ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Блокчейн, Мнение, Прогнозы

Может ли биткоин стать валютой будущего?

Владимир Миловидов – руководитель Центра перспективных исследований Российского института стратегических исследований (РИСИ), заведующий кафедрой международных финансов МГИМО (в 2007-2011 гг. – руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам)

Если отвечать на этот вопрос с позиций сегодняшних тенденций, ответ напрашивается однозначный – не может. Но у биткоина есть свои фанаты, которые не замедлят возмутиться такому бескомпромиссному скептицизму. К тому же, короткие ответы всегда вводят в ступор, а разговор хочется продолжить. Одному нужны пояснения, другому доказательства, кому-то надежда – а вдруг шанс есть? Их очень хочется обнадежить – конечно, есть!

Как же два столь противоположных ответа можно совместить?

Мы называем биткоин криптовалютой. Валютный корень «коин» прочно врос в наше сознание. Но, с другой стороны, большинство тех, кто совершает сделки с крипотвалютой и стремятся ею овладеть, постигая хитрости майнинга, видят в биткоине ценность, стоимость которая растет в цене. Они так и говорят – актив. Так вот, чтобы представить себе правдоподобное будущее криптовалюты вроде биткоина, мы должны определиться: деньги это или активы? Конечно, такое противопоставление отчасти искусственно, ведь одна из функций денег – служить средством накопления. Деньги из благородных металлов становились реальным сокровищами, а современные деньги также олицетворяют мировое богатство, измеряют накопленные активы, с ними совершаются сделки на бирже. Любая валюта становится активом, когда обладает некоторыми свойствами, позволяющими человеку защитить сбережения.

Обладает ли криптовалюта квалифицирующими признаками актива? Пока признак только один – она устойчиво растет в цене (точнее, устойчиво росла). Начиная с декабря 2017 года, цена биткоина переживает достаточно серьезные спады и обнадеживающие попытки роста. Эти колебания приближают биткоин к «спекулятивным» активам. Но «классические» спекулятивные активы колеблются в цене, потому что они связаны с риском, по ним ожидается высокий доход, компании, которые их выпускают, зарабатывают значительную и быструю прибыль, расширяют свою деятельность, выпускают продукцию или предоставляют услуги, имеющие высокий конечный спрос. Инвесторы все это оценивают и на рынке стремятся найти «справедливую» цену таким активам.

А почему растет в цене биткоин? Просто потому что растет! Есть версия, что его количество, как, например, золота, ограничено. Но золото растет в цене не только из-за своей редкости. Оно имеет и товарную ценность, не говоря о том, что это до сих пор «резервный актив». А биткоин не имеет товарной или потребительской ценности. Может быть, его ценность в том, что он является будущей валютой, на которую когда-то можно будет купить все. Поэтому как раз сейчас и нужно спешить запастись завтрашним универсальным платежным средством.

Если версия имеет право на жизнь, зададим себе другой вопрос: обладает ли биткоин признаками будущей валюты? С одной стороны, растет число электронных кошельков и накопленных на них сумм в криптовалюте, устанавливается все больше «криптоматов» – автоматов, позволяющих превращать в наличность накопленные биткоины. Правда, обналиченная криптовалюта сразу становится традиционными долларами, евро, йенами. Периодически поступает информация, что биткоины участвовали в той или иной сделке как платежное средство. Кто-то первым купил пиццу, где-то удалось купить недвижимость. Есть те, кто с гордостью смотрят на висящие в гардеробе футболки, за которые было уплачено столько биткоинов, что сегодня на них можно было бы купить новый люксовый лимузин, а может, и целый их гараж. Но это все экзотические случаи.

Реальность намного прозаичнее: владельцы 99% всех биткоин-кошельков обладают в среднем всего лишь 10 и менее биткоинами. При этом 56% хранят в своих кошельках менее 0,001 биткоина, что по стоимости равно 8-9 долларам. Средняя «толщина» почти 15 млн кошельков – 1,5 доллара!!! А средняя стоимость криптовалюты, накопленной на одном из всех 26,4 млн кошельков, составляет примерно 5,5 тыс. долларов. Концентрация биткоинов весьма высока. Владельцам всего 2-х кошельков принадлежит биткоинов на 2,8 млрд долларов, а владельцам 148 тыс. кошельков (0,56%) – на 127,1 млрд долларов (87% всей их накопленной рыночной стоимости). Эти расчеты сделаны при стоимости 1 биткоина примерно 8700 долларов. Их рыночная стоимость может меняться, но уровень концентрации вряд ли будет эластичен к колебаниям конъюнктуры.

Конвенциальное богатство тоже высоко сконцентрировано. По последним данным, 1% населения планеты владеет почти 90% всех активов. Но это активы: акции, облигации, драгоценные металлы, недвижимость, наличность. Если же говорить о деньгах, платежных средствах, не воплощенных в активах, их концентрация гораздо ниже. Например, в США, согласно опросам, к числу наибольших любителей держать наличные и расплачиваться ими относятся американцы со средним доходом 50-75 тыс. долларов в год (средний доход в США – примерно 55 тыс. долларов в год). Средняя сумма наличных, которыми они располагают, – 113 долларов. Таких любителей наличности в США – 8% населения. Тех, кто хранит наличность на всякий случай, – 26%. Их средний доход – 25-50 тыс. долларов в год, а средняя сумма ежедневной наличности в кошельке – 64 доллара. Примечательно то, что американцев, которые вообще не имеют ежедневной наличности и расплачиваются везде, где можно, преимущественно кредитными или дебетовыми карточками, – 13%. Их средний доход самый низкий – менее 25 тыс. долларов в год.

Эти цифры говорят о том, что владение и использование наличных в крупнейшей финансовой экономике мира все же достаточно распределенное, можно даже сказать, демократическое. И это вполне понятно: природа денег как средства платежа исключает их высокую концентрацию, что равносильно изъятию наличности из хозяйственного оборота. Если наличность, как говорят, тезаврируется, значит, тут же должны появиться денежные суррогаты, новые платежные средства. Закон о том, что плохие деньги вытесняют хорошие, никто не отменял. Но главное даже не это. А то, что стоимость активов, например, в долларах, существенно превышает стоимость находящихся в обращении наличных денег или приравненных к ним платежных средств – денежную массу. Над кучей наличных денег нависает буквально Эверест финансовых активов. Вокруг биткоина такой массы биткоин-активов нет. Не потому что биткоин не встроен в систему хозяйственной деятельности, а потому не является деньгами как таковыми. Это пока эмбрион вероятных будущих криптоденег.

Еще один сдерживающий фактор – резкие колебания в цене. Представим себе, что стоимость какой-то валюты резко меняется в цене. Как будет вести себя ее рациональный обладатель? Если валюта дешевеет, он будет стремиться как можно быстрее ее потратить и превратить в имущество и необходимые ему товары или услуги. Ведь медля, он теряет. По мере снижения стоимости валюты приходится отдавать все большее ее количество за товар или услугу. Снижение стоимости валюты провоцирует ее расходование. А если валюта резко дорожает, ее владелец будет сдерживать расходы и копить. Если он продолжит тратить, он, опять-таки, будет нести потери, ведь, придержав деньги, через некоторое время на то же количество валюты купит больше товара. Удорожание валюты способствует ее накоплению.

Теперь посмотрим на биткоин, который не имеет выраженных признаков активов, прежде всего такого, как ожидаемый доход, основанный на хозяйственной деятельности, не создает пока биткоин-активов, которые вслед за ним начнут обращаться в пространстве блокчейна. Признаки валюты в нем едва различимы. При этом он обладает такими характеристиками, которые мешают ему быть валютой, – высокая концентрация владения и резкие колебания в цене. Так чем могут определяться шансы биткоина занять полноправное место в списке валют?

Первое. Должно произойти размежевание современных криптовалют на потенциальные валюты и криптоактивы, которыми прежде всего становятся токены, выпускаемые в ходе ICO. Первичные размещения криптоактивов должны постепенно приобретать черты первичных размещений ценных бумаг и финансовых инструментов. Естественно, не по форме, а по содержанию. Если сегодня, размещая токены, эмитенты рассчитывают, что те будут расти в цене, как любая другая криптовалюта, что, собственно, привлекает инвесторов, то в перспективе они должны будут задуматься о выплате своим инвесторам регулярного вознаграждения из доходов от конкретной деятельности. ICO – это форма краудфандинга и зачастую предполагает ведение бизнеса. То есть токен должен стать по своей сути криптоакцией или криптооблигацией, со всеми характеристиками классических образцов этих финансовых инструментов, прежде всего, выплачиваемыми при тех или иных условиях доходами.

Второе. Криптовалюта должна постепенно распространиться среди большего числа владельцев. Но мало того, должны появиться соответствующие банковские услуги (криптобанкинг). Именно банки разрушили монополию золота как денег, заменив его кредитными деньгами. Кредитные криптоденьги – то, что позволит расширить обращение криптовалюты как таковой. Без формирования криптофинансовой инфраструктуры, даже виртуальной, никакой криптовалюты не будет. Это не позволит преодолеть чисто технологическую ограниченность биткоинов, но создаст биткоин-активы, которые будут умножаться также экспоненциально, как умножались финансовые активы на базе даже золотого денежного обращения. В Средние века банки не создавали золото – они умножали обязательства, причем зачастую сильно отрываясь от запасов реального золота в их хранилищах. Это вызывало кризисы и крахи, но так возникла современная финансовая система.

Третье. Стоимость криптовалюты должна стабилизироваться. Конечно, она будет меняться, как меняются курсы существующих валют, но это не могут быть проценты и, тем более, разы. На самом деле, неважно, сколько будет стоить биткоин, главное, чтобы колебания его цены стали близки к колебаниям классических мировых валют. Спрос на биткоин как платежное и инвестиционное средство, например, будет двигать его стоимость вверх. Снижение волатильности – отпугивать спекулянтов. Где-то рынок найдет баланс.

Четвертое. Как бы мы ни называли криптовалюту частными деньгами, без той или иной системы регулирования не обойтись. Обращение криптовалюты должно подчиняться правилам. Станет ли это монополией государства или выработается некая саморегулируемая система частных денег, сейчас трудно прогнозировать. Последний вариант будет крайне агрессивно воспринят со стороны государственных банков, а первый, по большому счету, лишен смысла, ведь и сегодня национальные валюты начинают жизнь как записи на счетах в центральных банках и государственных казначействах. И нынешняя конвенциальная валюта в определенном смысле «крипто».

Пятое. В криптовалюту должны поверить – не только в темных уголках интернета, но и широкое население. Она должна интегрироваться в объективную, легальную хозяйственную деятельность. Это значит, она должна начать вытеснять конвенциальные платежные средства. Что будет с накопленными долгами в обществе, с резервами? Пока рисуется две крайности. Одна – полное разрушение существующей экономической и финансовой системы с государством во главе. Вторая – превращение частных криптоденег в элемент вертикальной иерархической хозяйственной системы, замыкающейся на государство в своем новом, неведомом нам сегодня формате. Сейчас мы даже на эту развилку пока не вышли.

Если все это как минимум будет реализовано, то вполне возможно, что бит- или иной другой криптокоин станет со временем валютой будущего.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»