Menu
Интервью, Это интересно

Эван Лейборн: Россия может обогнать США по эджайлу

Американский Uber менее чем за 10 лет тотально трансформировал рынок такси, а Airbnb — индустрию гостеприимства. Есть ли шансы у традиционных компаний устоять перед вихрем технологических перемен, которых с каждым годом становится только больше? Безусловно, да: выходом может оказаться способность оперативно адаптироваться к переменам, став максимально гибкими, уверен основатель Business Agility Institute Эван Лейборн из Австралии. Получивший широкую известность после выхода книги «Agile-организация — lean-подход к управлению бизнесом», Лейборн обладает весом и в профессиональном сообществе. Так, именно он стал agile-консультантом IBM в Сингапуре. После выступления Эвана Лейборна на Agile Business Conference 2018 в Москве «Инвест-Форсайт» узнал у специалиста, способны ли российские компании на гибкий подход в бизнесе, отстают ли от мировых конкурентов и к чему стоит готовиться структурам, не готовым стать гибче.

— Эван, внедряют ли сегодня мировые компании agile, или мода «на гибкость» проходит?

— В большинстве стран и компаний agile внедряется уже много лет подряд и достаточно успешно, глобальное принятие очень высокое по всему миру. Если говорить об agile в формате таких решений, как Scrum или Kanban, особенно в технологических и ИТ-компаниях, то они используются уже 30 лет. В России agile в основном применяют банки и крупные компании. Делают ли они это хорошо — большой вопрос, некоторые да, но, конечно же, далеко не все.

Однако сегодня стоит говорить уже о новом способе работы и даже подходе к ведению бизнеса — так называемом формате business agility (придерживаясь его, компании ставят во главу угла нужды и потребности клиента, постоянно подстраиваясь под них).

— В чем особенность подхода?

— Если сначала бизнес внедрял agile, чтобы ускорить вывод на рынок новых software-продуктов, то сегодня проблема касается уже компаний в целом. Они слишком медленно развиваются, не успевают адаптироваться к переменам на рынке. Темпы изменений в каждой индустрии слишком высоки, мы никогда не сталкивались ни с чем с подобным. Чтобы адекватно реагировать на вызовы, компании в целом должны стать более гибкими и научиться приспосабливаться. Возьмите Uber — еще 10 лет назад никто думал, что индустрия такси может кануть в прошлое, но теперь это происходит. Сейчас очевидно, что в будущем появятся беспилотные автомобили. Поэтому Uber инвестирует в беспилотники — иначе компания будет вне бизнеса через 10 лет. Такой подход, как business agility, необходим компаниям по всему миру для выживания, для того чтобы процветать и быть успешными на постоянно меняющемся, динамичном рынке. Иначе никак. Мы только что столкнулись с банкротством американского ритейлера Sears со 125-летней историей, который не смог адаптироваться к вызовам цифровой эпохи.

— В каких странах бизнес активнее всего пытается стать гибче?

— Очень хорошо обстоят дела в Скандинавии, а также в США. Есть удачные примеры внедрения и за пределами этих регионов, например в Австралии, Сингапуре, Индонезии некоторые компании успешно внедряют гибкие подходы. Но в других регионах направление еще очень слабо развито, в том числе в Японии. В России данный процесс еще только в самом начале. Сейчас в России уровень внедрения business agility примерно на том же уровне, где США были 10 лет назад.

— С какими вызовами сталкиваются компании при трансформации? 

— В принятии гибкого подхода в организации бизнеса существует много вызовов. Так, есть задача делегирования полномочий. Лидер должен позволить людям в самом низу иерархической системы принимать операционные решения, во многих случаях это вызывает сопротивление. Опять же, требуется перестройка организации — это очень сложно и долго. Ведь business agility — очень широкий термин, в том числе подразумевающий новые принципы разработки программных продуктов (Devops), agile-бухгалтерию и отказ от традиционных принципов формирования бюджетов (Beyond budgeting), новые HR-техники, а также data-driven-маркетинг.

— Какие перспективы здесь у России?

— Сегодня мир становится все более динамичным, и это играет вам на руку. Россия вполне может оставить США позади в плане внедрения business agility уже через 5 лет. Главное — желание со стороны российских компаний стать действительно гибкими, способными к адаптации. Нужна готовность сделать все, что потребуется. Понятие лидерства, структура организации, принципы работы — все должно измениться. Если решиться и сделать это сейчас, можно быстро обогнать остальной мир.

— С чего посоветуете начинать трансформацию?

— Это зависит от специфики компании, от сложностей, которые она испытывает. Я бы сказал, на первом месте должна быть трансформация KPI — показателей, по которым оценивается работа. В традиционной корпоративной культуре ключевым показателем остается выручка, на ней все фокусируется. Однако сегодня стоит учитывать не только выручку, но и гибкость. Давайте оценивать в первую очередь потребности клиента и готовность их удовлетворить. Если вы будете отвечать запросам клиентов, они вернутся именно к вам. Пусть выручка будет индикатором успеха, но не целью. Еще я бы начал с изменений в таких дивизионах, как финансы и HR: нередко они ограничивают внедрение agile.

— Каким компаниям точно нужен новый формат бизнеса?

— ИТ-компании, банковский и финансовый сектор очень быстро применяют новый подход. Например, в Европе и Австралии почти каждый банк пробует применять эти принципы. Вообще, это компании из любого сектора, где присутствует неопределенность. Ритейл, логистика, транспорт. Если смотреть глобально, agile — это способность компаний адаптироваться к вызовам. Неважно, используете ли вы Scrum или другие фреймворки. Должна быть гибкость, готовность меняться, приспосабливаться, соответствовать изменениям окружающего мира. Сегодня все слишком неопределенно. Вообще, есть лишь три вещи, которые не меняются: смерть, налоги и неопределенность. Это единственное, в чем вы можете быть уверены.

Беседовала Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья