ENG
Инвестклимат

Пенсионная реформа: Избавиться от лишних ртов

Госдума планирует уже до конца весенней сессии, которая продлена до 29 июля, принять в первом чтении законопроект об увеличении пенсионного возраста — если правительство представит документ.

Илья Питалев / РИА Новости

О необходимости повышения пенсионного возраста — исходя из конфигурации трудовых ресурсов и бюджетных проблем — всерьез заговорили в 2016 году. Тогда же было очевидным, что на столь непопулярный шаг власти решатся лишь после президентских выборов. Однако даже с учетом двухлетнего «разогрева» общественного мнения специалисты оценивают предложенный Минфином вариант — поэтапное повышение возраста выхода на пенсию до 63 лет для женщин и 65 для мужчин — как слишком жесткий. А главное, не решающий бюджетных и макроэкономических проблем ни в средне-, ни в долгосрочной перспективе.

Фундаментальных предпосылок для новации в пенсионной сфере (вряд ли предлагаемые меры можно назвать полноценной реформой) две — демографическая и бюджетная.

Главный демографический аргумент: существующая планка пенсионного возраста (55 лет для женщин и 60 для мужчин) устанавливалась еще в середине 30-х годов прошлого века, когда продолжительность жизни была существенно ниже, в том числе по причинам слабого развития здравоохранения. Так, по данным исследования РАНХиГС (журнал «Экономическая политика», февраль 2018), в тот период ожидаемая продолжительность жизни у мужчин составляла 37 лет, у женщин — 42 года. К середине 2010-х значения этих показателей изменились до 65 и 76 соответственно.

То есть с точки зрения статистики почти вековой давности, на государственное иждивение претендуют люди, на которых еще вполне пахать можно. Они, можно сказать, дезертируют с рынка труда. При сохранении действующих возрастных пенсионных параметров, подсчитали аналитики РАНХиГС, сокращение экономически активного населения составит с 2017-го по 2030 год 4 млн единиц, а за период с 2010-го по 2030-й — уже целых 9 млн. При этом доля лиц категории 55+ и 60+ (женщины и мужчины соответственно) к 2030 году увеличится с нынешних 24,56% до 26,8%,  а к 2050 году — до 33,4%  (для сравнения: в 1939 году она составляла 8,6%, в 2002-м — 20,5%).

Соответственно, по расчетам РАНХиГС, к середине 2030-х численность получателей страховых пенсий сравняется с численностью лиц, за которых уплачиваются страховые взносы, а за пределами этого горизонта превысит ее. По данным аналитиков Альфа-банка, уже сейчас отношение населения старше 65 лет к рабочей силе достигло рекордных 27% против 19% в среднем по миру.

Такие демографические «ножницы» — орудие убийства для бюджета страны. Собственно, снижение нагрузки на него путем сокращения «лишних ртов» и есть вторая, главная предпосылка пенсионных новаций.

Аналитики Альфа-банка на основе данных Минфина и Росстата представили обобщающую статистику дефицита Пенсионного фонда РФ: он увеличился с 1,1% ВВП в 2006—2009 годах до 2-2,3% ВВП в 2010—2013 годах. При этом расходы фонда выросли кратно — с чуть более триллиона рублей в 2006 году до почти семи триллионов в 2017-м. Разрыв между доходами и расходами Пенсионного фонда уже давно покрывается трансфертами консолидированного бюджета.

Понятно, что вопиющий по всем параметрам — демографическому и финансовому — дисбаланс необходимо устранить или хотя бы минимизировать. И самый простой, на поверхности, способ — уменьшить число реципиентов Пенсионного фонда, а по факту — консолидированного бюджета.

Но насколько эффективным окажется это «очевидное» решение?

Вот прикидки аналитиков Альфа-банка:

«Сокращение числа пенсионеров в соответствии с пенсионной реформой явно повлияет на уровень расходов Пенсионного фонда — при прочих равных условиях они будут сокращаться примерно на 0,3 трлн руб. каждые два года. К 2024 г., то есть к окончанию нынешнего президентского срока, годовая экономия пенсионных расходов составит примерно 0,8 трлн руб. Однако правительство должно предотвратить ухудшение коэффициента замещения, и поэтому потенциальная экономия на расходах Пенсионного фонда будет направлена на увеличение пенсионных выплат. В данный момент члены правительства говорят о том, что в результате реформы среднемесячная пенсия в 13 тыс. руб. будет повышаться на 8% в год: такой шаг должен позволить стабилизировать коэффициент замещения примерно на уровне 35%. Однако, в свою очередь, это потребует трат примерно 0,7 трлн руб. в год и к 2024-му заберет примерно 80% потенциальной экономии Пенсионного фонда от реформы».

То есть чистый экономический эффект от радикальной новации составит за шесть лет всего 0,1 трлн рублей. Очень напоминает пример экономии из известного анекдота: водку продали, деньги пропили…

К тому же, указывают специалисты Альфа-банка, столь спешные меры по урезанию расходов в пенсионной сфере продиктованы и другими, отличными от пенсионных бюджетными интересами. Так, вскоре после президентских выборов был подписан целый пакет очередных майских указов, на исполнение которых, по расчетам, в ближайшие шесть лет потребуется около 8 млрд руб. — примерно 1,3 млрд руб. ежегодно. Именно необходимость изыскать средства для реализации свежих амбициозных задач и стимулировала Минфин ускорить пенсионные новации. Однако, как видно из расчетов, только за счет потенциальных пенсионеров эти задачки не решаются.

Сомнителен также эффект новаций для состояния рынка труда. Некоторое увеличение «боевых штыков», безусловно, произойдет, но не столь радикальное, как рассчитывают власти. По оценкам аналитиков Альфа-банка, расширение границ пенсионного возраста при самом благоприятном сценарии увеличит предложение рабочей силы на 1,6 млн человек, а отнюдь не 4 млн. На этот показатель повлияют и реальная, а не прогнозная средняя продолжительность жизни мужчин — 64 с «хвостиком», и реальное состояние здоровья населения — в категории 50+ каждый четвертый имеет хронические болезни, часть которых позволяет оформить досрочный выход на пенсию.

Ну и немаловажный аспект — способен ли рынок труда обеспечить адекватную занятость вновь рекрутированным бойцам. Не секрет, что трудоустройство лиц 50+ уже сейчас является весьма проблематичным. Что уж говорить о категории 60+. Премьер-министр Дмитрий Медведев заверил, что на государственном уровне будут созданы соответствующие программы. Из чего наверняка можно утверждать, что будет создан дополнительный департамент (или комитет, или рабочая группа и т.п. ). А вот действенность политики трудоустройства «сверху» вызывает обоснованные сомнения.

Наконец, социальная реакция на реформу. Дату оповещения общественности не зря приурочили к открытию чемпионата мира по футболу, однако это не смогло предотвратить протестных демонстраций (пусть и малочисленных) в 30-ти городах страны. Предложенные параметры пенсионной новации действительно довольно жесткие как по срокам — в других странах, отмечают аналитики Альфа-банка, от декларации до реализации проходит пять лет, так и по «ширине шага» — стандартный размер увеличения возраста 2-5 лет, а не 5-8. А главное — по доле населения, которую эти новации затрагивают: так, к 2034 году число пенсионеров сократится с нынешних 36 млн человек и ожидавшихся по инерционному сценарию 43 млн до всего 31 млн человек.

Но самое главное — такого рода радикальные меры обычно предпринимаются в условиях выраженного роста экономики, чего о современной России сказать никак нельзя. И понятно, что только за счет немолодого населения экономический рост стимулировать невозможно. Эксперты полагают, что, с учетом социальной реакции, в итоговом решении власти все-таки несколько сбавят темп и будут искать компромиссы. А основную дискуссию сдвинут на осень.

Автор: Марина Тальская

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья