ENG
Инвестклимат, Интервью, Стартапы

Юрий Сапрыкин: «Сколково» расширяется до территории России

Минувшим летом в силу вступили изменения в закон «Об инновационном центре «Сколково», которые отменили территориальные ограничения для компаний, потенциальных участников проекта. Чтобы стать полноценным резидентом и получать льготы в полном объеме (например, по налогу на прибыль и имущество и пр.), еще недавно проекту было необходимо зарегистрироваться на территории инновационного центра. Сейчас ситуация изменилась — резидентом «Сколково» можно стать, не покидая родной регион. О том, как выстраивается работа с проектами из регионов по новым правилам и станет ли проектам проще получить резидентский статус, «Инвест-Форсайту» в ходе международного форума «Открытые инновации» рассказал Юрий Сапрыкин, вице-президент по региональному и международному развитию Фонда «Сколково».

Юрий Сапрыкин: «Сколково» расширяется до территории РоссииПо новым правилам

— Юрий Александрович, расскажите, почему изменилась концепция работы «Сколково» с регионами?

— Когда «Сколково» задумывалось как территория с соответствующей инфраструктурой, университетом, школой, с сердцем нашей инновационной системы — Технопарком, был план собрать на территории перспективные проекты, как начинающие, так и действующие. С одной стороны, такой подход позволял помогать стартапам работать в интенсивном режиме, а с другой — создавал возможности для синергии между проектами. Если, например, участники биомед-стартапа, разрабатывающие современный хирургический скальпель, пьют чай в кафе с коллегами из кластера, разрабатывающего инновационные материалы, есть шанс создать самый инновационный скальпель в мире. Эта логика успешно сработала: сегодня Технопарк и другие офисные пространства «Сколково» заполнены на 100%. Но несколько лет назад стало ясно, что компаний в стране значительно больше, чем сможет вместить наш инновационный центр.

Более того, не каждой компании из региона это необходимо, особенно на начальных этапах развития или исходя из особенностей материально-технической базы. К примеру, компания во Владивостоке занимается аквакультурой, она ведь просто не сможет у нас трепанга выращивать! Поэтому далеко не всем компаниям нужно физически присутствовать в инновационном центре «Сколково». Стало ясно, что не стоит законодательно ограничивать резидентство строгими рамками, и было принято решение о снятии территориальных ограничений. Оно было одобрено на законодательном уровне Государственной Думой и подписано президентом РФ.

— Что стало самым важным изменением в работе со стартапами?

— Компаниям больше не обязательно физически переезжать в «Сколково», регистрировать здесь юридический адрес, перевозить штат проекта. Сейчас у них есть возможность вести исследования, разработки и развиваться в тех регионах, где они родились и растут. Это не значит, что на определенном этапе они не переедут к нам в «Сколково» или даже в другую страну. Вполне реально иметь лабораторию в Новосибирске, а отдел продаж в «Сколково», возможны самые разные варианты. Но самое базовое ограничение, согласно которому компания была обязана находиться и осуществлять свою деятельность в «Сколково», иметь здесь юридический адрес, мы сняли.

Сегодня идеология «Сколково» — это не только территория, это уже большой федеральный проект, который вбирает в себя все технологические компании страны. И нам бы хотелось помочь всем, кто сегодня находится в регионах, а еще лучше, чтобы работа, которую мы проводим совместно с регионами, приводила бы к созданию новых компаний. Наша задача сделать так, чтобы компании в стране возникали с нуля и, попадая в нашу экосистему, в экосистему наших партнеров в регионах, становились большим, самостоятельным, успешным бизнесом.

— Теперь в «Сколково» стартапов станет больше?

— Сложно сказать, сколько на самом деле технологических компаний существует в стране. На этот счет есть разные оценки. В «Сколково» сегодня 2100 с лишним резидентов, а число заявок, которые подавались за годы работы на статус соискателя, превысило 20 000. Да, не все проекты прошли экспертизу, но это не значит, что они не делают чего-то интересного. В России порядка 30 технопарков, с учетом частных — еще больше. В них несколько тысяч резидентов. По нашей оценке, технологических компаний в стране около 15–20 тысяч. То есть с большей частью проектов мы пока не работаем. И наши амбиции в том, чтобы дотянуться до каждого из них, и если мы как-то можем посодействовать в их развитии — сделать это.

Пройти экспертизу

— Стать резидентом технопарков в регионах, а затем попасть в «Сколково» станет проще?

— В региональные технопарки и раньше было проще попасть. Все дело в специфике экспертизы: в «Сколково» мы тратим на процедуру много усилий, времени, ресурсов, у нас сильные эксперты в панели (это порядка 700 человек, часть из них иностранцы). Региональные технопарки не могут позволить себе содержать такую экспертную панель. Но дело не только в высоких требованиях. Экспертиза в «Сколково» строится в соответствии с перспективными направлениями, которые утверждены нашим научным советом, в который входят видные члены академического сообщества, в том числе международного. Несколько лет назад, например, «Сколково» не поддерживало сельскохозяйственные проекты из-за отсутствия мандата. В какой-то момент мы поняли, что появляется много проектов, направленных на очень полезные сельскому хозяйству разработки, и в итоге у нас появилось сельскохозяйственное направление. У нас нет задачи упростить экспертизу, всегда должен быть разумный баланс между простотой и тем, что люди не должны тратить время и государственные ресурсы впустую.

— Как резиденты технопарков в регионах могут попасть в «Сколково»?

— Стартапам в любом случае предстоит пройти экспертизу, хотя бы потому что мы не имеем права помогать компаниям в ином режиме. Да, она может быть проще для региональных компаний, здесь у местных технопарков может быть свое видение. И дело не в уровне экспертизы. У местных проектов может быть отраслевая специфика, которая не всегда укладывается в наши мандаты. Но это же не значит, что мы не должны обучать работе управляющие компании технопарков — с тем чтобы они сами в дальнейшем работали с проектами, не ставшими нашими резидентами. При этом на коммерческой основе мы можем оказывать услуги по предоставлению экспертизы технологическим компаниям, услуги по патентованию, привлечению инвестиций и другие, вне зависимости от резидентского статуса.

— Отношения с технопарками в регионах как выстраиваете?

— Мы взаимодействуем с большинством технопарков в регионах: и с частными, и с государственными. На сегодняшний день у нас 10 региональных операторов, при этом не каждый технопарк готов стать оператором фонда «Сколково». У нас есть свои требования, а у технопарков — своя специфика, как и у каждого региона. Кроме того, технопарки находятся на разных этапах развития. Пока у нас нет задачи в каждом регионе получить партнера. Нам хотелось бы, чтобы коммуникация была наполнена содержательной работой, поэтому мы стараемся очень ответственно подходить к выбору партнеров.

— Регионы, где уже есть технопарки — партнеры «Сколково», это лидеры по инновациям среди территорий? 

— Не совсем верно было бы сравнивать регионы по такому принципу и тем более  их противопоставлять. Очевидно, что крупные регионы имеют для этого больше ресурсов, раньше начали этим заниматься, лучше понимают, как что делать. Но многие регионы успешно развивают это направление сейчас. Мы консультируем несколько регионов на коммерческой основе, в том числе это Республика Удмуртия, Республика Башкортостан и ХМАО. Кстати, там будет большой проект: маленькое «Сколково» в Сургуте.

— Это направление важно для регионов?

— Важно, сейчас каждый губернатор об этом думает. Мы помогаем учесть весь опыт и быстрее сделать скачок. Подавляющее большинство регионов сейчас выходит на «Сколково». В том числе частные девелоперы, которым интересны технопарки. В Челябинске, например, технопарк развивает частный инвестор на условиях государственно-частного партнерства, сейчас он уже открывает третью площадку.

— В чем интерес девелоперов?

— Подобные инновационные центры всегда повышают капитализацию инфраструктуры вокруг. Вы знаете, как быстро сейчас дорожает недвижимость в районе «Сколково»? В регионах то же самое — девелопер может построить дешевое жилье, а может сделать если не инновационный центр, то кластер, где будет технопарк, школа, детский сад, и это повысит капитализацию жилья. В Удмуртии, например, проект технопарка финансирует частная компания.

На мировом уровне 

— Если говорить о зарубежных центрах инноваций, какой подходы успешно удалось использовать в «Сколково»?

— Есть разные подходы к тому, как должен выглядеть инновационный центр; мы пошли по ставшему уже классическим пути, когда на территории есть все элементы. И жилье, и университет, и школа, и технопарк, и лаборатории. Сегодня это уже почти мировой стандарт, те, кто с нуля пытается что-то делать, идут по этому пути. Хотя у инновационных центров были разные траектории развития — тот же инновационный центр университета Цинхуа развивался вокруг учебного заведения.

— О международных позициях что можете сказать?

— Мы стараемся быть передовым инновационным центром, входим в две больших ассоциации: International Association of Science Parks и Asian Association of Science Parks. Мы регулярно ездим на конференции, постоянно сверяем наш опыт с тем, что есть у коллег, и мы выглядим лидерами. То же касается и наших проектов — в октябре, например, были большой делегацией «Сколково» на выставке СEATEC в Японии, ведущие компании показывали там технологии распознавания лиц. А мы понимаем, что у нас уже есть технологии лучше. За последнее время три компании, работающие с технологией face recognition, были куплены тремя гигантами, в том числе китайским Huawei.

— Зарубежные стартапы в «Сколково» ждете?

— У нас есть программа Soft landing, в рамках которой зарубежные стартапы приезжают сюда. Они же все ищут свою нишу на рынке, и ограничиваться только своей страной неправильно. Да, у нас в стране небольшое население, и для В2С-проектов платежный спрос изначально будет ниже, чем в Индии или Китае. Но в стране очень сильный энергетический сектор, мощный телеком; для проектов из-за границы это очень значимый рынок. Для них «Роснефть» или «Лукойл» — это крупнейшие компании мира. Они приезжают к нам, видят к себе доброжелательное отношение, видят наши инфраструктурные возможности (это и лаборатории, и жилье, и школа), они видят, что есть возможность вести переговоры с тем же «Лукойлом», участвовать в корпоративной акселерации, которую мы делаем для наших нефтяников, для них это знак, что здесь можно остаться. На данный момент у нас в Технопарке по программе Soft landing находится 20 компаний из 13 стран, возможно, часть из них станет резидентами. С прошлого набора компаний, например, 3 изъявили желание стать резидентами «Сколково» и подали заявки. На следующий год рассчитываем, что 50–60 зарубежных компаний будет находиться здесь в течение года. Это тоже показатель, что компании нам верят и, несмотря на множество стереотипов в отношении России, принимают решение здесь работать.

— Российские проекты за рубеж возите?

— Постоянно показываем наши стартапы за границей. У нас есть множество партнеров, наши проекты могут приехать в другую страну, например в Сингапур или Китай, поработать там 2–3 месяца, протестировать гипотезы, посмотреть, как работает решение на этих рынках. Конечно, мы не говорим им «уезжайте!», но мы объясняем, что необходимо создавать продукт, который будет лучшим в мире. У нас есть программа акселерации за рубежом, можно поехать в целый ряд сертифицированных мировых акселераторов, покрыв до половины расходов. Например, в акселератор по финтеху DBA VentureOut в Нью-Йорке. Есть бизнес-миссии, когда мы возим компании в краткосрочные поездки, приуроченные к крупным глобальным мероприятиям. На тот же CEATEC в Японию мы везли 15 компаний-резидентов «Сколково» из банковской сферы, логистики, образования, нефтяной сферы, здравоохранения. Кто-то уехал с контрактами — Promobot подписал контракт на 200 роботов. Скоро полетим на WEB Summit в Португалии, тоже повезем десяток компаний.

— Какой самый главный барьер сегодня для развития технологических инноваций в России, и чем тут может помочь «Сколково»?

— Наверное, если говорить о том, какой самый главный барьер, я бы сказал, и это, кстати, не только к нашей стране относится, — текущее нормативное регулирование. Законодательство всегда чуть-чуть опаздывает. Оно и понятно: технологии развиваются быстро, а нормативная база в общем и целом консервативная вещь. Но и здесь фонд «Сколково» в рамках программы «Цифровая экономика» выступает в данном направлении центром компетенций. Буквально недавно в рамках пленарного заседания форума «Открытые инновации» была интересная дискуссия на этот счет с участием ряда председателей правительств, в том числе нашего председателя Дмитрия Медведева. Важная задача — не сдерживать развитие разработок законодательно, потому что законодательная база всегда опаздывает. Сегодня очень важно не потерять динамику, а она определяется нормативным регулированием вокруг инновационных решений. Например, для работы беспилотного такси нет законодательной базы. Такого рода рисков очень много, и мы как центр компетенции, возглавляя эту работу, стараемся в очень динамичном, местами опережающем режиме предлагать законодательные решения.

Беседовала Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья