• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Блокчейн, Право

Закон о криптоактивах ухудшит инвестклимат?

Проект закона о легализации криптовалют, о необходимости и скорой разработке которого говорили весь прошлый год, наконец-то появился.

© РИА Новости / Евгений Биятов

Стоит отметить, что, несмотря на усилия депутатов, связанных с Думой экспертных групп и даже отдельных энтузиастов, закон появился как продукт правительственной бюрократии: сегодня проект существует в статусе документа Минфина. По словам депутата Анатолия Аксакова, разработкой закона занимались Минфин и ЦБ. Закон делает главное: вводит в право само понятие криптоактивов, которые в тексте документа получили наименование «цифровых активов». Предусматривается две главных разновидности активов – криптовалюты и токены. И очень важно, что, независимо от разновидности, цифровые активы признаются не средствами расчетов, а «имуществом». Таким образом, майнинг оказывается производством товаров со всеми вытекающими налоговыми последствиями. Понятия майнинга и смарт-контракта также легализуются.

Важнейшей задачей законопроекта, несомненно, является регулирование процесса выпуска токенов (ICO) – именно этому посвящена большая часть документа. В частности, эмитенты токенов обязаны выпускать для инвесторов оферту – таким образом, обязательства перед владельцем токенов юридически закрепляются и могут быть защищены в суде. Однако неквалифицированные инвесторы (то есть физические лица) могут вкладывать в токены не более 50 тысяч рублей. Кроме того, покупатель токена должен быть идентифицирован – на анонимности криптосферы можно будет поставить крест.

Наконец, вводится понятие «оператора цифровых активов», который будет открывать криптокошельки, специальные счета для физических лиц и вообще играть в криптомире такую же роль, которую в мире фиатных денег играют банки.

В Белоруссии лучше!

Экспертное сообщество не в восторге от нового документа и находит в нем много «прорех», хотя, конечно, сам факт легализации криптоопераций не может не радовать. Как заявил «Инвест-Форсайту» советник председателя ВЭБа Владимир Демин, факт, что впервые четко определены криптопонятия:

«Это хорошо, поскольку создает основу для дальнейших определений, и рынок не будет путаться».

Однако другие эксперты утверждают, что сама попытка зарегулировать рынок принесет ему гораздо больше вреда, чем отсутствие легализации. Вопрос становится особенно острым из-за того, что сегодня разные юрисдикции соревнуются друг с другом за привлечение криптобизнеса.

Как сказал уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов:

«То, что предлагает наш Минфин – намного более жесткое регулирование, чем в Японии, Швейцарии, Белоруссии, Армении… Лучше ничего не принимать, чем принимать такое законодательство. Это – просто сделать так, чтобы криптосообщество и блокчейн никогда не посчитали своей родиной Россию».

Это мнение разделяет основатель рейтингового сервиса icocra.com Петр Гелеранский:

«По моему мнению, данный законопроект хоронит надежды на то, что Россия станет передовой державой в сфере блокчейна и блокчейн-проектов. Введя в действие этот закон, государство сформирует отток средств и специалистов в этой сфере в более благосклонные юрисдикции. Законодательство Белоруссии является более передовым на данный момент, чем предложенный вариант закона».

По словам Петра Гелеранского, таким образом замораживаются проекты переноса ферм из Китая, где происходит излишнее регулирование сферы блокчейн, в Россию, в которой китайские инвесторы видели возможную тихую гавань с холодным климатом и дешевым электричеством. Т.е. останавливается возможный поток инвестиций. Некоторые китайские партнеры уже заявили о приостановке переговоров до выяснения обстоятельств. Но отечественные майнеры найдут способ «не светить» свою деятельность, поскольку, по мнению эксперта, даже обнаружение фермы не является доказательством предпринимательской активности.

«Майнинг в России после уплаты налогов становится малоинтересным», – уверен эксперт.

«Как вы яхту назовете…»

Претензии вызывают базовые определения, присутствующие в законе. В частности, и Владимир Демин, и  Петр Гелеранский высказали мнение, что законодательство нуждается в различении разных видов токенов, поскольку этот термин используется в разных смыслах.

Элина Сидоренко, профессор МГИМО и руководитель рабочей группы ГД РФ по оценкам риска оборота криптовалют, заявила ресурсу bitnovosti.com, что сам термин «цифровой» не имеет стандартного толкования и здесь могут возникнуть разночтения. Не удовлетворена Элина Сидоренко также введенным в закон разделением криптовалюты и токенов.

«В привычном понимании токен является более всеобъемлющим понятием, чем криптовалюта. В рамках предлагаемого закона понятия синонимичны; понятие криптовалюты даже является более широким, чем токен», – считает эксперт.

Есть проблемы и с попыткой легализовать понятие смарт-контракта, который определяется в законе как «договор в электронной форме». По мнению Элины Сидоренко, смарт-контракт не может считаться договором, речь должна идти о цифровой форме:

«Если мы вводим понятие смарт-контракта как договора, мы должны будем внести ряд серьезных поправок в действующее законодательство, в ГК».

В этом пункте с Элиной Сидоренко согласен председатель совета директоров Профессиональной Ассоциации регистраторов, трансфер-агентов и депозитариев (ПАРТАД) Петр Лансков, отмечающий, что смарт-контракт – это не договор в юридическом смысле, а только программа.

Само введение понятия «оператор цифровых активов», по мнению Владимира Демина из ВЭБа, явное усложнение, которое противопоставляется логике распределенного управления транзакциями.

«Если это будет введено в практику, можно предположить, что многие участники крипторынка будут игнорировать оператора и уйдут в другую юрисдикцию», – говорит Владимир Демин.

Петр Лансков, отмечая, что токены приобретаются не только для обмена, призывает предусмотреть возможность их хранения без участий оператора обмена. Вообще, Минфин, по мнению Петра Ланскова, должен более четко разделить понятия «криптокошелька» и «счета».

Пустите на рынок «физиков»!

Негативную реакцию опрошенных «Инвест-Форсайтом» экспертов вызывало ограничение инвестиций физических лиц суммой в 50 000 рублей. По мнению доцента кафедры Финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова Татьяны Бондаренко:

«Данное ограничение создаст спрос на услуги “серого” рынка цифровых финансовых активов».

«Надежды на превращение России в инвестиционную криптодолину тают, – восклицает Петр Гелеранский. – Никак не оговариваются инвестиции из-за рубежа. Вы думаете, зарубежным инвесторам интересно будет по 50 тыс. рублей в российские проекты вкладывать, если, например, они могут и по сто тысяч долларов инвестировать

Сооснователь платежной системы для крипто- и фиатных платежей VISO Егор Петуховский отмечает следующее:

«Сейчас большая доля обменных операций на рынке криптовалют совершается между частными лицами. Если произойдёт серьёзная криминализация p2p-обмена, государство должно будет создать огромную биржу, на которой будут размещены все криптовалюты. А это практически невозможно, потому что для обеспечения её работы потребуются значительные ресурсы, ведь криптовалют очень много, и их число растет. В конечном итоге получится громоздкая структура, которая противоречит идее блокчейна – высокой скорости и легкости проведения транзакций. Если принять закон в том виде, как он есть, произойдёт выталкивание бизнеса в другие юрисдикции, например, в дружественную криптовалютам Республику Беларусь».

Вернуть майнеру НДС

Как и предсказывал профессор Артем Генкин, наибольшее число замечаний со стороны экспертов вызвали налоговые вопросы. В частности, президент Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ) Юрий Припачкин полагает, что существует неурегулированная проблема налогообложения в моменте перехода из криптовалюты в фиатные деньги. По мнению президента РАКИБ, любой гражданин должен иметь возможность покупать криптовалюту, и сегодня в мире это происходит с помощью т.н. криптоматов, аналогов банкоматов, – можно осуществлять обмен криптовалюты между собой, равно как и на фиатные деньги; участвовать в ICO. Такие криптоматы полностью идентифицируют человека: например, снимая отпечаток пальца или роговицу глаза, осуществляя сверку с паспортом. Подобная привязка человека к электронному кошельку решает вопрос анонимности, а именно она чаще всего и является опасением регуляторов.

Владелец интернет-компании LiveInternet и советник президента России по развитию интернета Герман Клименко обращает внимание, что майнер, который производит «товар» под названием «криптовалюта» должен платить НДС, но если покупатель намайненной криптовалюты будет за рубежом, то мы будем иметь дело с экспортом, который предполагает возврат НДС.

«В целом, – констатирует Татьяна Бондаренко, – текущая редакция законопроекта – только первый шаг, который вводит базовые определения и позволяет организовать легальный рынок цифровых инструментов, но не способен создать в российской юрисдикции привлекательный климат для инвестиций в криптовалюту или токены».

Автор: Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»