуется профсоюз

В конце декабря минувшего года в Москве в Доме журналиста состоялся Учредительный съезд новой общественно-профессиональной организации — Гильдии драматургов России. Председателем её избран глава редакционного совета «Литературной газеты» писатель Юрий Поляков, его первым заместителем — известный российский драматург Валентин Красногоров. Валентин Самуилович пояснил в беседе с корреспондентом «Инвест-Форсайта» основные мотивы создания гильдии, а также общую проблематику творческого труда литераторов, пишущих для театральной сцены, в том числе защиту их экономических прав. 

Одиночка успеха не добьется

— Как известно еще с азов школьного курса литературоведения, драма — один из базовых родов литературы и, если шире, культуры. В то же время не секрет, что драматурги, профессионально знающие, что такое диалог, в своем собственном, житейском диалоге с главным объектом приложения своих творческих сил — с театром, как ни парадоксально, далеко не всегда оказываются в выигрышном положении. Что вы думаете по этому поводу? 

— Да, диалог «театр — драматург» — это, к сожалению, диалог неравных. Театр является крупным учреждением, на стороне которого большая группа людей, штаты, бюджет, пресса. А драматург — это по определению одиночка. Он ничем не руководит. У него, как правило, нет почетных званий и наград; ему не дают «масок» и «софитов», он не престижный и не медийный, не получает субсидий и, по сути, для Министерства культуры не существует. Театры сильны сами по себе, но еще они спаяны в СТД — мощную организацию со штатами и огромным бюджетом. Режиссеры объединены в свою Гильдию. И пока драматурги борются за свои права и статус в одиночку, каждый сам за себя — они обречены, в массе своей, на неудачу.

 — Исходя из этого, просто назрело появление (причем именно снизу) действенного профсоюза авторов пьес в виде гильдии. Вы и ваши коллеги что определили в качестве ее первоочередной задачи? 

— Нужно прежде всего объединить под своим крылом как можно большее число драматургов страны, независимо от их литературной, театральной и политической позиции. Мы объединяемся на чисто профессиональной основе и для защиты общих «цеховых» интересов. При этом каждый волен писать, о чем хочет и как может. Идеологию, личные симпатии и антипатии надо оставить для других полей сражений. Только если основная масса драматургов будет действовать вместе, можно чего-то добиться.

На учредительном форуме настойчиво проводилась мысль, что «статус драматурга низок, как никогда». Вы как человек, пьесы которого с успехом шли и идут в России и за рубежом, досконально знающий «кухню» взаимоотношений драматурга и театра, сможете этот тезис проиллюстрировать?

— Постараюсь для наглядности рассказать об этом аспекте, задавая вопросы и сам же на них отвечая. Участвует ли драматург в репетициях? Практически никогда. Режиссер, актеры, художники, композитор, музыканты, завлит, завпост — все они могут и даже должны присутствовать на репетициях, участвовать в рождении и создании спектакля с первых минут работы над ним. Только автору, драматургу, который лучше других знает смысл пьесы и характеры персонажей и который может внести большой вклад в улучшение спектакля и пьесы, почему-то дозволяется увидеть лишь полностью готовый спектакль, когда изменить уже ничего нельзя. Нет никаких юридических актов, закрепляющих право драматурга присутствовать на репетициях. Да театр может попросту и не пустить его. Советуется ли с ним театр о выборе режиссера, художника, актеров, всей творческой команды? Никогда. Поддерживает ли с ним режиссер контакт во время работы над спектаклем? Никогда. Считаются ли с его мнением по трактовке спектакля? Никогда. Относятся ли бережно к его тексту, спрашивают ли разрешения на изменения, сокращения и добавления? Вопреки закону и этике, никогда. Приглашают приехать на премьеру? Да, иногда (нечасто).

Однако его присутствие не может послужить главной задаче и единственно нужной цели — улучшению спектакля, который уже сверстан, и менять его за день до премьеры и тем более после премьеры никто не будет. Вообще, сообщают ли драматургу театры о премьере? Даже это — далеко не всегда. Оплачивают ли достойно его труд? Редко. Присылают ли видеофайлы спектакля, афиши, рецензии? Почти никогда. Существует ли эффективный юридический механизм защиты прав драматурга? Нет. Любят ли театры, в принципе, ставить современных драматургов? Нет. В резюме уже сам собой напрашивается вопрос: выигрывают ли театр, драматург и зрители, отечественная культура от такого положения? Ответ — нет. Никто из них.

Право на полуфабрикат

— Последствия этой ничем не оправданной дискриминации понять несложно…

— А кого нам винить в этом униженном положении драматургов? Театры? «Власти»? Нет, только самих себя. Надо уметь бороться за свои права, а делать это можно только коллективно. Появление Гильдии повысит статус профессии. Если подобного не будет сделано, то кризисные явления в театре, которые признают все, и (условно) традиционалисты, и авангардисты, будут только нарастать. В последние годы театроведы и режиссеры всё активнее муссируют идею «постдраматического театра». Драматургу снисходительно напоминают, что театр имеет право на «сотворчество», что автор спектакля — режиссер, а не драматург, что драматург отдает театру «текст», а остальное его не касается, он не понимает специфики театра, а текст пьесы — всего лишь полуфабрикат и т.п. 

«Библией адептов» этого учения является известная книга немецкого театроведа, историка и теоретика современного искусства Ханса-Тис Леманна. Вот как он изложил суть этой новой формы театра:

«Речь идет об исключительно опасном театре: ведь он порвал со многими условностями. Тексты не отвечают ожиданиям, с которыми обычно подходят к драме. Во многих случаях в представлении сложно уловить вообще какой-либо смысл, установить какую-либо последовательность значений. Образы больше не иллюстрируют сюжет. К тому же, стираются границы жанров: сливаются танец и пантомима, музыкальный и драматический театр. Концерт и спектакль превратились в форму театрализованных концертов и т.д. и т.п. »

Но, опять-таки, начало этих негативных процессов коренится в уничижении понятия и социального статуса драматурга.

Автор пьесы в положении Золушки

— Давайте остановимся непосредственно на хлебе насущном для современных драматургов. Как проявляется необеспеченность современных (или потенциальных) Островских и Чеховых правами на то, чтобы в условиях рынка достойно зарабатывать себе на жизнь — наравне с преподавателями вузов или хотя бы журналистами? 

— Драматург сегодня всегда первый, на ком экономят. И последний, кому платят. Часто не жалеют средств на костюмы, декорации, режиссеров, на постпремьерные фуршеты, только не на нормальную оплату труда драматурга! Даже выторгованный гонорар платят иногда с задержкой, а то и вообще не платят в уверенности, что он не станет судиться. Путем разных комбинаций с билетами и отчетами в РАО театры еще более снижают гонорар. Работа драматургов не учитывается при расчете пенсии (хотя налоги с них берут исправно).

— А в юридическом плане?

— И тут положение, мягко говоря, далеко от совершенства. Авторы в большинстве своем не знают, как заключить договор с театром. Что еще более странно, театры тоже в массе своей не знают, как его правильно составить; а уж если он есть, то не спешат добросовестно его выполнять. Типовые договора такого рода отсутствуют. Между тем, в европейских странах они разработаны и действуют, обладая для театров обязательной силой.

Далее, театры практически никогда не посылают авторам распечатки с отчетами о количестве сыгранных спектаклей и сборах. Вовсю распространены плагиат и контрафактные постановки. Гильдии в самое ближайшее время в срочном порядке потребуются юристы — специалисты по авторскому праву. Никуда не годится, что в такой огромной стране, как Россия, почти отсутствуют юристы, способные на деле защитить авторские права. Кстати, количество судебных дел в этой сфере можно пересчитать по пальцам. При этом и самим драматургам не помешало бы иметь представление о законодательстве в области авторских прав, и Гильдия тут может существенно помочь. По большому же счету, необходимо добиваться кардинального изменения в законодательстве и юридической практике в области авторского права.

— Вы упомянули РАО (Российское авторское общество). Насколько не использован потенциал взаимодействия с ним?

— РАО хоть и называется «авторским», на деле таковым не является. Оно занимается преимущественно сбором гонораров (и не всегда очевидно, в чью пользу). Драматургия и драматурги — лишь второстепенная сфера деятельности РАО. Продвижение современных пьес практически не входит в его цели, экономическое положение драматургов его не заботит, а творческая составляющая и вовсе равна нулю. Сейчас РАО находится в состоянии кризиса, вызванном коррупцией и неспособностью организовать работу. При этом оно практически принуждает и театры, и авторов заключать договора только через РАО, что противоречит закону. Отношения с РАО надо полностью перестроить.

Создание собственного авторского агентства — очень сложная задача, но надо ставить это одной из возможных целей Гильдии.

— Продвижение современной драматургии — насколько эта функция, всегда актуальная для любого театрального автора, по силам новой Гильдии?

— Нужно прежде всего признать: театры мало и неохотно ставят современную драматургию. Однако следует выступить категорически против «силового внедрения» современной драматургии в театры. Постыдно, если наши пьесы, даже хорошие (тем более плохие), будут ставиться по приказу сверху. Есть и другие методы стимулирования театров и пропаганды драматургии, и их надо реализовать.

Новая структура — не только в виртуальном пространстве

— Одним из выходов здесь, на мой взгляд, может быть составление своей библиотеки пьес. Также было бы правильно создать и постоянно поддерживать свой сайт, свои страницы в социальных сетях. Это задача непростая, несмотря на кажущуюся легкость её технического решения при сегодняшнем всеобщем доступе к соцсетям. Надо привлечь внимание к современной драматургии завлитов (роль которых с помощью Гильдии должна быть резко повышена), режиссеров, актеров, театральных вузов, библиотек (с их читательской аудиторией и театральными залами) — наладить с ними контакты. А также проводить конкурсы, фестивали, читки, эскиз-спектакли. Должна быть современная, мобильная служба PR и рекламы. Не исключено и создание собственной издательской группы.

В содержательном же, более глобальном, отношении нужно менять предвзятое отношение театрального мира к современной драматургии. Неоценимую роль тут могут сыграть, конечно, критики. Но для этого требуется серьезное расширение базы экспертов в области драмы и театра, фактическая демонополизация ныне существующей театральной критики.

— Организационная работа и расходы на неё — понятно, что на одних благих пожеланиях формирование Гильдии и, тем более, последующую защиту творческого контингента не выстроишь. С чего, на ваш взгляд, целесообразно начинать?

— Во-первых, опережая вопрос, скажу, что Гильдии не нужно самоустраняться и от подготовки нового поколения драматургов. Надо проводить мастерские, лаборатории, выездные мастер-классы, семинары. Лучше делать это вместе с театрами. И новых драматургов должны воспитывать не только критики и теоретики (это тоже важно), но и сами драматурги.

А по оргработе… Да, безусловно, Гильдии понадобится и аппарат. В этих целях организации нужны будут серьезные средства, — в частности, помещения для работы, небольшие залы (по крайней мере в Москве и Петербурге) для встреч, читок, репетиций, спектаклей, показов, презентаций. Без господдержки — особенно на первых порах — здесь не обойтись. Поэтому надо выстраивать контакты с федеральной, местной, региональной и другими системами учреждений культуры, а также с РАО, СТД и возможными спонсорами. На данном этапе эти отношения сейчас конфликтные или никакие. Это вовсе не означает, что перед властью надо выслуживаться и т.п. До власти, независимо от политических флуктуаций, нужно суметь донести важность возрождения отечественной драматургии как задачи национального значения. Ведь вдумайтесь: государство поддерживает десятки тысяч школ, библиотек, музеев, проектов, конкурсов и фестивалей. Самый «рядовой» театр получает от государства в год не менее 100 млн рублей, а иные театры — и миллиарды. Так не будет ничего зазорного и невозможного в том, если государство найдет необходимые субсидии и для Гильдии драматургов. Бесспорно, очень значима поддержка и частных спонсоров, если найдутся лица и организации, понимающие первостепенное значение драматургии для формирования нравственного облика нации. Это явилось бы достойным вложением. Бизнес иногда поддерживает театры, но никогда — драматургию. В определенной степени это объяснялось тем, что раньше у драматургов и организации как таковой не было. Теперь — есть.

Беседовал Алексей Голяков

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья