ENG
В мире, Инвестклимат, Интервью

Леонид Вардомский: «Нужен поворот на Азию»

Экономический суверенитет мешает развитию экономики на постсоветском пространстве, уверен заведующий Центром постсоветских исследований Института экономики РАН Леонид Вардомский. Страны-соседи обречены взаимодействовать по-старому, что ограничивает приток инвестиций. Спасением стал бы давно анонсируемый разворот на Восток, но пока против рынка не попрешь — евроцентричность преодолеть не удается. О месте России на внешних рынках «Инвест-Форсайт» поговорил с профессором Вардомским во время презентации международного финансового центра «Астана» в Москве.

— Леонид Борисович, какие макроэкономические тренды на постсоветском пространстве можно считать основными? 

— Макроэкономическая ситуация сейчас неплохая. Везде наблюдется рост: в Центральной Азии 6-7%, Белоруссия и Россия растут на 2-3%. Если брать отраслевые показатели, можно увидеть некоторые проблемы. Например, все страны сейчас активно развивают автомобилестроение — возникает конкуренция, появляется стремление закрыть границы, так как вновь формируемые отрасли требуют рынков сбыта. Из-за этого возникают утилизационные сборы и другие меры, чтобы не пускать друзей из Евразийского союза. Это последствия того, что нет общей стратегии экономического развития. Поскольку каждый пользуется своим суверенным экономическим правом — этим интеграция на постсоветском пространстве отличается от Евросоюза, — возникают ситуации, при которых производственные мощности есть, а рынка нет. Получается любопытная модель объединения — интеграция без роста экономической связности.

— Насколько вообще сильна экономическая связь государств на постсоветском пространстве?

— В основе нынешней экономики лежат еще советские связи — специализация советских республик на 70% определяет нынешнее положение дел. Российским металлургическим заводам по-прежнему нужна руда Казахстана. МАЗ по-прежнему получает двигатели из Ярославля. Это сложилось много десятилетий назад. Появляется что-то новое, но идет тяжело: нужны инвестиции, перестройка моделей. Например, у России и Белоруссии разные экономические системы. У них преимущественно государственная, у нас — более рыночная, поэтому сложно найти формулы взаимодействия: белорусы не хотят лишаться своих бюджетообразующих предприятий, в которые россияне готовы вкладываться.

— Боятся сильного партнера? 

— Конечно, на Россию приходится больше 70% общего ВВП стран постсоветского пространства. Только Москва с областью производят столько же, сколько Казахстан и Белоруссия вместе взятые, поэтому нашим соседям страшно оказаться незаметно проглоченными. Мы в восприятии этих стран, как Китай в нашем: экономическая мощь давит.

— Тем не менее он остается нашим главным партнером сегодня…

— Россия предпринимает усилия по поиску нового баланса между Европой и Азией. Доля Европейского союза в нашем товарообмене устойчиво сокращается, но пока баланс все-таки в пользу Запада, что естественно: Россия ориентирована. Посмотрите, все экономические центры находятся в европейской части России, там производится почти 70% всех товаров. Половина российского экспорта идет в Европу. Как следствие, мы сталкиваемся с санкциями, угрозами запретить импорт наших товаров, поэтому чрезвычайно важно развитие по всем векторам. Только треть границ мы делим с Европой.

Нужен поворот отечественной экономики на центральную Азию, Индию, Персидский залив. Надо развивать эти направления сбалансированно — не увлекаться Китаем, хотя он очень важный партнер. Сейчас же принята формула быстрого развития Дальнего Востока. С Индией отношения развиваются медленно, с Японией экономическое взаимодействие почти остановилось. Есть Вьетнам, но это небольшой партнер.

На территории ЕАЭС тоже достаточно слабый инвестиционный переток в силу вышеназванных причин. На этот рынок приходится 2-3% всех российских инвестиций за рубеж. Самые большие вложения — в Белоруссию, чуть меньше — в Казахстан и Армению. По структуре это в основном капиталовложения в энергетику — ГЭС, ТЭС, но каких-то иных почти нет.

— То есть потенциал для роста на этой территории исчерпан?

— Нет, Центральная Азия, в моем представлении, — регион будущего, быстрорастущий на карте мировой экономики. Наши расчеты показывают, что с 2010 года доля стран центральной Азии в общем ВВП стран СНГ выросла на 8%, сейчас приближается к 20%, и рост будет продолжен. Значит, растет емкость рынка, потребность в новых товарах и технологиях. Рост этот обеспечен в основном демографией, а вот инвестиций региону катастрофически не хватает. Нет денег на создание готовых продуктов, вывод их в рынок, борьбу с конкурентами. Ситуацию может спасти создание Международного финансового центра в Астане, который в принципе способен поменять всю экономику региона.

Беседовала Анна Орешкина

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья