• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Регионы / Спецпроекты

Алексей Волостнов: «От развития СМП выиграют добывающие компании»

Больше недели выиграла датская компания Maersk Line при переходе из Южной Кореи в Германию. Сэкономить время позволило использование Северного морского пути (СМП), инновационной транспортной артерии вдоль северного побережья Евразии, благодаря которой путь занял не стандартные 34 дня, а 26. В будущем Севморпуть может стать альтернативой Суэцкому и Панамскому каналам, существенно сократив время перевозки грузов между Азией и Европой. Кто в ближайшей перспективе станет бенефициаром развития Севморпути, какие тому есть сдерживающие факторы, а также как развитие СПМ отразится на экономике России «Инвест-Форсайт» узнал у Алексея Волостнова, управляющего директора российского представительства консалтинговой компании Frost&Sullivan, специализирующейся на аналитике промышленных рынков и рынков высоких технологий. В числе клиентов Frost&Sullivan – компании, проявляющие интерес к реализации инвестпроектов в регионах Дальнего Востока и, соответственно, к логике развития СМП. В 2017 г. компания подписала с АНО «Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта» соглашение о координации деятельности по совершенствованию условий реализации Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока до 2020 года, эффективного обеспечения и оказания реальной помощи развитию Северного морского пути.

– Алексей, какие перспективы у Севморпути как транспортной артерии?

– Как у транспортной артерии у Северного морского пути перспективы, безусловно, есть: прежде всего они обусловлены растущими объемами добычи сырья в районах Дальнего Востока и Крайнего Севера. В первую очередь речь идет обо всем спектре углеводородов, включая сжиженный газ, но также не стоит забывать, например, и об угле. От реализации инициатив, запланированных в рамках развития СМП, выигрывают сырьевые и добывающие компании, работающие в Арктике и на Дальнем Востоке. До 2012 года грузооборот через СМП фактически стагнировал, теперь он каждый год растет. В прошлом году государство выбрало оператором проекта развития СМП ПАО «Росатом», это указывает на то, что ставка главным образом делается на развитие атомного флота и наращивание возможностей по вывозу углеводородов как ключевую задачу Севморпути, а также на обеспечение ритмичных и бесперебойных поставок.

– Каковы перспективы СМП как транзитного направления?

– Ключевое преимущество Севморпути как транзитного направления – это более короткий период прохождения маршрута из Азии в Европу по сравнению с южным направлением. В этом году возможность контейнерных перевозок и их экономика была доказана и подтверждена компанией Maersk, сделавшей первую пробную проводку контейнеровоза. Хорошо, что крупные компании рассматривают такие возможности: это тот фактический опыт, который нужно, безусловно, нарабатывать. Однако я бы очень осторожно подходил к оценкам СМП как альтернативы Суэцкому или Панамскому каналам. Суэцкий канал – круглогодичная транспортная артерия, не зависящая от погодных условий. Да, есть другие проблемы с его использованием: к примеру, он перезагружен, также есть проблемы, связанные с безопасностью прохождения маршрута. Но у СМП в свою очередь есть вопросы, связанные с необходимостью обеспечить ледовую проводку на некоторых участках трассы. При росте количества таких проводок, наверное, удастся обеспечить их ритмичность, но сейчас это скорее истории формата case by case, когда корабль может стоять и ждать, пока будет сформирован караван, что нивелирует фактор времени. Да и скорость хоть и важный фактор, но не единственный. Компании иногда сами предпочитают снижать скорость судов – бывает, из-за стоимости топлива выгоднее идти медленнее. К тому же ледовая проводка – это и удорожание маршрута за счет необходимости привлечения ледокола высокого класса.

– Какие еще есть ограничения и особенности использования СМП, помимо ледовой проводки?

– Также есть фактор наличия сопутствующей портовой инфраструктуры, по которому сравнивать северный и южный маршруты вообще бессмысленно. На южном маршруте на одно судно оборот контейнеров будет выше – здесь есть ряд крупных портов, в которые можно заходить, забирать и выгружать контейнеры. Рабочая модель для Севморпути – это забрать груз из азиатского порта и отвезти в Европу, может быть, с заходом в Санкт-Петербург. Есть также вопрос бункеровки: на юге вы можете бункероваться в любом порту. Но это ограничение можно обойти – компании могут дополнительно не бункероваться и идти с достаточным запасом топлива. Есть и другие объективные вещи, например не везде хорошая связь, нужно отлаживать системы спасения.

Владимир Астапкович / РИА Новости

– Насколько использование СМП в качестве транзитного пути выгодно для экономики России?

– Можно зарабатывать на услугах ледовой проводки – это не так много, особенно по сравнению с размерами инвестиций, которые делаются в развитие СМП. Развитие портовой инфраструктуры с расчетом под контейнерные перевозки вряд ли возможно. Да, Египет зарабатывает на Суэцком канале, но Россия в рамках тех же моделей зарабатывать на СМП не сможет. Просто брать плату за проводку правильно, но это не может быть целью таких серьезных проектов, как комплексное развитие СМП.

– Насколько СМП востребован добывающими компаниями?

– Если бы история с СМП была искусственной, мы бы вряд ли увидели столь заметное увеличение грузопотока: за 2,5 года он вырос в два раза. Все связано с циклом освоения месторождений и возможностью вывоза сырья. Это естественная логика развития. Если говорить, например, про «НОВАТЭК» и экспорт сжиженного газа, то это глобальный рынок. Уголь экспортируется в страны региона АТР, аналогичная история с другими ресурсами. В обе стороны артерия работает, и работает достаточно неплохо.

– Каким еще отраслям выгодно развитие СМП?

– Где СМП будет ключевым заказчиком? Прежде всего это строительство ледоколов. Без СМП их не стали бы в принципе строить. Другое дело, что с учетом планов развития СМП текущих возможностей верфей может оказаться недостаточно для их реализации – в срок до 2024-2025 гг. И тут вопрос: строить суда на иностранных верфях или корректировать планы по строительству. Можно войти в партнерство с азиатскими игроками, найдутся и европейские компании, например из стран Северной Европы, у которых есть желание сотрудничать. Помимо того, что СМП как драйвер поддерживает судостроительную промышленность, также он способствует развитию металлургической отрасли, решений в области энергетики, телекоммуникаций. Развитие СМП и смежных отраслей может стать элементом поддержки российских металлургических компанией, в том числе тех, которые находятся под санкциями.

– Какие еще инновации получат развитие в связи с СМП?

– Косвенно развитие СМП влияет на целый ряд направлений: это и развитие новых материалов, которые могут использоваться в сложных арктических условиях, которые позволяют делать энергоэффективные, умные дома. И развитие энергосберегающих технологий, а также технологий, связанных с утилизацией отходов. Наконец, это еще и поддержка образовательных программ в университетах и НИИ, которые работают над арктическими проектами. В рамках СМП также востребованы и будут развиваться проекты, связанные с телемедициной, – как и в случае с удаленными территориями, в данном случае стоит задача обеспечения людей качественными медицинскими услугами. Возможно, по сравнению с инвестициями в развитие Севморпути вложения и эффект от внедрения данных инноваций в условиях Крайнего Севера не столь заметен, но это позволяет развиваться новым направлениям получать рынки сбыта, полигоны для испытаний. Что, безусловно, очень хорошо.

– Какими вы видите перспективы использования Севморпути в ближайшие годы?

– Товарооборот СМП будет расти в основном за счет вывоза энергоресурсов. Контейнерные рейсы по Севморпути, конечно же, станут продолжаться, но пока они будут носить скорее тестовый характер. Мы разговаривали с представителями разных шипинговых компаний – в краткосрочной перспективе никто не видит это направление перспективным с точки зрения организации регулярных контейнерных перевозок. Ряд специалистов связывает перспективы развития СМП с фактором глобального потепления. По мере таяния льдов, через 20-30 лет, может быть, по СМП можно станет ходить вообще без специальной ледовой проводки. Но в краткосрочной перспективе компании вряд ли будут делать на это серьезную ставку.

Беседовала Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...