ENG
В мире, Стартапы

Искусство и технологии: арт на новый лад

Искусство и технологии стали как никогда ближе. Сегодня можно посмотреть выставку в музее, не выходя из дома, или купить без посредников картину Бэнкси на блокчейн-платформе. Новые технологии меняют арт-рынок, помогая ему расширить аудиторию и сделать процесс покупки максимально прозрачным. «Инвест-Форсайт» выбрал четыре стартапа, которые взглянули на искусство по-новому. 

Искусство и технологии: арт на новый лад

Просветить рентгеном

История стартапа InsightArt началась в лаборатории компании ADVACAM. Эта чешско-финская компания разрабатывает позиционно-чувствительные детекторы для НАСА, CERN и Европейского космического агентства (ЕКА). В 2016 году топ-менеджмент компании Йозеф Угер (Josef Uher) и Ян Сохар (Jan Sohar) вместе с реставратором Йиржи Лаутеркранц (Jiří Lauterkranc) запустили стартап на стыке арта и космической технологии — InsightArt. Его цель — проверить и подтвердить подлинность произведений искусства.

Искусство и технологии: арт на новый лад

«Арт-рынок — это джунгли. Около 50% произведений искусства и картин либо являются подделками, либо их ошибочно приписывают другим мастерам», — объясняет технический директор проекта Йозеф Угер.

InsightArt намерен решить эту проблему. Стартап «просвечивает» произведения искусства с помощью рентгеновских сканеров 2D и 3D RToo (они измеряют длину волны фотонов). Этот беспрецедентный метод в искусствоведении позволяет идентифицировать различные типы материалов (пигментов). Раньше такой анализ можно было сделать только с использованием огромных синхротронов, которые сложно достать обычному реставратору.

«В будущем мы хотим объединить наше рентгеновское изображение с виртуальной реальностью, чтобы сделать его более простым и удобным при сканировании объектов. В конечном итоге нашу технологию можно использовать для медицинских целей. Это займет время, но в ней заложен большой потенциал», — добавляет Угер.

В прошлом году дочерняя компания ADVACAM получила инвестиции от Air Ventures Fund (детали сделки не раскрываются — ред.). Весной чешский стартап представил свою разработку в Лондоне. В дальнейших планах InsightArt — открытие филиалов в Нью-Йорке, Париже и Токио.

Приложение для коллекционеров

За две недели до финальных экзаменов в университете Ольборга братья Маттис и Джепп Курты (Mattis and Jeppe Curth) сумели найти двух коллекционеров, готовых инвестировать в придуманное ими приложение Artland. После экзаменов братья переехали в Копенгаген и сняли там квартиру. На первых порах, чтобы оплачивать услуги веб-разработчика и арендовать офис в подвале, они работали в кофейне. В конце лета 2016 года Маттис и Джепп закончили разработку приложения для iOS и Android — Artland. Идея этого сервиса проста: создать социальный рынок, где коллекционеры могут общаться друг с другом и галереями и покупать современное искусство из любой точки мира.

Искусство и технологии: арт на новый лад

«Коллекции произведений искусства трудно найти, — объясняет Маттис Курт. — Как вы узнаете, где они находятся и кому принадлежат? Эта проблема: немногие люди видят коллекции. Мы же подключаемся к этому сообществу и позволяем пользователям находить произведения искусства и делиться коллекциями. Если они хотят защитить свою конфиденциальность, то могут использовать псевдоним».

За 18 месяцев после старта Artland скачало 12 тыс. человек. Сейчас количество пользователей перевалило за отметку в 50 тыс. В базе Artland представлены свыше 60 галерей из Скандинавии, стран Бенилюкса, США, Лондона, Нью-Йорка, Мексики, Австралии и пр.

Для пользователей основатели проекта оставили приложение бесплатным. Галереи платят ежемесячную фиксированную подписку. В прошлом году датский стартап привлек финансирование в размере $1,9 млн. Инвесторами выступили гандболист Миккель Хансен, олимпийский чемпион по выездке (конный спорт) Андреас Хельгстранд, музыкант Shaka Loveless, основатель Airhelp Николас Михаэльсен и Airhelp Poul Oddershede.

«Сегодня искусством интересуется цифровое поколение. Это важная целевая группа для галерей, и если они не будут следовать за ней в интернете, то потеряют ее. Многие миллениалы получили свой первый опыт покупки произведений искусства в Instagram или на другой платформе, поэтому, безусловно, я вижу в Artland большой рыночный потенциал», — считает Маттис Курт.

Виртуальность на блокчейне

Основанный в 2018 году французский стартап Monart тоже собирается разрушить мировой арт-рынок, а на его месте построить новое художественное сообщество. Мало Жиро де л'Эн (Malo Girod de l’Ain) и Полин Хоул (Pauline Houl) намерены объединить на одной платформе 3D-выставки, виртуальную/дополненную реальность и блокчейн.

«Наша миссия — это создать новые бизнес-модели, в том числе обеспечить сертифицированную покупку произведений искусства или коллекций, чтобы расширить и демократизировать доступ к арт-рынку», — добавляет Жиро де л'Эн.

Искусство и технологии: арт на новый лад

До того как запустить Monart в 2018 году, Мало Жиро де л'Эн десять лет возглавлял интернет-СМИ, включая M21. Последние 10 лет он посвятил выпуску журнала о цифровом искусстве Digitalarti. Его бизнес-партнер Полин Хоул живет в Пекине и хорошо знает азиатский рынок. До Monart она была генеральным директором Eurohold China, а ранее занимала пост управляющего директора в Greater China Intertrust Group. Сейчас Хоул возглавляет азиатское подразделение стартапа, а также управляет крупным пекинским арт-центром, где проходят художественные выставки и корпоративные мероприятия.

На своей платформе Monart намерен организовывать виртуальные 3D-выставки и посещения студий 3D-художников. С помощью дополненной реальности можно «повесить» понравившуюся картину на стене своего дома или офиса.

«Каждое произведение искусства может быть сохранено в блокчейне с указанием базовой информации. В Monart мы сертифицируем художественные работы по собственному алгоритму», — добавляет Мало Жиро де л'Эн.

За последний год французский стартап, по данным Crunchbase, привлек скромный объем инвестиций — $250 тыс. Но этого хватило, чтобы закончить работу над сайтом проекта. Что дальше? До конца 2019 года Monart намерен закрыть частную продажу токенов (MART) на сумму свыше €100 тыс. и начать публичные продажи. Ведь основатели проекта строят амбициозные планы: за 5 лет вырасти в компанию стоимостью в $1 млрд.

Вот это DADA!

Художник Беатрис Рамос (Beatriz Ramos) всегда была успешным предпринимателем. Она переехала из Венесуэлы в США и почти сразу начала работать с такими крупными компаниями, как Disney, MTV и The New York Times. Рамос сняла более 100 рекламных роликов для крупных брендов вроде Macy's и Kraft и в итоге создала собственную анимационную студию Dancing Diablo Studios с офисами в Бруклине и Венесуэле. В определенный момент она поняла, что у нее нет прав ни на одно из созданных для этих корпораций произведений. Переосмысление успеха художника в цифровую эпоху натолкнуло ее на идею создания новой социальной платформы.

В 2014 году она с художниками-технологами Иехудит Мам (Yehudit Mam) и Авраамом Милано (Abraham Milano) запустила стартап DADA. Это нечто среднее между торговой площадкой, социальной сетью и технологическим стартапом. На DADA художники разговаривают друг с другом не на словах, а через рисунки. В первые годы, чтобы поддерживать платформу, команда из пяти человек была вынуждена отказаться от зарплаты. Поиски способов монетизации проекта привели к блокчейну.

«Мы обнаружили, что с помощью этой технологии можем продавать рисунки как редкое цифровое искусство с доказательством права собственности для коллекционеров и защитой интеллектуальной собственности для художников», — поясняет сооснователь проекта Иехудит Мам.

Искусство и технологии: арт на новый лад

В октябре 2017 года DADA добавила в платформу пользователя нового типа — коллекционер — и выпустила сборник цифровых рисунков Creeps and Weirdos, сгенерированных на платформе. Работы можно было приобрести в криптовалюте Ethereum. Весной того же года платформа получила инвестиции от ConsenSys Ventures (сумма сделки не раскрывается — ред.). Сейчас база пользователей DADA превышает 160 тыс. человек. Не так давно проект выпустил свою криптовалюту. Теперь художники могут продавать свои работы за монеты DADA, а затем обменивать их на фиатные деньги.

«Мы создаем совершенно новую экономику и бизнес-модель, которых раньше не было», — добавляет Беатрис Рамос.

Автор: Ольга Гриневич

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья