ENG
Инвестклимат, Интервью

Освобождение инвестиций в основные фонды от налогов необходимо экономике

Предприниматели, которые будут инвестировать в основные фонды предприятий, получат 2-процентную льготу по налогу на прибыль. Это предложение внес на рассмотрение Госдумы глава комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков. Мера необходимая: износ основных фондов сегодня достигает 50 процентов. Но вот достаточная ли?

Фото: aksakov.ru
Фото: aksakov.ru

«Инвест-Форсайт» выяснил у автора инициативы нюансы этого предложения.

– Анатолий Геннадьевич, каковы основные параметры Вашего предложения? На какой срок будет распространяться льгота? На какой объем вложений можно будет получить компенсацию? Льгота будет распространяться на все отрасли экономики?

Анатолий Аксаков: Налог на прибыль увеличивается для тех организаций, которые эту прибыль направляют на дивиденды. При этом вряд ли стоит конкретно говорить о 2 процентах, это могут быть и другие величины.

Если налог составляет 20 процентов, то он может стать, допустим, 24 процента. И эти 4 процента – добавка, если вы не используете полученную прибыль на развитие.

vrezА если, наоборот, вы направляете прибыль на развитие, на инвестиции в основные фонды, то эта часть прибыли налогом не облагается.

При этом подобные льготы вполне можно сделать бессрочными.  Надо будет или в законе, или подзаконным актом, – скорее, именно актом, – определить, сколько должно уходить на развитие, какие виды инвестиционных вложений могут войти в список разрешенных для того, чтобы снизить налог на прибыль за их счет. Пока конкретизировать эти понятия довольно сложно.

И подчеркну, все отрасли должны участвовать в этом процессе, это должно быть равенство. Однако, прежде всего, это промышленность, строительство и сельское хозяйство.

– Обновление производственных мощностей зачастую требует вложений значительных ресурсов. А два процента от налогооблагаемой прибыли – все же, не слишком много. Достаточно ли будет 2 процентов от прибыли для стимулирования реинвестиций, и если нет, то сколько надо?

АА: Я думаю, что это должна быть системная мера, прежде всего, тогда она даст эффект вне зависимости от процентов. И тогда как раз очень многие компании смогут отправлять средства не на дивиденды, не на депозиты, а на инвестиции. Сейчас, кстати, около 9 триллионов рублей на депозитах у разных организаций «висит». И это, очевидно, полученная прибыль, которую можно направить на развитие экономики.

Фото: aksakov.ru
Фото: aksakov.ru

Я думаю, что эффект от введения такой льготы будет постоянный. Когда действовала инвестиционная льгота до принятия новых поправок в Налоговый кодекс, очень многие предприятия использовали ее, чтобы обновлять свои фонды. И когда ее отменили, многим отраслям промышленности это не понравилось.

– Уйдем немного в сторону, коснувшись вопросов банковской деятельности. Что Вы считали бы целесообразным изменить, дополнить, улучшить в отечественном законодательстве о кредитных историях?

АА: Я считаю, что в принципе система устоялась. На данный момент нужна ее тонкая настройка, которая могла бы заключаться в принятии ряда уточнений к закону, в ее небольшой корректировке.

– А в чем она могла бы заключаться конкретно?

АА: Позвольте мне не конкретизировать эти нюансы. Скажу лишь, что тонкая настройка будет заключаться в исправлении ошибок, которые были реализованы в одном из законов предыдущего периода. И мы внесем соответствующие предложения до Нового года.

– Какие основные тенденции, как Вы считаете, будут преобладать в регулировании финансовых технологий и связанных с ними бизнесов в России в ближайшее время?

Генеральная линия будет направлена на то, чтобы не появлялась параллельная финансовая система. Чтобы те денежные потоки, которые идут по новым финансовым технологиям, не укрылись от взора Центрального банка. Для того, конечно, сам Банк России должен обладать этими самими соответствующими технологиями и взаимодействовать с конкретными организациями, которые продвигают такие технологии в финансовой сфере.

Подчеркну, если Центральный банк будет видеть угрозы в возникновении параллельной системы, которая будет ему неподнадзорна, он, конечно, будет пресекать ее развитие. Однако я вижу, что регулятор не консервативен, он понимает, что прогресс не остановить и одними запретами пользы не добиться.

vrez1– Каким, по Вашему мнению, должен быть в России МРОТ, и почему?

По закону морали, конечно, было был правильно, чтобы МРОТ и прожиточный минимум совпадали. Сегодня МРОТ – 7500 рублей, а минимум в среднем по стране чуть больше 11 тысяч.

Однако по юридическому содержанию это совершенно разные вещи. МРОТ используется для установления размера штрафов, сборов, и он был придуман именно для этого.

Надо понимать, как только мы увеличим МРОТ до прожиточного минимума, сам минимум будет увеличиваться сразу. Так как на него в том числе будет влиять и инфляция, поскольку вырастет стоимость потребительской корзины. И будет постоянная гонка этих показателей друг за другом. Поэтому цель в том, чтобы повышалась производительность труда, и чтобы была возможность сравнять МРОТ и прожиточный минимум не директивным методом, а с помощью экономического развития.

Автор: Андрей Волков


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.