ENG
Инвестклимат

Кадровый голод цифровой экономики

Дефицит цифровых кадров превысит в ближайшее время 1 млн человек. Где брать строителей цифрового будущего, кто и как должен их обучать — вопросы не только идеологические, но и коммерческие. В нацпрограмме «Цифровая экономика» на обучение и повышение квалификации предусмотрено 138,7 млрд рублей. Сегодня цифровое образование похоже на вакханалию, считает председатель подкомитета по развитию инструментов финансирования инновационных и венчурных проектов ТПП Сергей Безделов. Учебные заведения выдают любые сертификаты, и иногда бумага, на которой они напечатаны, дороже полученных знаний. Без стандартизации образовательных программ, хотя бы базовых знаний, невозможно построить digital-будущее страны, уверены в Торгово-промышленной палате. На стратегической сессии 14 ноября обсуждались вопросы стандартизации цифрового образования в условиях нового экономического уклада.

Министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Константин Носков и президент ТПП РФ Сергей Катырин

В борьбе за бюджетные строчки 

Выступавший модератором встречи Сергей Безделов отмечает, что сегодня необходимо внедрять базовые стандарты знаний в новой сфере. Также, по его словам, все сотрудники организаций и компаний, участвующих в реализации нацпрограммы «Цифровая экономика», должны пройти повышение квалификации в государственных вузах по сертифицированным программам.

Заместитель директора по методическому обеспечению координации информатизации Центра экспертизы и координации информатизации Андрей Свистунов дал оценку рынку образовательных услуг в России.

«Рынок перегружен: курсы, в названии которых присутствует слово “цифровой”, есть и на рынке дополнительного образования, и в вузах, и даже в MBA. Огромный разброс по содержанию и стоимости — от 10 тысячи до 1 млн рублей», — говорит Андрей Свистунов.

Но это не решает проблему подготовки кадров. Как замечает эксперт, в Gartner выделяют около 100 новых технологий, а в технологические карты «Цифровой экономики» включены только 9 направлений. Пока за бортом остаются, например, технологии беспроводной передачи энергии или нейроморфные исследования. Но ситуация может измениться через 2-3 года, и тогда на рынке появится потребность в специалистах с иными квалификациями. То есть власти должны сформировать требования к обучению, к преподавателям и только после этого переходить к разговору о стандартах.

Николай Комлев, председатель Совета ТПП РФ по развитию информационных технологий и цифровой экономики, директор профильной ассоциации АПКИТ, рассказывает, что с 2007 года они занимаются разработкой профстандартов. Сейчас курируют, например, появление новых: системный программист, специалист по дизайну графических и пользовательских интерфейсов.

Председатель Совета ТПП РФ по развитию информационных технологий и цифровой экономики Николай Комлев

Но на пути ускоренной подготовки востребованных кадров встает вязкий бюрократический механизм.

«Министерство, которое является проводником цифровой экономики, становится узким горлышком, где застревают профстандарты, — подчеркивает Николай Комлев. — В 2017—2018 гг. большинство новых цифровых профессий блокировалось Минкомсвязи, а сейчас — в новом Министерстве цифрового развития».

Так, в частности, замминистра Алексей Волин дал отрицательные заключения на стандарты по специальностям «управление данными и информационными объектами», или «цифровой куратор». Стандарт для специалистов по интернет-маркетингу блокируется уже год. Без их утверждения невозможна дальнейшая работа, так как именно на базе профстандартов рождаются образовательные программы. По словам руководителя Центра экспертизы и координации информатизации Романа Урнышева, на утверждение нового профстандарта уходит около полутора лет. За это время в мире цифры происходит столько всего, что появившиеся требования могут устареть на выходе.

Излишняя бюрократизация процесса — не единственная сложность. Николай Комлев, анализируя план мероприятий программы «Цифровая экономика» по направлению «Кадры и образование», называет его слабые стороны. Во-первых, «закрытый интерфейс».

«Алгоритм подключения к программе отсутствует или закрыт. В регионах очень часто задают вопрос: как немосковским вузам участвовать в освоении образовательных цифровых бюджетов и готовить специалистов? — подчеркивает директор АПКИТ. — С этим вопросом я иду во властные комитеты, но хорошего ответа у меня до сих пор нет. Возможности есть у тех, кто либо учредитель программы (Ростех, Ростелеком), либо у тех, кто изначально вписался в эту работу. Система не предусматривает подключения даже участников программ “Цифровой регион”, которые в ряде субъектов успешно реализуются».

Председатель Комитета ТПП РФ по финансовым рынкам и кредитным учреждениям Владимир Гамза подчеркнул, что от цифровой экономики не увернуться: в перспективе 5-10 лет уклад изменится, что потребует новых умений и от бизнеса, и от населения.

Председатель Комитета ТПП РФ по финансовым рынкам и кредитным организациям Владимир Гамза

Учить же этому надо начинать уже сейчас. Владимир Гамза выступил с предложением создать Фонд высшего образования, который во многом похож на фонды социального и пенсионного страхования и американский «529-й план» — специальный счёт для накопления средств на обучение. Фонд, созданный ведущими вузами и РВК, будет действовать на принципах эндаумента, под управлением профессиональных инвесторов. Вкладчики Фонда из числа российских семей смогут оплатить высшее образование детей, заключив фьючерсный контракт и оплачивая обучение за три года до, четыре года во время обучения и год после. Выбор программы обучения можно будет сделать на открытом маркетплейсе. Также Фонд будет ответственен за создание и развитие площадки для отбора образовательных проектов и инвестиций в них средств эндаумента, РВК и партнёров.

Цель проекта — сделать российское образование максимально открытым и прикладным, а также начать его экспорт, по примеру Австралии.

Автор: Анна Орешкина

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья