ENG
Инвестклимат, Интервью

Галина Хованская: «В случае реновации не может быть никакого принуждения»

Вопрос реновации оказался пробным камнем — жители выразили бурные протесты против ущемления своих прав, власти столицы в итоге были вынуждены пересмотреть подход к решению проблемы. Мэр Москвы Сергей Собянин подписал закон о дополнительных гарантиях жилищных и имущественных прав при реновации в столице, где учтены многие требования жителей и исправлены недоработки. Между тем, федеральный закон о реновации столичного жилья еще не принят. В Госдуме готовится его второе чтение. Поправки разрабатывали все четыре фракции ГД, пытаясь выработать единую позицию. О перипетиях идеи реновации  «Инвест-Форсайт» расспросил главу комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Галину Хованскую.

 

Возвращение к общероссийским нормам

Что конкретно включает пакет поправок, согласованный всеми  фракциями?

— Мы решили, что по тем позициям, где есть полное согласие всех четырех председателей профильных комитетов и плюс четырех представителей от каждой фракции, — это будут поправки, внесенные от всех фракций Госдумы. По каким пунктам мы пришли к согласию? Во-первых, гарантированно будет исключена норма об ограничении права на судебную защиту (в варианте закона, который был предложен к первому чтению, было положение о том, что гражданин может обращаться в суд только по одному основанию — по равнозначности: если ему дают меньше метров, чем у него было). Это означает, что в отношении права гражданина на судебную защиту будут действовать нормы федерального законодательства. Не должно быть никаких ограничений при подаче иска. Так же как не должно быть никаких разночтений с федеральным законодательством по немедленному исполнению судебного решения. В предложенном столичными властями законе, который мы рассматривали в первом чтении, было серьезное нарушение норм ГПК, поскольку предлагалось узаконить такую ситуацию: человек только собирается обжаловать решение суда, а к нему уже приходят приставы — переселять. Дальше. Нас не устраивают предложенные столичными властями 60 дней для принятия человеком решения о переезде. Мы предлагаем установить срок не менее 90 дней с момента получения москвичом извещения.

А какова судьба более общих положений обсуждаемого закона — тех, где говорится о возможности властей города устанавливать собственные санитарные, экологические, противопожарные нормы? Ведь технический регламент — федеральная функция…

— Да, этот блок предложений вызвал большое беспокойство. Мы предлагаем его выкинуть вообще и работать по федеральным нормам.

Митинги людей, которых не устраивает реновация, были достаточно многочисленными. Но были и другие митинги — «за». Правда, на них пришло не так уж много москвичей. Это действительно были люди, которые все-таки рассчитывают выиграть от реновации?

— Да. В основном, это были те, чьи дома не попали в программу, хотя именно их-то и надо было в нее включить в первую очередь. И исходить властям надо не из того, как бы удобнее зачистить квартал для застройки, а из того, действительно ли дом выгоднее снести, чем отремонтировать. Поэтому мы не стали описывать, какие именно дома можно внести в программу, а какие — нет. Мы считаем, что важно прежде всего определить техническое состояние дома. Если фундамент, несущие конструкции и так далее — хорошие, а надо лишь поменять внутренние коммуникации — зачем сносить такой дом?

Равноценный, а не равнозначный

В дополнительных гарантиях, который подписал мэр Сергей Собянин, теперь речь идет не только о предоставлении равнозначного жилья, но и прописаны варианты равноценности, в том числе денежной компенсации. Это будет отражено в федеральном законе?

— На мой взгляд, это, безусловно, в нем должно быть отражено. По крайней мере, в пакете поправок ко второму чтению мы это учли. Нет никаких сомнений, что у собственника есть право на равноценное возмещение. Оно может быть как в денежной, так и в натуральной форме (по согласованию сторон). Думаю, старикам, одиноким людям, инвалидам правильно предлагать взамен одной квартиры другую (то есть использовать натуральную форму). Но делать такой обмен единственным и основным для всех категорий граждан — извините. Собственник все-таки вправе выбирать, что ему удобнее получить.

В полной ли мере эти нюансы учитывают дополнительные гарантии, подписанные властями столицы?

— Тут надо смотреть вот с какой точки зрения: если власти города обещают больше, чем прописано в федеральном законодательстве, они имеют на это право как субъект Федерации. Если меньше — ни в коем случае. Мы говорим о том, что должно быть предоставлено равноценное помещение, причем не исключается и принцип равнозначности (по числу комнат, по общей и жилой площади). А в случае если собственник будет требовать денежную компенсацию, стоит помнить: в нее должен входить, помимо рыночной стоимости жилого помещения, еще и денежный эквивалент доли в праве на общее имущество и на земельный участок. Правда, последнее — лишь в случае, если участок поставлен на кадастровый учет. Поэтому я сейчас призываю москвичей озаботиться постановкой участков под своими домами на кадастровый учет. И третья составляющая компенсационной цены за изымаемую квартиру — компенсация за непроизведенный капремонт (на этот счет есть решение судебных органов).

А что будет с деньгами, которые граждане отчисляют на капремонт? В первоначальном варианте эти средства должны были быть перечислены в фонд тех домов, что будут построены на месте сносимых.

— Деньги эти последуют за людьми, их перечислявшими. По крайней мере, так было бы логично. Но пока это тема для обсуждения, поскольку нигде в законе города данная норма не прописана. Видите ли, с отчислениями на капремонт в Москве происходит такая штука. Закон города о том, что люди в новостройках освобождаются от отчислений на капремонт первые 5 лет, так и не принят. Нет этого и в допгарантиях гражданам в случае реновации.

Будем менять название закона

Вы говорили так же, что даже название закона не соответствует его функциям…

— Да, скорей всего, мы поменяем название закона, будет не закон о статусе столицы: ведь реновация — это внутренние проблемы субъекта, совершенствование городской среды, все это не имеет никакого отношения к столичным функциям… Мне, кстати, недавно задавали такой вопрос — а нужен ли вообще был этот закон?

Вы ответили, что не нужен?

— Нет, он нужен. Но вовсе не для того, чтобы умалять права граждан. А чтобы, наоборот, их расширить. Потому что в ситуации, когда дом признается аварийным или сносится для государственных нужд, права граждан подробно прописаны и в Жилищном кодексе, и в Гражданском кодексе, и в Конституции.

Но ведь при реновации нет никакого изъятия для государственных или муниципальных нужд. Речь же не идет о проведении Олимпиады, как в Сочи, или о выполнении каких-либо международных обязательств страны. Реновацией не решаются вопросы безопасности. Значит, права у граждан должны быть не такие, как при изъятии их собственности для государственных нужд. Потому что здесь нет государственных нужд.

Дальше. Речь идет о тех домах, которые аварийными не признаны. Поэтому здесь должна работать норма ГК, то есть исключительно договорные отношения: если собственник согласен, тогда — пожалуйста, если нет — то нет. Кроме того, раз при реновации речь идет об изъятии всего общего имущества (включая земельный участок), то согласиться должны все собственники, а не только московская власть — так как ее позиция при голосовании понятна. В общем, у собственников жилья должны быть дополнительные права. А дополнение тут очень простое. Согласен на переселение — значит, договорные отношения с каждым. Вот и все. Мне говорят — а вот если один не согласится… Ну да, вот один не согласится, это плохо. Значит, у него будет повод обратиться в суд. Но суд может заставить его подписать основной договор лишь в том случае, если данный гражданин подписал (после решения общего собрания) предварительный договор о том, что он согласен на изъятие, а потом вдруг отказался. И никак иначе.

В случае реновации не может быть никакого принуждения. Даже разговора о нем быть не может. В этом — принципиальное отличие от ситуации с пятиэтажками сносимых серий, где некий элемент принуждения все же есть (вот там как раз работает норма об изъятии — раз речь идет о практически аварийных домах, которые угрожают здоровью граждан). В общем, смысл наших поправок ко второму чтению таков — мы приводим закон в соответствие с Конституцией и федеральным законодательством.

А есть шанс, что все эти поправки будут учтены?

— Думаю, да. Ведь недавно нас поддержал президент, сказав, что если закон не будет соответствовать Конституции, он его не подпишет.

Беседовала Елена Скворцова

Сохранить

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья