Интервью, Это интересно

Юрий Якутин: «Экономисту надо уметь писать просто»

Газета «Экономика и жизнь» (ранее называвшаяся «Экономической газетой» и «Экономической жизнью»), вероятно, старейшее деловое издание России, в прошлом году отмечавшее 100-летний юбилей. Сегодня газета выросла в настоящий холдинг, включающий различные журналы и научные учреждения. О деятельности холдинга, выживании экономической прессы и о том, насколько важно разделение труда в деловых СМИ, «Инвест-Форсайт» беседует с председателем совета директоров Издательского дома «Экономическая газета» Юрием Якутиным. 

Газета Витте и Ленина

В ушедшем году «Экономическая газета» отметила столетие. Но говорят, что издание, входящее в возглавляемый вами издательский дом, старше. Можете прояснить это «наслаивание» юбилеев?

— Да, действительно, если внимательно всмотреться в историю издания, никак нельзя пройти мимо важного эпизода: ещё в 1894 году Витте, будучи министром финансов Российской империи, учредил «Торгово-промышленную газету». Газета, адресованная в первую очередь экономистам и предпринимателям, понятно, стала публиковать биржевые сводки, информацию о ценах по стране, различные статистические обзоры. Примечательно, что Витте, представлявший учредителя издания, выступал фактически от единого тогда экономического ведомства: не было, как стало позднее и по сей день практикуется в России, разделения экономического блока правительства на Министерство финансов, Министерство экономического развития и т.д. Всё профессиональное руководство экономикой страны было сосредоточено в Министерстве финансов. После революции октября 1917 года издание, предназначенное для крупной и средней буржуазии, советская власть закрыла. Однако очень скоро выяснилось, что с закрытием газеты исчезла площадка для экономической журналистики и публицистики. На это указал Ленин, неоднократно заявлявший, насколько необходимо, чтобы в новых условиях в специализированном издании формировалась, причём без всякой политической трескотни, картина реального положения дел в отечественной экономике. В 1918 году открывается «Экономическая жизнь». Но — что показательно! — круг авторов газеты в своей основе остался тот же, каким был до революции. Добрая половина сотрудников «Торгово-промышленной газеты» перешла в советское издание. Поэтому вполне, думаю, можно говорить и о 100-летии нашего издания, и о 125-летии. Во всяком случае, по протяженности в историческом плане нашего пути вряд ли какое из ныне выходящих экономических изданий с нами может сравниться.

Но, справедливости ради, стоит отметить: «Торгово-промышленная газета» возникла также не на пустом месте — с 1765 года в России начали периодически издаваться труды Вольного экономического общества, ставшие прообразом регулярной экономической периодики. Так что традиции, которые мы стараемся сохранять, глубочайшие. Читатели вашего делового журнала наверняка помнят фильм Марка Захарова «Формула любви»; в нём есть любопытный момент, когда юный помещик Алексей Федяшев узнаёт, что граф Калиостро путешествует по России. Так вот, эта информация была почерпнута юношей из «Трудов Вольного экономического общества к поощрению в России земледелия и домостроительства» — издания, которое он постоянно читал, стремясь быть современным и образованным человеком. Больше того, если пойти еще дальше в хронологическом плане, уже не вымышленный персонаж, а никто иной как Пётр I, когда учредил в 1703 году первую российскую газету «Ведомости», в числе первых распоряжений по её развитию потребовал, чтобы в ней на видном месте был раздел по темам хозяйства и финансов.

Когда журналист с банкиром на равных 

— Можно ли излагать сложные экономические вопросы простым языком? Должен ли современный экономист быть немного литератором?

— Проблема эта настолько злободневная, насколько, собственно, древняя. Я, честно говоря, иногда начинаю сомневаться, имеет ли она решение. Вот 25 декабря 2018 года Торгово-промышленная палата РФ и Вольное экономическое общество подводили итоги конкурса «Экономическая книга года» и Фестиваля экономической науки. В числе других выступал академик, руководитель Московской экономической школы при МГУ Александр Некипелов. И он прямо сказал (лично для меня это, разумеется, давно не новость), что в нашей сфере сегодня не знать английского языка равнозначно тому, что вообще не быть экономистом. Необходимо много читать и смотреть в интернете, в том числе по зарубежным первоисточникам, много самого разнообразного материала. Знаете, я подошёл к нему уже после заседания и вежливо спросил: «Александр Дмитриевич, а вы не считаете, что первым делом российскому экономисту совсем не мешало бы знать русский язык?» Ведь, по собственному опыту руководителя и человека, которому самому приходится много писать и выступать публично, знаю, какие иной раз ляпы допускаются даже в солидном издании, а когда некоторые коллеги начинают говорить на представительных мероприятиях, то не могут толком даже фразу построить. Между тем я убеждён: экономисту надо уметь писать просто, ясно, красиво. И за всеми распространёнными ныне ширмами и штампами, за «новыми» словами скрывается либо убогость мысли, либо элементарное незнание предмета. Оттого у меня сложились достаточно высокие требования при отборе кадров на позиции именно по профилю экономической прессы. Здесь должно работать правило: если уж ты попал в неё работать, то — будь любезен — возьми и изучи досконально предмет исследования. Помимо того, как я сказал, что ты должен быть способен литературно грамотно и привлекательно излагать свои мысли. Пишешь про финансы — входи в тему не как дилетант…

— То есть экономический журналист должен быть дипломированным экономистом?

— Не меньше! Вы, конечно, можете иметь лишь один журналистский диплом; но такие случаи крайне редки, чтобы журналист или филолог, выучив, что называется, дома «матчасть» и не просидев ещё пять лет в финансовом институте, разбирался бы во всех нюансах финансовой сферы на профессиональном уровне и разговаривал бы с теми же банкирами или статистиками на равных. Вот, предположим, я — всего-навсего молодой журналист. И если я приду к банкиру записать интервью, не владея предметом разговора, то в лучшем случае превращусь в не очень удачный рупор своего собеседника. В худшем случае получится одна несуразица, «сапоги всмятку».

— Деловых изданий в России, кроме вашего, очень много. Достаточно назвать хотя бы «Ведомости», холдинг РБК или «Коммерсант». Они дублируют «Экономику и жизнь»?

— Проекты, вами названные, — кстати, абсолютно реализовавшиеся, — каждый по-своему ценны. На их примере очевидны прямые результаты универсального правила: если издание завоевало и удерживает аудиторию (как читательскую, так и зрительскую), можно только приветствовать, как говорится, все цвета радуги. Дублирования не происходит, работает негласное «разделение труда»: мы делаем акцент на общеэкономические вопросы, причем выдерживаем взвешенный академический стиль; у других больше внимания к текущей проблематике, либо увязываемой с актуальным политическим контекстом, либо с каким-либо узким отраслевым сегментом.

Нужна узкоотраслевая специализация 

— В 1960-х годах ваше издание называлось «Промышленно-экономическая газета». Вы не считаете, что ниша индустриально-технической прессы в настоящее время пуста? 

— Тут играет роль адресность издательской политики. Я не совсем соглашусь с тем, что ниша не заполнена. Она просто выбирает для себя более узкого специалиста, скажем так. Вряд ли сейчас будет востребована общая промышленная газета, которая доносила бы до читателей вместе «с политикой партии и правительства» заодно какие-то аспекты реструктуризации старых фабрик и заводов, внедрения на них инноваций. Вот, например, нефтяникам очень нужна мобильная, современная газета, рассказывающая о новинках технологического оборудования в отрасли совсем небольшим бумажным тиражом примерно в 1,5 тыс. экземпляров при одновременно функционирующей её интернет-версии. Такая же схема применима для угольщиков, металлургов, производителей зерна и т.д. 

— В последние 20 лет вы как руководитель холдинга выстраивали стратегию, при которой издательский дом прирастал подразделениями, которые к экономической тематике имеют косвенное отношение. Журнал «Журналист», потерявший в 1991 году опеку со стороны федерального Союза журналистов; научно-популярный и познавательный журнал «Чудеса и приключения» и иллюстрированное приложение к нему «Чудеса и приключения — детям», с февраля прошлого года — новый литературно-художественный альманах «Тёмные аллеи». Насколько структурные изменения окупаемы? 

— Нет, прибыли начинания не приносили и не приносят. Но я бы не стал утверждать, что нам эти инициативы оборачиваются какими-то уж особыми убытками; для нас приоритетной в решении издавать журналы стала, безусловно, имиджевая составляющая. И в самой идее расширения нашего тематического поля изначально была заключена достойная, я считаю, задумка, чтобы журналист больше общался с разными людьми, больше ездил и пользовался новыми источниками информации. В общем, чтобы в самом хорошем смысле действовал принцип «рука руку моет». На самом деле, проекты ведут к взаимовыгодному сотрудничеству нас и наших партнёров, с непривычным пониманием понятия выгоды. А что касается прямых измерений прибыльности, те же «Чудеса и приключения» в этом плане стабильно, не один год, в плюсе. Конечно, показатель был достигнут не сразу, ощутим он стал через 3-4 года после старта проекта; до того в него были вложены определённые средства. Но сейчас финансовым результатам «Чудес и приключений» нельзя не порадоваться. Причем в холдинг и «Чудеса…», и «Тёмные аллеи» напрямую не входят — у нас партнёрские отношения; я в этом плане сторонник выстраивания гибких схем режима подчинения.

— У холдинга есть и региональные представительства?

— До кризиса было много наших изданий в провинции; сейчас стало совершенно невыгодно их содержать, мы им предоставили экономическую свободу. Работают в режиме франчайзинга «Деловое Поволжье», «Экономика и жизнь — Сибирь». То есть они используют нашу марку. Но в денежном отношении издания полностью самостоятельны.

Не прессой единой 

— Поясните, как в медийной структуре, каковым является ваш издательский дом, оказался Институт исследования товародвижения и конъюнктуры оптового рынка?

— Дело в том, что комплекс зданий, где располагается холдинг, на улице Черняховского в Москве, раньше принадлежал одному научно-исследовательскому институту — НИИ экономики и организации материально-технического снабжения, образованного в 1966 году в качестве головного экономического Института Госснаба СССР. И учёные этого НИИ как раз тогда, когда началась приватизация, создали акционерное общество — «Институт исследования товародвижения и конъюнктуры оптового рынка». Так вот, на базе этого учреждения функционирует наш институт. В нём 2 докторских совета, признанные ВАКом; у него своё собственное издание, входящее в структуру издательского дома. Кроме того, в рамках института создана Академия менеджмента и администрирования.

— Деловой клуб «Женщины будущей России» — еще одно ваше детище, самим фактом своего существования напоминающее: о женщинах нужно вспоминать не только 8 марта.

— С чего всё началось? Замечу, еще в советское время у нас работал Клуб деловых женщин. В него входили женщины-директора и главные бухгалтеры предприятий. Так было задумано, чтобы они могли за чашкой чая, в домашней обстановке, обсудить свои женские дела, отвлекаясь от работы, но иногда при этом и попутно наладить между собой деловые контакты. И вот этот клуб получил, можно сказать, второе и третье дыхание. Поездки по стране и ближнему зарубежью под патронатом нашего ИД демонстрируют безусловный престиж клуба. Я так скажу — прекрасным дополнением известного Санкт-Петербургского экономического форума действует также уже ставший регулярным форум «Женщины России», на котором собираются не просто дамы, а гранд-дамы, я бы сказал. Мне очень нравится, как в Клубе работает, например, Инга Легасова — дочь выдающегося физика, академика Валерия Легасова. Мало, думаю, кто знает, что входящая в клуб народная артистка РФ Светлана Дружинина — не только замечательная кинорежиссёр и актриса, но и успешная бизнесвумен. Также в Клуб входят и активно в нём работают дочь ректора МГУ Анна Садовничая, являющаяся финансовым директором «Экспо-центра»; генеральный директор Вольного экономического общества Маргарита Ратникова; директор по программно-целевому планированию АО «Российские космические системы» Елена Асанова. В период последней выборной кампании в США делегация Клуба деловых женщин принимала участие во встрече в Сан-Франциско с Хиллари Клинтон. Кроме того, в 2018 году нами был выпущен альманах «Кавалерственные дамы» — в нём подробно описано, как клуб взаимодействует с Императорским домом Романовых. В частности, Великая Княгиня Мария Владимировна наградила памятными подарками многих наших деловых женщин за благотворительность.

— Что более всего вам запомнилось в 2018 году как главе холдинга?

— Отрадно, конечно, что с вековой юбилейной датой наш холдинг поздравили в ушедшем году премьер-министр Дмитрий Медведев и руководители практически всех российских регионов. Ну и поздравления, и поддержка от наших верных читателей — конечно, нам также безмерно дороги.

Беседовал Алексей Голяков

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья