Инвестклимат

МЭФ требует перераспределения доходов

Во вторник, 3 апреля, в небоскребе Российской академии наук открылся Московский экономический форум — в определенном смысле «оппозиционный» экономический конгресс, противопоставляющий себя тем направлениям экономической мысли и политики, которые бывают представлены на Гайдаровском форуме. Прежде всего, Форум был демонстрацией возможностей различных институтов Российской академии наук, чувствующих свою невостребованность российскими властями и обиженных чрезмерным авторитетом и финансовыми возможностями организаций, считающихся центрами либеральной мысли, — прежде всего Высшей школы экономики, РАНХиГС и Института Гайдара. 

Евгений Биятов / РИА Новости

Такая «двойная оппозиция», в которой вынуждены находиться российские «левые» экономисты, приводит к тому, что им выгодно объявить правительство находящимся в плену либеральных иллюзий — и именно это сделал открывавший пленарное заседание сопредседатель форума Константин Бабкин, крупный предприниматель в сфере сельхозмашиностроения и лидер «Партии Дела». По словам Бабкина, «правительство живет в идеологии либерализма», во главу угла ставятся интересы личности и мировых корпораций, а интересы государства отодвигаются. Но что же может исправить положение? Чтобы собрание не выглядело бесполезной говорильней, все выступавшие на пленарном заседании возлагали надежды на тот факт, что прошли выборы, и в российской политической системе должно произойти какое-никакое обновление для «нового шестилетнего цикла». Как сказал бывший кандидат в президенты от КПРФ Павел Грудинин, мы надеемся, что новый президент назначит новое правительство, которое начнет новый экономический курс.

Но каким должен быть новый экономический курс? Удивительно, но обвинений в адрес Центрального банка и жалоб на слишком высокую учетную ставку на пленарном заседании практически не звучало. Единственным выступающим, продолжившим ставшую традиционной критику «архаичной денежной политики», был Сергей Глазьев, ныне не занимающий никаких постов и представший перед публикой просто как академик РАН. Однако выступление Глазьева было, в сущности, дезавуировано докладом депутата Заксобрания Санкт-Петербурга Оксаны Дмитриевой (в прошлом — видного деятеля «Справедливой России», ныне перешедшей в «Партию Роста» Бориса Титова). По словам Дмитриевой, ключевая ставка ЦБ практически не влияет на фондирование банков, которые завалены сравнительно дешевыми деньгами, взятыми у населения и юридических лиц. Объем средств на вкладах населения в три раза превышает объем кредитов населению, таким образом, отсутствие в России дешевого кредита для производителей нельзя объяснить просто недофинансированием коммерческих банков со стороны ЦБ — особенно если учитывать тот факт, что Банк России выделял огромные средства на докапитализацию системных банков, а затем на санацию банков, оказавшихся на грани банкротства. Ситуацию с санацией Оксана Дмитриева называла рукотворным кризисом, который регулятор, возможно, инициировал специально, чтобы иметь повод выделять огромные суммы якобы на латание дыр в банковской системе («Инвест-Форсайт» в свое время писал о проблемах, существующих в системе санации — ред.).

Тема защиты рынка от иностранных конкурентов на МЭФе не звучала, разве что, опять же, Сергей Глазьев упомянул о необходимости переводить российский авиапарк на отечественные машины. Что хотели бы прежде всего изменить ведущие докладчики Форума — бюджетные приоритеты, и самое интересное, что подобная мысль звучала и на последнем Гайдаровском форуме. Так что различий между «левыми» и «правыми» во взглядах на первоочередные корректировки в экономической политике сегодня меньше, чем кажется. Одним из лозунгов дня стало «перераспределение». О нем, в частности, горячо говорил научный руководитель Института океанологии РАН, бывший депутат Госдумы Роберт Нигматулин, который требовал обуздать «сверхдоходы и сверхбогатых», увеличивать доходы населения и ассигнования на науку и культуру. В этом же ключе было выдержано и выступление хозяина форума, президента Российской академии наук Александра Сергеева, требовавшего, чтобы наука в России росла быстрее, чем другие секторы, чтобы она была освобождена от контроля на основе наукометрических показателей, чтобы для предотвращения утечки мозгов интеллекту в России были предоставлены комфортные условия, карьере ученого вернули привлекательность, а заодно выделили ресурсы на обновление парка научного оборудования. Что касается собственно экономической политики, тут президент РАН выдвинул предложение ориентироваться на «корейскую модель развития», основанную на договоренности государства с крупными компаниями, дабы они координировано вкладывали средства в науку. Нечто подобное предложил и Сергей Глазьев, считающий, что главным инструментом правительства должны быть специальные инвестиционные контракты, в которых компании берут на себя обязательства по внедрению новых технологий в обмен на льготные кредиты от государства.

О перераспределении говорил и Павел Грудинин, заявивший, что на прошедших выборах либеральные программы проиграли, а выдвинутая КПРФ социальная программа выиграла. Тут стоит обратить внимание на странную «идентичность» Павла Грудинина: он представлял «народную», «социальную» программу компартии и при этом был бизнесменом. Впрочем, снижающиеся в последние 4 года доходы населения являются проблемой и для бизнеса. Поэтому Павел Грудинин выступил на МЭФе с призывом повышать доходы людей, чтобы бизнесу было для кого производить. Конечно, в этом лозунге еще спрятан протекционизм, но стоит отметить, что противостояние коммунистов и либералов явно приобрело новое качество. В 90-е годы сторонники активной соцполитики спорили с либералами по вопросу об общей налоговой нагрузке госрасходов на экономику. Но Грудинин — сам директор агрохолдинга и не может требовать повышения налогов. Таким образом, речь идет о смене бюджетных приоритетов, а с этим сейчас, повторимся, либералы не спорят.

Еще одна идея, объединившая большинство докладчиков, — идея стратегического планирования. Планирования потребовал Сергей Глазьев, на что Оксана Дмитриева сказала, что у нынешней власти нет не только стратегии, но и тактики. А уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов опять выступил с презентацией своего давнего плана создания в России особого «штаба реформ», находящегося над обычными ведомствами. «Инвест-Форсайт» уже подробно обсуждал, будет ли подобная мера настолько эффективна, как утверждает Титов. Но, во всяком случае, его идея на данный момент является частью «левоцентристского консенсуса».

Но надежд на принятие их подходов у участников было явно немного. Павел Грудинин отметил, что любая позитивная деятельность может быть прекращена из-за «ребят в погонах». По словам же Константина Бабкина:

«Пока сигналов, что правительство готово меняться, очень мало».

Автор: Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья