ENG
Инвестиции, Интервью, Стартапы

Джон Медвед: Время вкладывать в здравоохранение

Кризис — лучшее время для венчурных инвестиций, и израильская венчурная индустрия находится на подъеме. Об этом «Инвест-Форсайту» рассказывает Джон Медвед, известный израильский венчурный капиталист, CEO краудфандинговой инвестиционной компании OurCrowd. Первые инвестиции он сделал еще в 1980-х и видел подъем стартап-экосистемы Израиля с нуля. В 1995 году Джон основал фонд Israel Seed Partners, за 10 лет инвестировавший в 60 технологических израильских проектов. В 2006 году Джон создал Vringo, компанию, ставшую лидером в области инноваций, развития и монетизации мобильных технологий и интеллектуальной собственности. За его плечами — инвестиции в свыше 200 компаний, 20 из которых оценили более чем в $100 млн.

Кризис — лучшее время для инвестиций

— Джон, во время всемирного падения экономики, вызванного пандемией, не грозит ли инвестирование банкротством компании-инвестору? Не стоит ли поставить венчурный бизнес «на паузу»?

— Сегодня очень интересное время для того, чтобы инвестировать; по двум причинам. Во-первых, мы знаем: лучшее время для венчурных инвестиций наступает тогда, когда рынок падает. Почему? Потому как вы инвестируете в активы с дисконтированной ценой на данный момент. Поэтому если мы посмотрим на примеры предыдущего финансового кризиса 2008–2009 гг. или даже вспомним 2000-й, 2002-й годы, тогда тоже было отличное время для венчурных инвестиций. И для сегодняшнего кризиса это справедливо. Во-вторых, есть нечто такое, что отличает нынешний кризис от всякого предыдущего. Сегодня мы видим формирование трендов, которые начались еще до кризиса, но они прямо расцвели сейчас. Посмотрите на то, что происходит с электронной торговлей из-за того, что мы сейчас все сидим по домам. Сектор просто взлетел. И на свои предыдущие позиции он больше не вернется. Являясь венчурным инвестором, вы сегодня имеете возможность не просто проинвестировать с дисконтом из-за финансового кризиса, а еще и способствовать усилению уже существующих трендов на фоне коронавируса.

— Как вы считаете, стоит ли менять направление инвестиций в условиях эпидемии коронавируса?

— Конечно, нельзя сегодня не поговорить о здравоохранении. Оно — главная тема этого месяца, а может, следующего десятилетия или даже тысячелетия. Кто знает?! По моему мнению, венчурные фонды недостаточно инвестируют в здравоохранение, особенно в разработку вакцин и диагностику. У нас очень интересный портфель компаний, работающих в сфере здравоохранения. И компании эти растут очень активно, как растет их число в нашем портфеле.

Мы собираемся инвестировать в то, чтобы остановить коронавирус и грядущие пандемии. Именно поэтому мы только что анонсировали очень серьезную инвестицию в компанию, которая занимается разработкой вакцины против коронавируса. Мы будем инвестировать в нашу новую реальность, то есть в удаленную работу, в робототехнику, в ПО, которое помогает все делать удаленно, в работу с рисками. Все это будет нашим фокусом на протяжении грядущих лет.

В фокусе внимания 

— В какие сферы сегодня наиболее актуально инвестировать?

— Прогнозирование в ситуации такой неопределенности — дело сложное, но кое-что можно сказать с уверенностью. Виртуальный сервис — то, во что следует инвестировать. Следует вкладывать финансы в здравоохранение и медицинское оборудование. А знаете, что ускорит развитие всех этих трендов? Искусственный интеллект, большие объемы данных, облачные сервисы, 5G… Посмотрите на то, что происходит в Израиле в этой области. Мы находимся на передовой позиции в революции искусственного интеллекта. Согласно статистике, мы занимаем третье место в мире после США и Китая по количеству стартапов в сфере искусственного интеллекта. Для нас это отличная новость!

Давайте теперь посмотрим на то, как Израиль справляется с пандемией коронавируса. Сегодня десятки компаний тестируют различные технологии в нашей стране. И мы надеемся, что очень скоро многие из них окажутся в нашем портфеле. Сегодня с ними ведется активная работа. Мы смотрим на компании, которые занимаются, например, развитием новых технологий в сфере искусственной вентиляции легких, работаем с теми, кто разрабатывает новые вакцины. Многие из них находятся в Израиле.

— Какие компании сейчас в связи с пандемией входят в сферу ваших интересов?

— Недавно мы объявили об инвестиции $12 миллионов в очень многообещающую компанию. Она называется MigVax и занимается разработкой вакцины от коронавируса. На протяжении 4,5 лет команда этой компании работала над вакциной от вирусных заболеваний птиц. Моя бабушка (кстати, она была русской) росла в маленькой-маленькой деревне на Украине и говорила мне, что куриный суп — пенициллин для нашего народа. Она была бы горда мной, зная, что я работаю с такой компанией. Сегодня здесь разрабатывают пероральную вакцину для того, чтобы победить коронавирус. Нам представляется, что их подход будет максимально эффективен в том, чтобы реагировать на следующие интеграции и мутации вируса.

Еще одна интересная компания — Sight Diagnostics. Они разработали аппаратное решение, которое позволит вам взять у себя кровь, буквально 2 капельки, и, проанализировав их в течение нескольких минут, выдаст очень точный анализ крови. Компания уже получила сертификацию Управления по пищевой безопасности медикаментов США, а сейчас работает над возможностью того, чтобы их решение использовалось для взятия крови у пациентов с коронавирусом.

Возможно, вы слышали о компании Pulmone. Их решение направлено на помощь людям, которые уже вылечились от коронавируса. Главная задача изобретения — помочь людям восстановиться после заболевания и вернуться к нормальной жизни.

Tytocare — еще одна компания, которая разрабатывает технологию удаленной диагностики. Благодаря продукту этой компании у врача будет возможность удаленно осмотреть пациента. Данные собираются о состоянии сердца, дыхательных и других органов пациента. Опять же, разработка может использоваться для пациентов с коронавирусом, которые находятся на карантине. Таким образом, врачам и медсестрам не нужно будет рисковать своим здоровьем. Сейчас Tytocare получила $15 миллионов от Insight Adventures — одной из лидирующих венчурных компаний в США.

Мы также работаем с компаниями, которые разрабатывают различные решения для старшего поколения. В одной из них было разработано устройство, которое хорошо понимает, как нужно выстраивать общение с людьми, которым 80 или 90 лет. Оно напоминает им о том, что необходимо принять лекарство, пить достаточно воды, поддерживать какую-то физическую активность. Это очень важно, в особенности во время кризиса.

Еще я бы отметил Kryon — та разрабатывает процесс автоматизации на основе ИИ; MeMed — решение для того, чтобы понять, что конкретно вызвало заболевание: бактерия или вирус; Sweetch — платформа, которая использует ИИ, чтобы информировать людей о состоянии здоровья, и другие. Компаний много, интересных компаний много; могу перечислять до бесконечности.

Стартапы «сжигают жирок»

— Как сейчас обстоит ситуация со стартапами?

— Что касается стартапов, то у нас в стране есть огромное их количество, и обычно они чувствуют себя у нас прекрасно. Но что происходит сейчас? Стартапам пришлось немного «сжигать свой жирок», ограничивая траты. Правительство, конечно же, помогает. Тем не менее многие люди официально не имеют никаких зарплат, но получают деньги от правительства, при этом оставаясь так или иначе в штате. В среднем компании были вынуждены уволить примерно 20–30% человек. Это очень много. Это кризис, даже несмотря на то, что мы, казалось бы, вышли из особо негативной зоны. На сегодняшний день я готов сказать вам, что и в этом, и в следующем году мы будем еще чувствовать негативные последствия этого кризиса.

Так, стартапам в сфере путешествий приходится особенно тяжело. У них огромные проблемы, это я вам сразу скажу, и, наверное, такие компании не смогут выкарабкаться так быстро, как другие. Но если вы, скажем, занимаетесь диагностикой или тестированием, если работаете над вакцинами, у нас сегодня есть двенадцатимиллионный грант, а значит — вам повезло. К вам будут проявлять особый интерес инвесторы, потому что сейчас они ищут те компании, которые занимаются работой на передовой кризиса.

— Несмотря на сложную ситуацию, вы излучаете оптимизм. Что способствует вашему положительному настрою?

— В целом могу сказать как инвестор: ситуация сейчас очень интересная. Мы видим, что сейчас важно, как никогда раньше, находить инвестиции. Обычная ситуация: когда рынок идет вниз, это момент покупать, вкладываться. Это касается государственного, публичного и венчурного рынка, потому что как раз последний подразумевает планирование на долгое время. Если все дешево, люди начинают скупать. Возьмем, например, ситуацию 2002-го, 2007-го, 2009-го — это были годы, когда происходили огромные вложения инвестиций.

Сейчас мы видим еще так называемый фактор варпскорости (вымышленный термин из фантастических романов — равняется 9 тыс. скоростей света), так бы я его назвал. Все тренды, которые мы видели на протяжении некоторого времени (дистанционное обучение, работа из дома, электронная коммерция, автоматизация), сейчас буквально «объяты огнем»: они растут как на дрожжах, двигаясь в будущее на невероятной скорости. Как сказал глава Microsoft несколько дней назад, мы увидели такую трансформацию, которую не видели многие годы до этого. Все, что мы сейчас делаем, — новинка для нас, но притом приятная и полезная.

Сейчас мы понимаем, что должны инвестировать сегодня. Наш бизнес, честно скажу, сейчас «на коне». Ежедневно приходит огромное количество предложений, мы полностью выполняем планы на год и даже перевыполняем их.

Никто не хочет стать королем Тель-Авива

— Израиль — это горячая точка в смысле инноваций и развития. У меня складывается ощущение, что вы развиваете одни из самых лучших стартапов в глобальном масштабе. Как вам это удается на фоне торговых и технологических войн?

— В Израиле нет внутреннего рынка, и это понятно, ведь мы — страна маленькая. Мы часть лиги малых стран, которые пытаются пробиться в верхний эшелон. Есть целый ряд таких государств, например Новая Зеландия, Швейцария и другие. Реальность такова, что израильские предприниматели осознают: если они не смогут сесть на самолет и прибыть на конференцию, то их компания также никуда и ни к кому не придет. Никто не хочет стать королем Тель-Авива. Это неинтересно и никому не нужно.

Поэтому либо вы выходите на азиатский или европейский регион, которые очень близко к нам географически, либо устремляетесь на рынок США. Есть лишь одна проблема: как балансировать между этими направлениями, ведь сегодня происходит постоянный конфликт интересов американцев, Китая, России и остальных стран Европы. Мы пытаемся из всех сил поддерживать такое динамическое равновесие.

— Какие рекомендации вы даете своим портфельным компаниям?

— Нужно фокусироваться на технологической составляющей компании. Израиль делает то, что он делает хорошо — это глубокие технологии. Мы не самые лучшие в мире в том, что касается законченного продукта — сервиса по нему и развертывания. Пусть этим занимаются немцы, японцы, американцы и бог знает кто еще. У них это хорошо получается. Мы делаем в Израиле то что, получается у нас лучше всех — это решение невозможных технологических задач. Когда израильская команда начинает двигаться вперед, она берется за то, что кажется невозможным.

«Сейчас мы это сделаем, и это заработает», — говорят израильтяне.

Израильтяне занимаются диптехом — искусственным интеллектом, где у нас примерно треть крутейших стартапов в мире. Мы на третьем месте после США и Китая. Дроны, новое поколение еды, которая выращена искусственным путем из различных тканей. Затем, конечно, технологии на распознавание, автоматизация робототехнических процессов. И, конечно, все, что имеет отношение к следующему поколению транспорта, транспортных систем и кибербезопасности. Кибербезопасность — это ключевой момент. В этом плане возникает ощущение, что в Израиле бум экономики стартапов. В прошлом году $8,2 млрд было проинвестировано в израильские стартапы. $8 млрд — это в десять раз превышает сумму общего венчурного капитала в Россию.

Я не хочу принизить Россию и с удовольствием проинвестировал бы в вашу страну, создал бы совместное предприятие. Кстати, Россия представляет собой огромную возможность. Но ключ к тому, что сделал Израиль, — привлечение внешнего капитала. 90% этих денег, этих $8 млрд, пришли из-за рубежа. Нам бы хотелось повторить то же самое и работать с нашими российскими коллегами. Я считаю, что Россия — это недоинвестированная страна с огромным потенциалом для венчурных разработок и капитала.

Беседовала Кристина Фирсова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья