ENG
В мире, Инвестклимат

Президент Мексики против зеленых инвестиций

Во всем мире зеленая энергетика считается приоритетной отраслью. Но не в Мексике, где государство стоит за увеличение добычи нефти и ее использование в генерации электроэнергии. Тема пандемии тоже стала неожиданно использоваться против зеленой энергетики. Казалось бы, что общего? Но администрация президента Лопеса Обрадора внезапно использовала сложившуюся ситуацию для борьбы с зелеными инвестициями и протекционизма в отношении добытчиков углеводородов.

В начале 2020 года Национальный центр энергетического контроля Мексики (CENACE) издал спорную директиву, ограничивающую количество возобновляемых источников энергии, которые могут быть произведены в стране. Приказ приостановил действие лицензий на возобновляемые источники энергии, которые должны были начать эксплуатационные испытания после 3 мая. Две недели спустя Энергетический секретариат Мексики опубликовал еще одну директиву, блокирующую инвестиции в чистую энергетику.

Реакция защитников природы последовала немедленно. Гринпис Мексики вместе с Мексиканским центром экологического права добились временного приостановления действия приказа CENACE. После этого в Верховный суд поступили еще две жалобы: одна — от имени Федеральной комиссии по экономической конкуренции, другая — от имени штата Тамаулипас. А в августе федеральный судья распорядился окончательно приостановить действие указа, который теперь рассматривается в вышестоящем суде; процесс может занять месяцы.

В результате CENACE не имеет права ограничивать объемы производства чистой энергии, а также блокировать эксплуатационные испытания чистых энергетических установок в соответствии со своей директивой, и федеральный сенат не может блокировать дальнейшие инвестиции в этот сектор.

Вместе с тем потребление энергии в стране сократилось на 10% в результате профилактических мер Covid-19. Эти меры включают в себя снижение доли возобновляемой энергии в связи с тем, что якобы ее использование приводит к сбоям в энергосистеме и переизбытку энергии. Представители сектора чистой энергетики говорят, что эта политика использует пандемию как предлог для того, чтобы остановить рост отрасли.

«Это не какое-то отдельное действие, — говорит Луис Ромеро, специалист по возобновляемым источникам энергии, ранее работавший в RenMx, инициативе Всемирного фонда дикой природы, посвященной расширению спроса на возобновляемые источники энергии в Мексике. — Это часть ряда действий нынешней администрации по укреплению использования углеводородов в энергетике. Администрация пытается проводить энергетическую политику через государственные институты, а не через созданные для этого специальные структуры».

Ранее, в 2014 году, в Мексике был принят пакет энергетических реформ, который отменил монополию государства в сфере производства, распределения и коммерциализации энергии. Это открыло ворота для частных инвестиций в энергетический сектор, в том числе в возобновляемые источники энергии. Закон об энергетическом переходе 2015 года определил политику перехода страны к чистой энергетике. Он предписывает мексиканской промышленности использовать 35% чистой энергии к 2024 году. Несмотря на обязательства, президент Андрес Мануэль Лопес Обрадор полон решимости активизировать деятельность государственной нефтяной компании Pemex и увеличить добычу нефти в стране. Министр энергетики Мексики Росио Нале недавно попал под шквал критики как единственный представитель страны-члена ОПЕК, отказавшийся подписать соглашение о сокращении мировой добычи нефти на 10 миллионов баррелей в день.

По мнению экологов, последние директивы соответствуют политике, которая не приемлет возобновляемые источники энергии. Дело в протекционизме: возобновляемые источники энергии, с точки зрения официального Мехико, — скорее проблема, чем решение, и потому их необходимо контролировать более агрессивно. Подобные действия ставят под угрозу выполнение Мексикой международных природоохранных договоров, включая Парижское соглашение.

«У нас есть обязательства по определенному проценту чистой энергетики, но мы не собираемся достигать этих процентов. Мы находимся под большим давлением, и эта политика оставляет нас со связанными руками, — говорит Ромеро. — Конечная цель квоты на чистую энергетику — улучшение качества воздуха, что приведет к улучшению качества жизни и здоровья».

Однако некоторые сторонники власти утверждают, что мексиканское государство нуждается не только в чистой энергии для решения своих экологических проблем, а развитие возобновляемых источников энергии принесло свои собственные проблемы в области прав человека. В частности, в Южной Мексике компании, разрабатывающие ветряные электростанции, обвиняются в нарушении права сельских и коренных индейских общин на бесплатные, предварительные и информированные консультации по проектам, затрагивающим их землю. Есть и экологи, которые поддерживают государство по этому вопросу в связи с вышеописанной ситуацией на юге страны. В частности, неправительственная организация Onergia, базирующаяся в Пуэбле, Центральная Мексика, написала в коммюнике:

«Недостаточно, чтобы энергия была “зеленой”, поскольку ее модель требует значительного расширения территории с миллионами панелей или ветряных турбин, которые не являются экологическими, поскольку они вытесняют общины и разрушают местную экономику производства продовольствия и сохранения воды».

Расстановка приоритетов крупных энергетических корпораций, чистых или грязных, утверждает Onergia, не решает проблем, необходимых для справедливого перехода к чистой энергии.

«Когда мы говорим о переходе на чистую энергию, мы не говорим о технологическом вопросе, таком как ветряные электростанции или солнечные батареи. Цель должна состоять в том, чтобы создать благополучие».

Политика президента Обрадора встретила критическое отношение за пределами Мексики. Так, информационное агентство Bloomberg назвало Обрадора «популистским главой государства». При этом в агентстве упоминают, что в прошлом году администрация Лопеса Обрадора приостановила программу аукционов возобновляемой энергии, которая была развернута в 2016 году.

Основное обоснование новых правил заключается в том, что Мексика должна защищать целостность электрической сети. Правительство утверждает, что в Южной Мексике были сбои в электросетях, но до сих пор не выявило ни одной виновной компаний.

Международные инвесторы рассматривают ограничения на возобновляемые источники энергии как еще один пример того, что Лопес Обрадор пытается задушить частные инвестиции, чтобы защитить крупные государственные компании, такие как Государственная коммунальная комиссия по электричеству, известная как ДОВСЕ. Фирма пострадала от падения спроса на фоне распространения коронавируса. По мнению Брайана Гейлорда, аналитика WoodMackenzie в Мадриде, именно снижение спроса, возможно, заставило правительство выступить против зеленой энергии. Сам Лопес Обрадор утверждает, что частные возобновляемые источники энергии несут ответственность за остановку гидроэлектростанций ДОВСЕ, которые, по его мнению, способны обеспечить чистую электроэнергию для потребителей.

В мае 2020 года в Мексике 17 солнечных и 11 ветряных проектов находились на завершающей стадии, совокупные инвестиции в них составляли 4,8 миллиарда песо ($216 миллионов). Некоторые из компаний уже получили временные судебные запреты на проведение испытаний. Известно, что среди проектов есть ветроэлектростанция «Долорес» итальянского энергетического гиганта EnelSpA в штате Нуэво-Леон. Но ни одна компания не заявила публично о планах изменить свою инвестиционную стратегию в стране, что говорит о решимости мировых зеленых инвесторов бороться за мексиканский энергорынок.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья