ENG
Инвестиции, Мнение

Новый класс покупателей квартир

Василий Колташов

Василий Колташов

Руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

После снижения ставки ЦБ до 4,5% словно из рога изобилия посыпались прогнозы скорого оживления рынка и роста объемов строительства жилья. Несомненно, новая ставка хороша и является рекордно низкой для России. Однако ожидание автоматического чуда, похоже, оказалось напрасным.

Прошло немного времени, и тон прогнозов по рынку жилья начал меняться. Вице-президент гильдии риелторов Константин Апрелев даже заявил в эфире радио «Комсомольская правда»: доходы семей, а не размер кредита определяют покупки. Еще ранее автор этой статьи предупредил, что опора только лишь на дешевый кредит (те самые льготные 6,5% по ипотеке) не может компенсировать неуверенности граждан в завтрашнем дне, так как в 2020 г. они уже видели и весенний обвал рынков, и девальвацию рубля, и пандемию коронавируса. А ведь есть еще один фактор — падение номинальных и реальных доходов домашних хозяйств, которое совсем не располагает к покупке именно теперь.

Да, безработица в России не оказалась ни на западноевропейском, ни на североамериканском уровне. Едва ли можно говорить у нас более чем о 10% армии безработных, тем более что с отменой самоизоляции появляются новые вакансии, а множество старых рабочих мест сохранились из-за мер поддержки государства. Но обрушение заработков есть. Срезаются премии, отпадают во многих случаях конверты, а кого-то переводят на пониженный оклад. Все это последствия последней, третьей с 2008 г., волны большого мирового кризиса.

Можно говорить и о том, что в месяцы весенней самоизоляции в обществе начала брать верх протестантская модель поведения на рынке. Суть в том, что иметь много долгов и вообще охотно заимствовать — дурно, а увлекаться демонстративным потреблением — еще хуже. Правильно же иметь хоть какие-то сбережения. США, которые десятилетиями проповедовали ровно обратное и были примером ровно обратного, показали миру бунты постиндустриальных безработных. Люди оказались без сбережений, с долгами и традицией не иметь запаса собственных средств. Потому они дали урок порочности такой системы.

В России вынужденный «протестантизм» выливается в летнюю осторожность. Люди поняли, что кредиты на покупку жилья подешевели, но они обеспокоены. Они не уверены в доходах завтрашнего дня. Они не готовы занимать и тратить так, как они делали это прежде. Некоторые ждут новой волны кризиса.

Поэтому снижение ставки и признается недостаточной мерой даже теми, кого нельзя заподозрить в социальной ангажированности и у кого только рыночные интересы. Сведения об относительно низкой безработице по сравнению с теперь реально «загнивающим» Западом ничего не дают.

Россиянам нужен рост доходов и постоянство заработков, чего нельзя ожидать от временных рабочих мест по программе правительства. На них выделяли 4 млрд рублей. Это неплохо. Но нужно нечто иное: в России необходимо создать новый класс покупателей квартир, людей с достаточными для этого доходами и изначально включенными в специальную программу. Естественно, такое по силам только правительству.

Государство — это не фирма. Его задачи в экономике не в том, чтобы быть рентабельным и проводить перманентные неолиберальные оптимизации, ломая собственные социальную и регулятивную системы, то есть сводя себя к «ночному сторожу». Оно должно вытащить российскую экономику из кризиса; ни бизнесу, ни богу это не по силам. А если поднять ставки оплаты труда региональным бюджетникам, особенно медикам, учителям в школах, работникам детских садов и яслей, кадрам колледжей и вузов, то это произведет революцию на рынке. Эта революция случится не в Москве. Там потенциала особенного нет. Она случится в остальной России.

Если посчитать всех педагогов в школах и воспитателей в детских садах, получится около 2 млн человек. Еще четверть млн человек трудится в системе дополнительного образования. С кадрами колледжей и вузов, а также системы здравоохранения получится не менее 5 млн человек. А это 5 млн домашних хозяйств, семей, если выражаться не экономическим языком. Сколько из них в регионах имеют жилищные условия, не требующие улучшения? Сколько решит отказаться от включения в программу улучшения этих условий, когда часть оплаты они будут получать «квадратами», например, и смогут претендовать на льготные ипотечные кредиты? Будут ли лишними для рынка жилья пусть только 2–3 млн новых покупателей? Не явятся ли они тем самым инструментом запуска роста, который сейчас необходим экономике?

Когда мотор экономики останавливается, его необходимо перезапустить. Это одна из важнейших функций государства. Но истина требует уточнить, что тут стартером может выступать не обязательно собственное государство.

В 2008–2009 гг. только началась эпоха большого кризиса. Снятие признаков кризиса и возобновление роста во многом было связано с действиями ФРС. Она залила финансовые рынки деньгами. Окончание второй волны мирового кризиса (2013–2016 гг.) было связано с восстановлением импорта сырьевых и прочих товаров в Китай, что следом повысило экспорт из этой страны. Сейчас все эти механизмы исчерпаны и не могут дать эффект прежней чистоты и устойчивости. Российскую экономику нужно перезапускать большей частью самостоятельно, силами собственного государства. Потому так важен вопрос о новом классе покупателей на рынке жилья.

Создавать новый класс покупателей квартир и домов необходимо. Рост строительства даст общий рост производства, занятости и оплаты труда, а со временем обеспечит бум в экономике. Будет и рост бюджетных доходов, что неминуемо покроет расходы на поддержание этого класса покупателей.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья