ENG
Регионы / Мнение

Денис Гарин: «Приморский край нужно сделать свободной таможенной зоной»

Несколько лет назад на Дальнем Востоке были введены такие меры поддержки бизнеса: режимы территорий опережающего развития (ТОР) и Свободного порта Владивосток (СПВ), за введением которых ожидался инвестиционный взрыв и колоссальный рост благосостояния регионов. О том, как складывается судьба этих проектов, и все ли получилось «как лучше, а не как всегда», деловой журнал «Инвест-Форсайт» поговорил с Денисом Гариным, исполнительным директором Ассоциации резидентов территорий опережающего развития и Свободного порта Владивосток.

Денис Гарин: «Приморский край нужно сделать свободной таможенной зоной»Территория и ее резиденты

— Денис Владимирович, а сколько всего территорий опережающего развития в ДФО? И чем конкретно занимается ваша ассоциация?

— На Дальнем Востоке — восемнадцать. В Свободный порт Владивосток входит двадцать два муниципальных образования в пяти регионах: Приморский край, Сахалинская область, Хабаровский край, Камчатский край и Чукотский АО. Наша деятельность как ассоциации связана с защитой прав резидентов, информационной поддержкой, организацией мероприятий для резидентов. Также мы помогаем обмениваться опытом, организуем встречи для решения вопросов, связанных с инвестиционными проектами.

— Наверное, самая активная зона Свободного порта — это Владивосток?

— Безусловно. Больше 80% резидентов — из Приморского края, из них примерно в таком же соотношении — резиденты из Владивостока. После Владивостока статистику можно вести по двум показателям — инвестициям и количеству. Что касается инвестиций, то следующим будет Ванинский район Хабаровского края — там несколько угольных терминалов, это достаточно капиталоемкие проекты. А если говорить про количественные показатели, после Владивостока по количеству резидентов идет Артем: там реализованы такие крупные проекты, как «Авиаполис Янковский», Приморское кольцо, ДЮК «Авеста» и так далее. Эти инвесторы стали самыми первыми резидентами.

— Правда ли, что процентов 70 или 80 резидентов СПВ никакую деятельность не ведут и пошли в порт в принципе за землей?

— Тот факт, что люди пошли за землей, — это не плохо и даже, наоборот, хорошо, потому что обычный порядок предоставления земельных участков по аукционам работал слабо. А когда предприниматель говорит, что идет за землей, так почему бы ему эту землю не дать? Главное, чтобы проект был реализован, уплачивалась арендная плата и налоги.

Другой момент, когда статусом резидента спекулируют, а проекты в итоге не реализуются. Здесь проблема в контроле со стороны органов власти выполнения взятых обязательств инвесторов. Выражу мнение предпринимателей, которые немного понимают в экономике: землю необходимо пускать в оборот, вовлекать в нее бизнес — ведь это поступления в бюджет. Свободный порт Владивосток — лучшее, что можно было предложить для эффективного управления земельными ресурсами. Чиновники не просто заключают договор аренды на участок, они заключают инвестиционное соглашение с предпринимателем по его освоению в определенные сроки. А это, с одной стороны, обязательства инвестора, с другой — гарантия для органов власти, что появятся новые капитальные объекты и инфраструктура за счет частных инвестиций.

Почему не работает возврат НДС

— Скажите, сейчас резиденты СПВ и ТОР — это в основном местные, дальневосточные, компании? Какая есть статистика по компаниям из других регионов, других стран?

— Что касается СПВ, практически все компании — местные. В ТОР заходят крупные компании из центральной части России, например сети, также из ближайших регионов могут быть резиденты. Но, по большому счету, процентов на 90 — это местные, приморские, компании. Иностранных участников всего около пяти процентов. У нас пока не получается привлекать иностранных инвесторов, надо честно признаться. Мы не выдерживаем тех требований, которые сами заявили на этапе принятия закона. Он касается нескольких преференций, которые до сих пор не работают.

— Например, каких?

— Предоставление ускоренного возврата НДС — в течение десяти дней.

— Не работает?

— Не работает. Еще беспошлинный ввоз, который должен, по идее, работать легко и просто. Но по факту с ним разобраться не могут даже русские компании, что уж говорить об иностранных инвесторах. В СПВ из тысячи с лишним компаний всего пять применяют процедуру свободной таможенной зоны, потому что она чрезмерно сложна по своему исполнению. Плюс финансовые затраты. Необходимо упрощение местных локальных документов — они перегружены, и там тоже есть, над чем работать. Возьмем приказ № 53н от 22 апреля 2016 г. «Об утверждении требований к обустройству и оборудованию территории свободного порта Владивосток, на которой применяется таможенная процедура свободной таможенной зоны». Только чтобы в нем разобраться, нужен целый штат юристов. Потом территорию нужно обустроить и эксплуатировать. Ты потратишь на это кучу денег и времени, а бизнесом заниматься не сможешь. В этом смысле наша Ассоциация очень помогает разобраться с законодательством, профессионально проконсультирует и поделится опытом другим компаний.

— На ваш взгляд, что нужно, чтобы преференции заработали?

— Если смотреть глобально, я бы выделил СПВ и ТОР как отдельную территорию, как на самом деле свободную экономическую зону, где не действуют правила таможенного кодекса, применимые на остальной части России. Если бы мы вообще освободили всю территорию и сказали: «Приморский край — это свободная таможенная зона, не нужно никаких ЗТК (зона таможенного контроля — прим. ред.)», то была бы идеальная история, был бы эксперимент, который можно было утвердить на несколько лет и посмотреть, что из этого получится. Я считаю, экономике это необходимо. Понятно, что мы не можем себе этого позволить, потому что входим в состав ЕАЭС, и наш таможенный кодекс распространяется на все страны-участницы.

Факторы конкурентоспособности

— А зачем вообще в СПВ и ТОР идут резиденты?

— Потому что по-другому никак. Если ты будешь реализовывать новый проект не в СПВ или ТОР, ты будешь неконкурентоспособен как минимум по экономике, по налоговым платежам. Также люди идут за инфраструктурой, в том числе за земельными участками, за упрощенным порядком. Пониженные в четыре раза страховые отчисления — это немаловажно, потому что работодатель платит за сотрудников очень много. Если он работает «в белую», почти 50% от ФОТ он отдает государству. А тут ему на 10 лет дают льготу.

— Тогда почему так мало компаний из других регионов России, если это настолько привлекательно? Недостаток информированности?

— Потому что одно дело — стать резидентом и построить завод, и совсем другое — рынок сбыта и логистика. У нас населения даже двух миллионов нет. Куда продавать?

— Сколько рабочих мест создано? 

— В рамках ста реализованных проектов создано более 6,5 тысяч рабочих мест, это уже реальная социальная значимость. И заработная плата там выше средней по региону.

Денис Гарин: «Приморский край нужно сделать свободной таможенной зоной»

— Если сравнивать с заграничными режимами льготной торговли, производства, с тем же Суйфэньхэ, в чем мы конкурентоспособны?

— По налогам у нас очень хорошие условия на самом деле. Изначально были приняты все нормативно-правовые акты, за что большое спасибо Минвостокразвития, Минфину, Юрию Петровичу (Трутневу — прим. ред.) за то, что он отстаивал интересы бизнеса. Другой вопрос, что мы сейчас, возможно, где-то не оправдываем ожиданий. Это работа региональной власти и местной администрации. Наверху была поставлена конкретная четкая цель, задача, а в итоге на местах реализуется совсем другая политика. Когда чиновники на местах говорят: «А чем обычный резидент отличается от обычного предпринимателя?» — становится понятно: для них разницы нет. Между тем резидент берет на себя обязательства в соглашении с конкретными сроками, он несет ответственность перед государством, в том числе финансовую, за то, что получил статус и пользуется преференциями. Мы не можем себе позволить саботаж, на местном уровне свои же федеральные законы не выполнять.

В зоне особого внимания

— На что бы прежде всего вы рекомендовали обратить внимание резидентам? 

— Обязательно — качественно готовить документы, делать анализ земельного участка, смотреть соответствие зоны вашей цели и ограничения в ее применении. Далее: обязательно сделать предварительное проектирование. Вы можете заранее понять площадь и характеристику своих зданий и строений, планировку их на участке, все подъездные пути, логистику, посчитать инвестиции.

Что касается фильтров, сейчас есть тренд у региональной власти — разделять резидентов на тех, которые с финансами, и тех, у которых просто идея. Это правильно. Но и тем, и другим нужно давать возможность. Корпорация дает возможность проекту быть, а дальше резидент начинает уже сам привлекать инвесторов и решать вопросы, скажем, с оформлением участка или реализацией проекта. Что касается инвестсовета, который существует при губернаторе, — он очень нужен. Мы видели, как он работает. Там действительно задаются очень острые вопросы. Я надеюсь, что вопросы, которые там задавались, будут решены, и проекты, которые там презентовались, будут реализованы. Другой вопрос, что совет проходит не так часто — и на нем просто не могут быть озвучены все проблемные вопросы.

— Какие вопросы, по вашему мнению, стоят особенно остро?

— Например, с весны этого года полномочия по предоставлению земельных участков переданы из департамента земельных и имущественных отношений Приморского края в муниципалитеты. В частности, полномочия в том, что касается Владивостока, были переданы в администрацию города. Ситуация сложилась таким образом: на сегодняшний день «зависло» уже 8,5 тысяч заявок, и это только официальная информация. Они не рассмотрены в срок, и пока тенденция такова, что заявки эти будут копиться. Мы не понимаем, как эта ситуация будет решаться и в какие сроки. На прошлой встрече мы попросили подготовить нам какой-то план решения данной проблемы, но его еще нет. В идеале нам, конечно, хотелось бы увидеть некий электронный общедоступный ресурс, где можно было бы отслеживать ход и статус каждой заявки для того, чтобы исключить человеческий фактор и заинтересованность, чтобы все было прозрачно, чтобы мы понимали: администрация города и бизнес доверяют друг другу, и вопросов никаких друг к другу нет.

Затрону еще один вопрос. Речь идет о так называемых зонах КУРТ (комплексное устойчивое развитие территории), которые были закреплены генеральным планом, который накрывает собой большую часть Владивостока. Проблема в том, что инвестор не может получить разрешения на строительство, если на территории, которая подпадает под КУРТ, нет проекта планировки территории. Между тем этот проект администрация сейчас не разрабатывает и не запланировала на это бюджет. Резиденты вынуждены сейчас сами за свой расчет разрабатывать проекты планировки территории на большой квартал, на большую площадь, несмотря на то, что у них маленькие участки под их проекты. Это большая проблема — это тормозит развитие проектов, а по некоторым проектам вообще делает невозможной реализацию. У нас было два предложения по решению вопроса. Первое — ввести мораторий на год, до тех пор, пока не будут разработаны проекты планировки территорий администрацией города. Второе — выделить из бюджета города, края или Минвостокразвития финансовые средства на то, чтобы разработать ППТ на весь КУРТ для всех инвесторов, для любых предпринимателей. Чтобы не только юридические, но и физические лица могли работать и понимать, что на каждой территории возможно построить.

Если говорить про стратегические вопросы о развитии города Владивостока, то до сих пор не решен вопрос военных лесов. Зона военных лесничеств, которая накрывает значительные территории Владивостока, не дает возможность развиваться городу в сторону агломерации. Ну нет рабочего инструмента, через который этот вопрос решался бы. Почему? В зоне военных лесничеств есть участки, на которых вообще нет леса, которые давно застроены или потенциально интересны под развитие города. У нас нет ответственного органа, единого окна, где можно было бы эти вопросы решать. Есть некая рабочая группа в Москве при Министерстве обороны, но какие вопросы там решаются и каков порядок их решения — нам не известно. Никто права инвесторов Приморского края там не защищает. Единицы смогли что-то доказать и зону снять, а сейчас это просто большая проблема, вакуум, и люди просто опустили руки. Будем надеяться, проблема решится в ближайшее время.

Беседовал Александр Вершинин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья