ENG
Добавить в избранное
В мире, Финансы

SPAC-волна на израильском высокотехнологичном рынке

По мере снятия ограничений по Covid-19 израильские высокотехнологичные компании и стартапы стали ощущать постепенное восстановление деловой активности, что требует от них выработки стратегии дальнейшего развития бизнеса. Независимо от того, насколько серьезно на ту или иную сферу повлияли локдауны, в постокоронавирусной реальности все они ориентированы на привлечение инвестиций, которые позволят минимизировать убытки или масштабировать набравшее обороты производство. Особое значение в сложившихся обстоятельствах приобретает листинг на фондовых биржах, прежде всего в США, что выводит израильских игроков уже на международный уровень. Американские инвесторы проявляют со своей стороны большую заинтересованность в «нации стартапов», делая ставку на SPAC как основной инструмент (о том, что такое SPAC, читайте в материале «Инвест-Форсайта» «Что такое SPAC и кому они выгодны»).

Израильский сектор высоких технологий кажется им, пожалуй, даже более привлекательным в сравнении с собственным, поскольку компании страны имеют надежную репутацию и хорошие перспективы, снижающие опасения консервативных инвесторов, предпочитающих классический процесс IPO.

Пионеры SPAC

Первичное размещение по методу blank-check с последующим приобретением перспективного бизнеса стало набирать популярность в США 1–2 года назад, в 2020 г. превратившись в наиболее частый механизм выхода на биржу. Однако относительно значительным оказалось и число неудач, что создало для SPAC противоречивую репутацию. Ситуация начала меняться, когда американские инвесторы обратились к израильскому рынку. Первой полностью завершила процесс компания Innoviz Technologies, специализирующаяся на производстве высокоточных датчиков LiDAR и программного обеспечения для автономных транспортных средств. В апреле 2021 г. после окончания процедуры слияния с американским SPAC Collective Growth Corporation Innoviz была зарегистрирована на NASDAQ под тиккером INVZ. Израильская компания, не самым удачным образом завершившая предыдущий финансовый год, смогла привлечь $371 млн от акционеров Collective Growth. В сочетании с ростом акций это позволит масштабировать производство, которое, помимо Израиля и США, существует в Германии, Японии, Китае и Беларуси. В результате к 2021 г. компания рассчитывает на рост прибыли до $500 млн, в то время как в 2020 г. смогла выручить лишь около $5 млн.

В настоящий момент имеется еще порядка 10 представителей высокотехнологичного сектора, находящихся в процессе слияния со SPAC. В их числе — специализирующая на интернет-рекламе Taboola, основанная в Израиле и позднее переехавшая со штаб-квартирой в Нью-Йорк. При помощи ION Acquisition Corp., созданной специально для охоты за израильскими техногическими и инновационными компаниями, Taboola рассчитывает во втором квартале 2021 г. выйти на Нью-йоркскую фондовую биржу под тиккером TBLA. На новом этапе компания рассчитывает расширить сферу своей работы на электронную коммерцию, мобильные приложения и игры. Еще один пример — стартап Otonomo, разрабатывающий облачные технологии хранения информации о подключенных к ее сети автомобилях. Он готовится к листингу на NASDAQ под тиккером OTMO во втором квартале 2021 г. через слияние с Software Acquisition Group II. Объем ожидаемого финансирования, которое израильские разработчики получат после сделки на развитие своей платформы, должен составить более $300 млн.

Стоит сказать, приведенные примеры израильских компаний довольно заметно пострадали от негативного воздействия Covid-19 на экономику, что, впрочем, не отпугивает инвесторов от вложений с использованием потенциально менее надежного механизма, чем классическое IPO. Innoviz, будучи уже довольно крупным игроком в занимаемой нише, пошла на такой шаг в силу уже существующих масштабов своего бизнеса, которые не позволяют компании привлекать венчурные инвестиции, как правило, ориентированные на стартапы. Taboola завершила предыдущий коронавирусный год с финансовыми потерями, также не смогла заключить сделку по слиянию с израильской Outbrain, являющейся, по сути, ее главным конкурентом на рынке нативной рекламы. Вместе с тем репутация израильского инновационного и технологического сектора как таковая оказалась достаточной, чтобы инвесторы согласились вложиться.

Историю успеха из приведенных выше примеров фактически представляет лишь Otonomo. Акционеры Software Acquisition Group II ожидают бума на рынке технологий сбора, хранения и аккумулирования данных об автомобилях, а также связанных с этой платформой приложений, поскольку израильские разработки имеют широкий спектр применения: от довольно очевидных задач агрегаторов такси до, к примеру, страховых компаний, которые таким образом получают шанс снизить риски. Уверенность инвесторов в правильном выборе подкрепляет то, что Otonomo имеет ограниченную конкуренцию на рынке: ее основным соперником является британская Wejo. Однако она, с одной стороны, в большей степени ориентирована на использование больших данных об автомобилях и транспорте для анализа трафика, с другой стороны, вложения в ее развитие поступают от General Motors, что может породить опасения среди других автоконцернов, связанные с возможностью утечки данных, что в конечном итоге подтолкнет их к выбору израильского технологического решения.

Наконец, объем данных, которыми Otonomo располагает на основании существующего количества подключений и партнерской сети, на 70% больше, чем у Wejo. Впрочем, в самой компании воспринимают ситуацию на рынке не столь позитивно. Covid-19 стал причиной спада спроса на автомобили в том числе ввиду снижения доходов населения. Подобное развитие событий подталкивает концерны к поиску путей сдерживания роста цен на машины, что в свою очередь негативно сказывается на инноваторах, чьи передовые, но дорогостоящие технологии менее охотно внедряются в производство. Соответственно, в краткосрочной перспективе потенциал роста Otonomo будет ограничен.

Повышенное внимание со стороны потенциальных зарубежных инвесторов в сочетании с необходимостью преодоления последствий пандемии израильскими высокотехнологичными компаниями привело к тому, что в стране появился своего рода механизм, упрощающий для SPAC поиск направления для вложения собранных средств. В апреле тель-авивская инвестиционная консалтинговая компания HASAQUE, специализирующаяся в области SPAC, выпустила отчет, содержащий список из топ-30 наиболее перспективных игроков ближневосточной страны, которые могут выйти на биржу с использованием указанного механизма. Спектр предлагаемых партнеров весьма широк и включает в себя высокотехнологичных представителей сельскохозяйственной, медицинской, финансовой и киберсферы, а также сектор безопасности.

Дело «труба»

Главным преимуществом SPAC традиционно считается возможность завершить процесс выхода на биржу в более короткие сроки. К компании, планирующей листинг, зачастую выдвигается большое количество условий, выполнение которых требует времени, а также серьезных финансовых затрат. Если взять за основу опыт США, там до начала текущего всплеска заинтересованности в обходе классического IPO распространилось мнение, что к SPAC чаще прибегают недостаточно надежные игроки. Несмотря на то, что предыдущий год и начало нынешнего трансформировали восприятие подобного механизма в лучшую сторону, сомнения в отношении него все же окончательно не исчезли.

Как правило, главным стимулом, который для израильских высокотехнологичных компаний перевешивает чашу весов в сторону SPAC, является сопутствующий механизм привлечения частных инвестиций — PIPE. Он в большей степени выгоден для стартапов, поскольку таким образом обеспечивается более быстрый доступ к капиталу, в то время как для акционеров он нередко становится источником опасений относительно размывания активов. По сути, израильские компании, особенно с короткой операционной историей, воспринимают способ как дополнительный и в некоторой степени упрощенный шанс на поиск инвесторов. Наконец, PIPE, как правило, повышает стоимость продажи акций, а при классическом IPO израильские компании чаще сетуют на занижение цены.

В связи с PIPE есть еще одно важное обстоятельство, заключающееся в том, что повышение частоты подобных сделок считается символом кризиса в экономике. Так, популярность они приобрели в 2008 г. Вместе с тем в Израиле этот фактор актуален лишь отчасти. Действительно, подобных инвестиций в настоящий момент ищут компании из секторов, наиболее пострадавших от пандемии. Впрочем, как указывает опыт Innoviz, с проблемами при поиске финансирования нередко сталкиваются компании, переросшие этап стартапа.

SPAC по-израильски

Помимо привлечения финансирования для своих компаний через механизм blank-check, в Израиле задумались над созданием собственных SPAC, ориентированных на листинг на Тель-Авивской фондовой бирже. Несмотря на то, что подобные сделки, пусть нечасто, но стали совершаться в США еще в 1990-е гг., ближневосточное государство, точнее, его законодательство оказалось не готово к нынешнему буму, попросту запрещая такого рода деятельность на основании формальных требований. Однако под давлением заинтересованных игроков в апреле 2021 г. Управление по ценным бумагам обнародовало собственный список условий, позволяющих собрать средства и выйти на биржу в обход классического IPO.

Основным компонентом израильского регулирования сектора SPAC является защита инвесторов на организационном и финансовом уровне. Решение о слиянии, составляющем суть сделки, должно быть принято всеми акционерами. Если кто-то из них окажется против, он может выйти из игры, забрав назад вложения. 95% собранных средств до этого момента должны находиться во внешнем доверительном управлении с возможностью вложения на период согласования основных условий в другие проекты. Остальные 5% составляют бюджет на текущие расходы. Также израильские правила предписывают, что источником не менее 70% инвестиций SPAC должны быть институциональные игроки, а сам инициатор PAC должен внести 10% от общей суммы. Срок на итоговое слияние остается в пределах американских стандартов и не должен превышать двух лет с момента учреждения SPAC.

После вступления в силу новых правил первыми добиться листинга на Тель-Авивской фондовой бирже планируют, судя по всему, Р. Бирман и Г. Дойч — сооснователи Excellence Nessuah Investment House. Конкуренцию им может составить проекты М. Эдена из израильского подразделения Intel и председателя правления одной из крупнейших андеррайтинговых компаний страны Discount Capital Underwriting Ц. Султана. Пока не сообщается, какая именно сфера вложений будет интересовать каждую из групп, однако существует предположение, что Бирман и Дойч все же ближе к достижению цели вывести на Тель-Авивскую биржу первый израильский SPAC.

Ближневосточное государство надеется таким образом повысить свою инвестиционную привлекательность, поскольку уверенно с механизмом SPAC работают лишь в США, в то время как в Европе подобные сделки ранее проводились лишь на нидерландской фондовой бирже Euronext Amsterdam, а Великобритания пока хоть и позитивно оценивает SPAC, но нуждается в либерализации регулирования.

Однако правила, представленные Управлением по ценным бумагам, ориентируют инвесторов на крупных игроков, хотя в «нации стартапов» именно компании с короткой историей операционной деятельности чаще нуждаются в финансировании. Более того, они же преимущественно заинтересованы в листинге на собственной бирже, что дает им узнаваемость и, как следствие, инвестиции, в то время как крупные представители высокотехнологичного сектора ищут размещения акций в США. В связи с этим можно предположить, что масштабирование израильских компаний в будущем продолжит происходить преимущественно через SPAC c иностранными акционерами, а попадание на Тель-Авивскую фондовую биржу может стать следствием двойного листинга.

Кто и почему выбирает классическое IPO?

Несмотря на стремительный рост популярности SPAC в Израиле как на уровне экспертного сообщества, так и среди бизнесменов остается немало скептиков, предпочитающих стандартный, пусть более длительный и затратный процесс первичного публичного размещения акций. С точки зрения аналитиков больше всего вопросов вызывает сам механизм blank-check. Связано это с тем, что SPAC требует заключения сделки в двухлетний период фактически любой ценой, иначе весь предыдущий подготовительный этап окажется невыгодным. Возрастает риск вложения в технологию, которая затем не принесет ожидаемой прибыли.

Примечательно, что израильские эксперты, кажется, верят в собственные стартапы меньше, чем их американские коллеги, поскольку полагают, что всплеск внимания к новому способу листинга как раз создает лазейку для игроков, которые, возможно, неплохи в технологическом смысле, но к такому шагу все же не готовы.

К классическому варианту склоняются представители сектора безопасности, востребованность высокотехнологичных решений которых существенно возросла в период пандемии. Они осознают, что способны привлекать инвесторов и масштабировать бизнес без необходимости прибегать к рискованным методам. Не так давно о планах первичного публичного размещения акций объявила SentinelOne, специализирующаяся в основанном на технологиях искусственного интеллекта, программном обеспечении для раннего обнаружения и предотвращения кибератак. Компания довольно успешно использует потенциал венчурных и хедж-фондов, прежде всего из США, а предварительная оценка IPO составляет около $10 млрд.

Таким образом, в израильском варианте выбор между классическим размещением акций и использованием SPAC определяется не столько доверием к технологии, сколько собственной уверенностью ее разработчика в способности привлекать средства.

Автор: Елизавета Якимова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья