ENG
Инвестклимат

Азербайджан: Третий год экономического кризиса

Главным финансовым потрясением в странах ближнего зарубежья, безусловно, стало разорение Международного банка Азербайджана (МБА) — крупнейшего банка республики, контролирующего около 30% всех суммарных активов банковского сектора страны и находящегося под контролем государства. 10 мая МБА пропустил выплату по основному долгу и процентам по субординированному кредиту в размере $100 млн. Суд в Нью-Йорке удовлетворил просьбу банка о признании его банкротом. Начались сложные переговоры с инвесторами, часть облигаций банка будут преобразованы в государственные облигации Азербайджана.

Фото: tengrinews.kz

Впрочем, неприятности у банка начались не вчера. Банк оказался на грани краха в результате дефицита ликвидности и острого валютного кризиса в стране. К маю правительство страны уже потратило $5,9 млрд на покупку токсичных активов банка, а также разместило более $1,3 млрд на депозитах для обеспечения ликвидности. Чистый убыток банка по итогам прошлого года достиг $1,9 млрд.

Но МБА — не единственный разорившийся в республике банк, а разорение банков — далеко не единственный симптом финансового неблагополучия страны. Причины его банальны. Азербайджан — прежде всего нефтедобывающее государство и так же, как и Россия, очень болезненно переживает падение цен на нефть.

Вслед за нефтяными ценами

Неприятности в экономике Азербайджана начались практически синхронно с российскими — в конце 2014 года, хотя, казалось бы, никаких международных санкций на южно-кавказскую республику наложено не было. После снижения мировых цен на нефть в 2014 году манат (национальная валюта Айзербайджана) пережила целую серию девальваций. И опять можно увидеть удивительную синхронность с Россией: так же, как и у нас, в декабре 2014 года ЦБ Азербайджана ввел плавающий курс национальной валюты, что ознаменовало начало длительного периода падения. Если в течение 2014 года курс маната держался на уровне $1,27, то к началу 2017 года он упал примерно в 2,5 раза — до $0,52 за манат.

Центробанк страны был вынужден тратить накопленные в «жирные годы» резервы. За 2014—2016 годы резервы Центробанка Азербайджана сократились в 3,5 раза — до $3,97 млрд. Параллельно этому активы Государственного нефтяного фонда, из которого правительство финансировало дефицит госбюджета, тоже упали, хотя и не так сильно —  на 11,9% до $33,14 млрд.

За время кризиса в Азербайджане было закрыто 13 банков. Таким образом, из 45 банков на рынке осталось 32. За I квартал нынешнего года объем вкладов в банках сократился на 12,4%, кредитные вложения банков в экономику Азербайджана за январь—март 2017 года сократились на 5,6%.

Недавно исполнительный директор Азербайджанского фонда страхования вкладов (ADIF) Азад Джавадов сообщил, что имущество всех банков страны заложено, а у некоторых банков кредитный портфель на 80-90% является проблемным. Как заявило международное рейтинговое агентство Fitch Ratings, банковскому сектору Азербайджана в 2017 году, вероятно, понадобится поддержка государства. Fitch подчеркивает, что доля нерабочих кредитов в общем портфеле банков Азербайджана по итогам 2016 года достигла 21%, и допускает, что эта цифра неполная. Fitch ожидает, что банковский сектор останется убыточным в 2017 году, и сохраняет негативные прогнозы по большинству азербайджанских банков.

По всей видимости, в случае с Азербайджаном, мы столкнулись с явлением, которое стало широко известно благодаря кризису 2008 года: если в стране имеется избыточная ликвидность — а в нефтедобывающих странах это случается, — то банки начинают становиться все боле беспечными и теряют бдительность при раздаче кредитов.

Как заявил азербайджанский финансовый аналитик Акрам Гасанов: «Высокая ликвидность банков привела к тому, что в некоторых случаях кредиты выдавались без проверки платежеспособности заемщика. Кстати, судебные разбирательства показывают, что банки в ряде случаев умышленно выдавали кредиты лицам, которые, по сути дела, не имели возможностей для их возвращения».

ВВП без нефтяной подпитки

Падение нефтяных доходов республики сказалось на всех ее экономических показателях, но, прежде всего, на платежном балансе и бюджете. Дефицит счета текущих операций платежного баланса Азербайджана за 2015 год составил $222,5 млн, а за 2016 год  – уже $1,4 млрд. Таким образом, в 2016 году дефицит увеличился в 6,1 раза. Бюджет страны все последние годы был профицитным, однако в  2016 году госбюджет вышел на дефицит в размере 241,2 миллиона манатов, или 0,4% ВВП.

Fitch прогнозирует дефицит госбюджета Азербайджана в 2017 году на уровне 8,4% ВВП, с учетом поддержки банковского сектора через Государственный нефтяной фонд (ГНФАР) на уровне около 12% ВВП. Правда дефицит консолидированного бюджета Азербайджана составил всего 1,2% ВВП. Это значительно ниже среднего показателя стран категории «BB» (3,3%) и соответствующего прогноза Fitch Ratings. Объясняется же это сокращением правительством капитальных расходов на 41%. По данным Fitch Ratings, власти приостановили финансирование большинства инфраструктурных и прочих капитальных проектов.

Однако приостановка капитальных расходов в сильной степени ударила по экономике: в 2016 году строительный сектор республики упал более чем на 27%. Вообще, начиная с 2014 года, темпы роста ВВП республики начали замедляться, а в прошлом году Госкомстат зафиксировал падение экономики на 3,1%. Кроме того, добыча нефти в 2016 году сократилась на 1%. Статистика фиксирует идущее уже несколько лет сокращение поголовья скота, причинами чего называют подорожание кормов и сокращение пастбищ, территория которых отдается под другие сферы сельского хозяйства, производящие продукцию на экспорт и способные приносить Азербайджану валюту.

Прирост ВВП Азербайджана


Внешний долг страны, располагающей обширным Нефтяным фондом, пока невелик, но он растет. На начало 2017 года отношение внешнего долга к ВВП достигло максимального за 11 лет значения — 20,4%; между тем, подписанные кредитные соглашения позволяют увеличить эту цифру до 30% ВВП. Что касается нынешнего года, то правительство прогнозирует восстановление роста на уровне 1%, однако Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) считает, что речь должна идти о падении в масштабе 0,5%. Пока что правы пессимисты: спад за 4 месяца 2017 года составил 1,2%

Азербайджанский эксперт-экономист Ровшан Агаев: «Однако в последнее время внутренние задолженности правительства также стремительно растут, и на данный момент общие государственные долги составляют 35% ВВП. По сравнению с прошлыми двумя годами доля внутреннего долга ВВП с 2-3% выросла до 12%».

Соответственно, резко выросла и инфляция: если в 2015 году она была вполне на уровне западных стран — всего 4%, то в 2016 году резко скакнула до 12,4%, а по итогам апреля ее среднегодовая величина достигла 13,3%.

Эксперты отмечают, что от последствий кризиса особенно пострадало население — поскольку дорожают продукты питания, а примерно 80% зарплаты в размере 500-600 манатов уходит на приобретение именно продуктов.

Поощрение инвестиций в условия кризиса

Разумеется, правительство Республики пытается реагировать на все эти неприятности. Например, власти отвечают на финансовый кризис ужесточением монетарной политики, в результате чего страна испытывает еще большую нехватку ликвидности, чем Россия. По данным азербайджанского экономиста Вугара Байрамова, доля манатной массы в ВВП составляет 11,4%, что является очень низким показателем по сравнению с другими странами. Например, в России этот показатель составляет 42,5%, в Казахстане — 42,1%.

«К сожалению, жесткая денежно-кредитная политика мешает расширению манатной базы, что превратилось в одну из проблем реального сектора», — заявил Байрамов.

В 2016 году были введены различные ограничения на операции с иностранной валютой — например, запрет на конвертацию в обменных пунктах вне отделений банков и ограничения на переводы за границу для физлиц сверх $10 тыс. в месяц. Был введен заградительный сбор в размере 20% с объема валюты свыше $50 тыс. за год, вывозимой в целях прямых инвестиций.

В марте этого года парламент Азербайджана наконец-то «отрезал хвост у собаки» — принял решение, к которому в России давно готовятся, но на которое не могут решиться: повысил пенсионный возраст с 60 до 65 лет. Правда, происходить это будет поэтапно до 2027 года для женщин и до 2021 года — для мужчин. При этом надо учитывать, что в Азербайджане до сих пор не было накопительной системы пенсий — однако должностные лица, включая и нынешнего министра труда и социальной защиты населения Салима Муслимова, уже стали говорить о необходимости создать такую систему.

В отличие от России, в Азербайджане государственный сектор не составляет основу экономики. На частный сектор приходилось порядка 75% всех занятых. Поэтому массированная приватизация не может служить резервным козырем в рукаве правительства, хотя и происходит приватизация отдельных объектов, включая предприятия ткацкой и пищевой промышленности.

Кроме того, правительство начало принимать меры по упрощению ведения бизнеса в стране и поощрению не-нефтяных отраслей. Эти усилия признают даже на международном уровне.

«Азербайджан ускорил структурные реформы, включая упрощение таможенных процедур и лицензирование бизнеса, что позволяет поддержать развитие частного сектора», — отмечается в отчете Всемирного банка.

В рейтинге Doing Business Азербайджан занял пятое место в категории «начало бизнеса» (создания предприятий).

В прошлом году руководством республики приняты так называемые Стратегические дорожные карты национальной экономики. И, опять же, многие экономические меры сходны с теми, что мы видим в России. Так, в республике создают промышленные парки и «промышленные кварталы», для резидентов которых предоставляются таможенные и налоговые льготы.

Еще одна тема — защита бизнеса от проверок: на протяжении двух лет запрещено проведение проверок предпринимателей. Заметно сократилось количество лицензируемых видов деятельности, причем лицензии стали бессрочными. Создан Национальный фонд помощи предпринимательству, который предоставляет льготные кредиты для финансирования новых деловых проектов. Судя по имеющимся в открытых источниках данных, его кредиты прежде всего идут на создание новых предприятий АПК.  Кроме того, инициаторы новых проектов могут получать так называемые «Документы о поощрении инвестиций» — обладатель такого документа получает освобождение от уплаты земельного налога, а также 50% налога на прибыль. Импорт предпринимателями техники и технологий для реализации указанных проектов также полностью освобожден от НДС и таможенных пошлин.

Одновременно в Азербайджане начато применение довольно крутых мер таможенного протекционизма. Для продукции 84 наименований были применены специфические пошлины на два года. В том числе поэтому в первом квартале текущего года общий объем импорта снизился на 17%, а из товаров, к которым применяются специфические пошлины, импорт цемента и клинкера снизился на 92%, кафеля-метлаха — на 55%, альчипана — на 49%, фундука — на 58%, помидоров — на 49%, груш — на 37%, яблок — на 33%, импорт яиц и лука приостановлен полностью. Власти обещают, что по мере роста в стране производства список товаров будет расширен на основе анализа.

Еще один любопытный механизм поддержки бизнеса, применяемый властями Солнечной Республики, — так называемые экспортные поощрения. Экспортеры не-нефтяной продукции могут получить от правительства «награду», равную, в зависимости от вида товара, от 3 до 6 процентам таможенной стоимости экспортированной продукции. Правительство также берет на себя некоторые расходы предпринимателей по продвижению своих товаров за рубежом — для чего создана система оплаты за счет государственного бюджета расходов на организацию экспортных миссий в зарубежные страны, изучение внешних рынков, поощрение бренда «Made in Azerbaijan», получение местными компаниями сертификатов и патентов за рубежом.

Страна наконец-то озаботилась назначением торговых представителей в странах-партнерах — до этого их просто не было. Первый торговый представитель был назначен в Россию. Создан «Клуб экспортеров» и начато создание отраслевых ассоциаций, которые могли бы заниматься вопросами инвестиций и экспорта.

Насколько это поможет экономике? Международные организации прогнозирует возобновления слабого роста с будущего года. Всемирный банк говорит о росте в 0,6% ВВП в 2018 году. Международный валютный фонд говорит о том, экономика Азербайджана в среднесрочной перспективе будет расти на 2-3% в год. Порядок цифр очень похож на российский.

Автор: Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья