• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Инвестиции, Интервью, Стартапы

Сергей Богданов: «Наша модель – экосистемный венчурный фонд»

Инвестиционный рынок России, согласно статистике, начинает восстанавливаться и показывать смелый рост после всех внутренних и внешних шоков. Капитализация отечественных венчурных и private equity фондов, по данным РАВИ, за 2017 год увеличилась на $1,3 млрд. О том, какие стартапы сейчас в тренде, какими они должны быть, чтобы рассчитывать на инвестиции, а также как работает венчурный фонд, рассказал Сергей Богданов, руководитель и учредитель самарского венчурного фонда Yellow Rockets.

– Сергей, почему вы решили создать именно фонд, а не заняться какой-то другой деятельностью?

– Мы всё задумали, когда поняли, что в Самарском регионе и других региональных образованиях найти первые инвестиции для проекта крайне сложно. Мы имеем опыт работы со стартапами ранних стадий с 2013 года. За это время накопилось достаточно компетенций и опыта – мы знаем, что нужно делать для их становления в качестве успешного бизнеса. Мы учим стартапы думать глобально – выходить на емкие международные рынки. Фонд был основан в конце 2017 года. Это мощный инструмент инвестирования в стартапы на начальных этапах их развития (pre-seed & seed), закрывающий потребность в первых инвестициях для идейных людей. У нас в пайплайне (портфеле) проекты из разных уголков России – Самары, Москвы и области, Казани, Челябинска, Ульяновска и прочих городов. За последний год тщательно рассмотрено более 250 бизнес-проектов.

– Чем вы занимались до создания фонда?

– В 2014 году я основал Startup Samara – первый в Самарском регионе стартап-акселератор, который признан одним из лучших подобных проектов РФ. Посредством Startup Samara с 2014 года реализовано более десятка акселерационных программ, а объем средств, привлеченных в бизнес-проекты на начальных стадиях, составляет не менее 700 млн руб. За несколько лет работы мы превратились из регионального института в федеральный, поэтому был осуществлен ребрендинг. Так появился федеральный проект Yellow Rockets – компании, которая развивает российское стартап-сообщество и выступает в роли бизнес-акселератора для перспективных стартапов. Yellow Rockets также взаимодействует с ключевыми российскими и интернациональными венчурными фондами, технологическими компаниями, инвестиционными объединениями и разнообразными институтами.

– Были сложности в регистрации фонда? С какими госструктурами работаете сейчас?

– Фонд зарегистрирован в качестве инвестиционного товарищества, состоящего из двух участников. Это региональный Фонд содействия развитию венчурных инвестиций, учрежденный самарским правительством, вложивший большую часть средств, и компания YellowRockets, которая занимается управлением и организационными вопросами: ищет стартап-проекты, проводит работу по их отбору, анализу, структурированию сделок, осуществляет поддержку компаний, уже получивших инвестиции. Взаимодействие происходит с правительством Самарской области и другими госструктурами, так как по ходу деятельности могут возникать самые разнообразные вопросы.

– Без трудностей не обошлось?

– Трудности были с выбором правовой формы, со структурированием и организацией фонда. Структурирование таких фондов в России – ещё совсем новое понятие. Мы вместе с руководителем Фонда содействия развитию венчурных инвестиций Самарской области много консультировались с сильными юристами: Антоном Клячиным из Salomon Partners, Искендером Нурбековым, бывшим замдиректора ФРИИ по правовым вопросам, проходили образовательные программы, чтобы правильно всё сделать. Выбрали, на наш взгляд, подходящий формат для фонда – инвестиционное товарищество. Нас поддержало региональное правительство. До создания фонда проходил долгий подготовительный процесс – почти год, а сама организация заняла всего два-три месяца.

– Какие стартапы интересны для фонда? Оказываются ли другие виды поддержки, кроме финансирования?

– Могут рассчитывать на финансирование объемом до 2 млн рублей бизнес-проекты, деятельность которых рассчитана на сферу B2B, также они должны находиться на начальной стадии развития и иметь сильную команду, состоящую из талантливых и идейных участников. Перспективность и амбициозность проекта – также немаловажный критерием отбора: чтобы пройти в акселератор и получить инвестиционный капитал, он должен работать на рынке объемом более 300 млн рублей. Для получения инвестиций проект получает рекомендации от нашего инвестиционного комитета, состоящего из независимых экспертов, репрезентантов венчурных фондов и частных инвесторов. Кроме инвестирования, оказывается менторская поддержка, помощь в области поиска работников и возможных партнеров. Стартапы, показывающие большой (кратный) рост в первые полгода от даты получения первого транша, могут стать претендентами на следующий раунд финансирования объемом до 20 млн рублей, а также в них могут вложить средства уже наши фонды-партнеры на паритетной основе.

Сейчас в управлении фонда порядка 100 млн рублей. Задачи у нас вполне стандартные для венчурного фонда: занимаемся поиском проектов, затем в течение первых двух-трех лет вливаем в отобранные стартапы инвестиции, оказываем разноплановую помощь и поддержку, а в последующие пять лет происходит стадия выращивания компаний и выходы на глобальные рынки.

– Большой ли штат сотрудников?

– Непосредственно в управлении фондом задействовано 7 человек, но Yellow Rockets – это команда из 27 человек, которая организовывает собственные акселераторы, активно сотрудничает с корпорациями и институтами развития. Мы делаем более 100 мероприятий в год по всей стране. С одной стороны, это помогает набирать пайплайн проектов для фонда, а с другой, позволяет уже нашим портфельным стартапам прокачивать свои компетенции на этих мероприятиях.

– Поиск перспективных проектов – это сложно? Есть какие-то особенности в таких поисках?

– Проектов, готовых к первым инвестициям, очень немного – на рынке за них идет борьба. Мы в Yellow Rockets решили выстраивать работу несколько иначе, чем просто искать проекты. Мы проводим мероприятия – это воркшопы по генерации идей, клубы предпринимательства с успешными стартапами, семинары по отдельным тематикам, стартап-уикенды и хакатоны. Таким образом формируется воронка проектов. Мы наблюдаем за развитием проектов, когда команда работает в нашем акселераторе, и лучшие из них привлекают первые инвестиции от фонда. Мы выращиваем проекты для себя – в этом мы отличаемся от большинства фондов. Эту модель мы называем «экосистемный венчурный фонд», потому что выстраиваем целую экосистему. Мы не просто «срываем спелые яблоки» – скорее, «сажаем сад, где они вырастают». Это и есть наша «фишка». Очень трудоемкий процесс, однако для нас эта работа дает более качественный поток проектов. Кроме того, в венчурном бизнесе очень много значат партнерские отношения с участниками рынка. Мы находимся в плотном контакте с частными инвесторами и другими фондами, нам часто приносят на соинвестирование проекты, которые для наших партнеров находятся на слишком ранней стадии.

– Много проектов обрабатываете?

– Через нас ежегодно проходят 3 000 проектов. К нашим аналитикам попадает примерно десятая часть лучших проектов из этой воронки. Эксперты анализируют и внимательно изучают примерно 30 проектов в месяц. С начала года мы проинвестировали 3 компании, еще по 4 проектам принято решение о выделении инвестиций – сейчас идет процесс структурирования сделок. В год мы планируем закрывать около 10 сделок.

– Какие профинансированные проекты считаете самыми интересными?

– Первые инвестиции от Фонда получил проект «Финтех-Ядро», занимающийся созданием облачной SAAS-платформы, дающей возможность банкам и кредитным организациям обеспечивать потребителей займами и кредитами удаленно. Посредством этого сервиса кредиты со страховыми взносами могут быть выданы в любом розничном торговом объекте (где бы он ни находился), даже при покупке товаров в интернете. Анкета-заявление клиента высылается в системы андеррайтинг и скоринг банковских учреждений (обычно в несколько сразу), ответ-решение будет известен уже через 1-3 минуты. Платформа сама по себе не требует инсталляции на персональный компьютер, во всем цикле сделки присутствие представителя банка не требуется. Стартап взаимодействует с десятком банков и несколькими крупными ритейлерами. В сентябре были выданы первые кредиты через эту платформу.

Совместно с инвестиционной организацией Techsensor мы проинвестировали компанию MFlowers – глобальную B2B-площадку, которая является связующим звеном между цветочной плантацией и покупателями-оптовиками. Площадка полностью исключает посредников, а также гарантирует финансовую безопасность проводимых операций. Оптовики или отдельно взятые предприниматели могут купить требуемую цветочную продукцию и самостоятельно выстраивать логистическую цепочку. При этом они сэкономят время на доставку и сократят издержки за счет автоматизации процедур по закупке до 20%. На MFlowers можно оформить заказ как на мелкие, так и на крупные оптовые партии цветов из разных точек планеты: от Нидерландов и Франции до Эквадора и Колумбии.

Вот эти два проекта я считаю самыми интересными, так как они первые.

– Явно каждый проект должен соответствовать каким-то критериям, в чем они заключаются?

– Мы смотрим на 3 главных критерия: команда, рынок, продукт. Мы работаем с сильными предпринимателями, которые обладают необходимой отраслевой экспертизой и знанием рынка, а главное, со страстью относятся к своему делу. Также важно, чтобы у команды присутствовали необходимые технические компетенции. Рынок должен быть достаточно большим, чтобы команда могла делать выручку минимум 300 млн рублей в год через 5 лет. Важно, чтобы рынок был растущим. Что касается продукта, он не обязательно должен быть закончен – достаточно прототипа или MVP, который можно показывать клиентам и получать обратную связь с рынка.

Помимо этого, мы, конечно, хотим «на берегу» понимать, кому проект может быть интересен, кто станет инвестором следующего раунда, кому в итоге можно продать стартап.

– Сергей, как строится сотрудничество с уже проинвестированными проектами?

– Мы находимся в плотном контакте со всеми командами. Минимум раз в неделю проводим совместные «трекшн-митинги», чтобы понимать, что сделано и какие ближайшие цели поставлены, какая помощь нужна стартапу именно сейчас. Так мы понимаем потребности проекта. По своим каналам мы ищем партнеров для стартапа – это могут быть как первые корпоративные клиенты, так и те, кто может быть полезен экспертизой. Наш нетворкинг – это нетворкинг проинвестированных нами стартапов. Ну и, конечно, мы ищем инвесторов для следующего раунда.

– Как считаете, в какие сферы инвестиции в ближайшее время будут особенно эффективны?

– По большому счету, какого-то четкого фокуса на определенную отрасль у нас нет. Мы инвестируем в финтех, ритейл – в России этот рынок живой и емкий. Верим в идеологию, что посредников станет меньше, и ищем отрасли, где от них можно избавиться. Также нас интересуют проекты, которые работают с искусственным интеллектом, ведут разработки в области безопасности, медицины, в аэрокосмической тематике. В перспективе интересен рынок интернета вещей, особенно промышленного интернета, но пока на нем нет сделок: нет примеров, чтобы корпорации покупали стартапы. Похожая проблема на фудтех-рынке – сделки появляются, выходов нет, но есть несколько корпораций, которые пристально следят за этой темой, и мы, соответственно, тоже наблюдаем. Кроме того, в недалекой перспективе нам очень интересен рынок транспорта и мобильности в целом.

Беседовал Вячеслав Рудаков

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...