ENG
Мнение, Право

Субсидиарная ответственность — оружие должника

Елена Латынова — адвокат, старший партнер KDS legal

Долгие годы законодательство, регламентирующее права и обязанности юридических лиц и органов их управления, не защищало прав кредиторов юридического лица — должника. Процедура банкротства в большинстве своем приносила кредиторам только дополнительные финансовые потери, поскольку в результате банкротства оказывалось, что все активы должника выведены, и оспаривать сделки, совершенные должником в преддверии банкротства, бессмысленно, так как возвращать в конкурсную массу уже нечего. Требовать возврата долга с учредителей было также недопустимо, потому что при банкротстве они несли риск потери только в рамках внесенного ими уставного капитала. Исполнительные органы должника тоже освобождались от ответственности, так как считалось, что предпринимательская деятельность ведется на свой страх и риск, и действовала презумпция невиновности «горе-руководителей» должника.

Однако ситуация изменилась: сегодня, напротив, действует презумпция виновности контролирующих должника лиц, вследствие чего уже не кредиторы и арбитражный управляющий должны доказывать вину руководителей должника, а сами руководители — доказывать свою невиновность. При этом даже бездействие руководителей должника, приведшее к банкротству, является основанием для привлечения к субсидиарной ответственности. И уже не только недобросовестные действия руководителей являются основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, но и их «неразумные» действия или бездействие, поэтому возможности списать всё на отсутствие коммерческой хватки нет. Суды стали исходить из того, что руководитель должен проявлять высшую степень заботливости и осмотрительности с целью недопущения ухудшения финансового состояния общества.

Есть целый ряд уже рассмотренных судами заявлений о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, которые доказывают вышеописанные изменения.

  • Суд признал директора виновным, т.к. он в отсутствие оплаты за предыдущие поставки продолжал поставлять свой товар покупателю.
  • Привлекли к субсидиарной ответственности учредителя общества, так как он, являясь участником общества с долей 70%, отстранился от участия в деятельности общества, не предпринимал должных мер по поддержанию работоспособности общества и не планировал проводить расчеты с кредиторами общества.
  • А вот очень поучительный пример того, чем еще может грозить «обналичка» доходов: директора признали виновным, так как он действовал без должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента, в связи с чем отсутствуют доказательства реальности хозяйственных отношений.

Новые ужесточенные правила применяются к заявлениям о банкротстве, поданным после 1 июля 2017 года.

Только в Арбитражном суде г. Москвы за период с января по ноябрь 2017 года возбуждено более 4 000 дел о банкротстве. При этом заявлять о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц кредиторы могут как по делам о банкротстве, находящимся в производстве судов, вне зависимости от года поступления в суд первого заявления кредитора, так и по оконченным после 1 сентября 2017 года делам.

Привлечь к субсидиарной ответственности можно и контролирующих лиц ООО, исключенных из ЕГРЮЛ ввиду отсутствия деятельности.

Немало случаев, когда недобросовестные бизнесмены после извлечения прибыли из подконтрольного общества перекидывают общество на подставных лиц («массовых» руководителей). Теперь же не имеет значения, кто является руководителем общества на момент его банкротства: к ответственности может быть привлечен руководитель, который сложил свои полномочия задолго до банкротства общества, если будет установлено, что в период его правления им были совершены действия, которые не только привели к банкротству, но и явились результатом невозможности полного погашения требований кредиторов. Срок давности составляет десять лет со дня, когда были совершены действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности, или три года со дня признания должника банкротом.

Принимаемые законодателями меры, безусловно, отразятся на уменьшении предложений покупок фирм с долгами.

Контролирующим лицом может быть признан не только директор, учредитель, но и бенефициар, а также лицо, которое извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения исполнительного органа должника. Установить такое лицо можно будет не только из документов о хозяйственных операциях общества, но и из показаний номинального руководителя, которому теперь выгодно пойти на «сделку» с судом, так как за это он может быть освобожден от субсидиарной ответственности.

В розыске фактического руководителя должника заинтересован теперь и арбитражный управляющий, получающий 30% от денежных средств, поступивших в результате исполнения. Зачем ему привлекать к ответственности «массового» руководителя, с которого ничего не получишь, если где-то затаился «Корейко»?

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья