ENG
Инвестклимат, Мнение

На пути к устойчивому росту: эффективность отраслевой структуры

Иван Любимов

Иван Любимов

Старший научный сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС

Структурная трансформация и внутрисекторальная производительность

В прошлый раз мы обсудили некоторые детали одного из важнейших шагов на пути к устойчивому экономическому росту: структурной трансформации. Напомню, этот шаг заключается в том, чтобы сформировать в экономике более сложные и производительные отрасли, которые смогут выпускать и экспортировать технологически более сложные товары и услуги. Освоение соответствующего ноу-хау потенциально позволяет выйти на те глобальные рынки, где уровень конкуренции ниже из-за высокой технологической сложности производимых товаров и услуг. Добавленная стоимость последних в среднем выше — и потому у производителей есть возможность заработать более высокие доходы.

Однако одно лишь появление более сложных отраслей в некоторой экономике недостаточно для того, чтобы та смогла устойчиво расти, приближаясь по уровню подушевых доходов к состоятельным странам. Структурная трансформация может завершиться созданием недостаточно производительных отраслей, способных поставлять товары и услуги лишь на внутренний рынок, а также на рынки небогатых экономик, преимущественно — ближайших географических соседей. Через этот путь прошли многие страны Латинской Америки в 1950–1970 гг., а также Китай при Мао Цзэдуне. Подобная структурная трансформация, хотя иногда и увеличивала темпы экономического роста, однако не смогла сделать их увеличение устойчивым. При слабых экспортных результатах сложно рассчитывать на крупные и продолжительные доходы от экспортной деятельности, потому что рынки соседних небогатых экономик могут быть сравнительно небольшими и медленно растущими.

Республика Беларусь и Финляндия

Республика Беларусь — пример экономики, имеющей достаточно сложную отраслевую структуру. При этом компании внутри этой структуры часто отличаются недостаточной производительностью. Атлас экономической сложности, публикующий информацию о деталях экспорта экономик мира, а также их прогрессе в структурной трансформации, оценивает белорусскую экономику как 29‑ю из 133 по уровню сложности. Действительно, эта страна является производителем и экспортером сравнительно сложных товаров, в частности автобусов, тракторов, грузовиков, бытовой техники и пр. Однако товары поставляются преимущественно на внутренний рынок этой страны, а также на рынки государств — бывших республик СССР. Это не означает, что Республика Беларусь не экспортирует свои товары на богатые рынки Европейского Союза. Однако большая часть белорусского экспорта направляется на менее состоятельные рынки, где готовы купить менее надежный, менее функциональный, но при этом более дешевый товар, потому что бюджет многих потребителей не позволяет приобрести более функциональные товары. Если же при расчете показателей экономической сложности учесть направления экспорта белорусских товаров, то Республика Беларусь перемещается в конец 6‑го десятка в рейтинге экономической сложности. Этот результат согласуется с тем фактом, что белорусская экономика уже несколько лет стагнирует, так как прогресс в экономической сложности является хорошим предсказателем темпов экономического роста. Недостаточно высокая и стагнирующая сложность этой экономики вполне согласуется с недостаточно высоким и стагнирующим уровнем ее подушевого ВВП.

Фокус на недостаточно богатых рынках может оказаться рискованным. Примером экономики, которая испытала на себе последствия чрезмерной концентрации экспорта на недостаточно богатых рынках, является Финляндия. Во времена позднего СССР эта экономика была важным экспортером индустриальных товаров на советский рынок. Однако распад советской экономической системы привел к катастрофическому сокращению спроса на экспорт финских товаров в начале 1990‑х. Качество финских товаров при этом не было достаточным для того, чтобы быстро направить более невостребованный традиционным партнером экспорт в страны Западной Европы или Северной Америки. В результате Финляндия пережила глубокий спад, во время которого уровень безработицы и сокращение ВВП достигали двузначных величин. Восстановление экономики этой страны произошло лишь во второй половине 1990‑х гг., и заметную роль в этом восстановлении сыграл успех телекоммуникационного подразделения компании Nokia, которому удалось стать одним из глобальных лидеров в своей сфере. Таким образом, часть успеха в восстановлении финской экономики заключается как в успешной структурной трансформации, состоящей в появлении телекоммуникационной отрасли, так и в достижении высокой производительности внутри этой отрасли. Оба результата, стоит отметить, потребовали нескольких десятилетий инвестиций и усилий.

На пути к устойчивому росту: эффективность отраслевой структуры
Григорий Сысоев / РИА Новости

Диагностика роста и российская экономика

Что же требуется для увеличения производительности сформировавшихся в экономике отраслей? Универсальный ответ на этот вопрос отсутствует. И вот почему. Одной экономике может недоставать надежной защиты прав собственности, создающей гарантии для иностранных инвесторов, которые потенциально могут экспортировать в страну производственное ноу-хау и передовые управленческие практики. Недостаточная защита прав собственности может также затруднить и распространение новых технологий уже внутри некоторой экономики, если национальные фирмы, в которые со временем может перетечь ноу-хау, опасаются риска экспроприации и избегают инвестиций в новое оборудование, в котором содержатся передовые технологии. Причиной недостаточной производительности может быть и недостаток знаний и квалификации работников. Если для функционирования новой технологии требуется не только оборудование, но и дополняющие его знания специалисты, то инвестиции в первое бессмысленны, если в стране в дефиците второе. Росту производительности также может мешать недостаток транспортной инфраструктуры и многие другие причины.

Из того, что в некоторой догоняющей экономике может одновременно наблюдаться множество причин недостаточно высокой производительности, вовсе не следует, что нужно приниматься за исправление всех бед одновременно. Для этого у развивающейся страны, скорее всего, нет ни денег, ни достаточного числа подготовленных бюрократов, на которых возлагается проведение реформ, ни политического капитала. Нужно сделать выбор — и желательно, чтобы этот выбор пал на то ограничение, ослабление которого даст наиболее сильный эффект в виде возросших темпов экономического роста.

По мнению многих экспертов, таким ограничением для российской экономики сегодня является слабость институтов защиты прав собственности. На это указывают все новые рекорды в оттоке капитала, большой размер теневого рынка, хотя в размере последнего роль играют не только недостаточно качественные институты защиты прав собственности, но и многие другие сигналы.

Ошибочно, однако, полагать, что улучшение институтов защиты прав собственности решит проблему с ростом производительности раз и навсегда и обеспечит устойчивый рост российской экономики. Как только надежность этих институтов увеличится и российская экономика отреагирует ускорением роста, она в скором времени упрется в другие ограничения, такие как недостаток человеческого капитала, дороговизна заемных средств, слабость транспортной инфраструктуры и т. д. Важным в этой связи будет поиск того ограничения, которое станет самым сильным, самым «сдавливающим» в длинном списке важных для российской экономики ограничений.

Разумеется, поиск ограничений и их ослабление является столь же важным и в деле структурной трансформации. Новым отраслям точно так же требуется надежная защита прав собственности, квалифицированные специалисты, доступность финансов или транспортная инфраструктура, как и уже существующим. Однако если структурная трансформация заключается в появлении новых секторов, то рост внутрисекторальной производительности связан с развитием уже существующей структуры отраслей.

Выводы

Для российской экономики, таким образом, важны оба канала: ей требуется и структурная трансформация, и внутрисекторальное увеличение производительности. Первая даст возможность установить здесь более сложные экспортные отрасли, вторая — сделать выпуск этих отраслей достаточно масштабным и выйти на самые разные рынки, включая премиальные рынки богатых государств, избегая, таким образом, рисков концентрации на недостаточно крупных и медленно растущих рынках из числа географических соседей.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья