Menu
Мнение, Прогнозы, Технологии

Умный дом – умный город – умная власть?

Магомет Яндиев – доцент МГУ им. М. В. Ломоносова

Интернет вещей объединяет умные вещи в умный дом. Умные дома объединяются в умный город, которому, очевидно, потребуется умная власть. Но это не то, что вы подумали, как говорится: «Поручик Ржевский, молчать!» И видеокамеры, поставленные в Москве и распознающие лица, – это далеко не умная власть. Чтобы понять содержание этого термина, рассмотрим последовательно три кейса. От простого к сложному.

Кейс №1, самый простой. Умный холодильник сам, по мере необходимости, делает заказы в магазинах, отобранных по каким-то критериям, установленным владельцами холодильника. Специальный дрон доставляет продукты до «продуктоприемника» в стене умного дома. Далее умный дом сам сортирует продукты: что положить в холодильник, что в морозильник, а что просто на полку. При этом вопрос о финансовой состоятельности хозяев дома и наличия у них средств на такие игрушки мы оставляем без внимания. Предположим, что в городе с этим все в порядке. Помимо розничного уровня «холодильник – магазин», должен быть еще и оптовый «магазин – оптовый склад». Умный магазин сам будет общаться с умным складом и обновлять свой ассортимент заранее. Мониторинг положения дел на умных складах позволит органам власти обеспечивать город необходимым количеством продуктов всегда вовремя и с минимальными затратами. Кроме плюсов здесь ничего нет.

Кейс №2, посложнее. Домашний унитаз, в который вмонтированы умные датчики, сам анализирует состояние здоровья своих пользователей и в пределах своей «компетенции» дает советы, выписывает лекарства и передает информацию в поликлинику, к которой приписаны его пользователи. Поликлиника, изучив материалы, при необходимости связывается с человеком и указывает на необходимость принятия профилактических мер, например прием таблеток или регулярный спорт в таких-то формах и объемах. Предположим, человек забыл о рекомендациях или просто игнорирует их. Тогда умная поликлиника передает информацию о безответственном поведении человека в умный суд, а тот штрафует его, так как безответственное отношение к своему здоровью ведет к росту нагрузки на систему здравоохранения в ближайшем будущем. Можно продисконтировать будущие дополнительные расходы и привести их к текущему значению. Это, очевидно, и будет сумма штрафа. Если такое финансовое принуждение не помогает, умная поликлиника сообщает в полицию, что человек игнорирует рекомендации, чем создает реальную опасность как для своего здоровья, так и для нормального функционирования системы здравоохранения. Человека ловят и насильно лечат. Как вылечат, естественно, отпускают.

Этот кейс порождает дискуссионный вопрос, а можно ли заменить свободный выбор человека на регламент?

Кейс №3, сложный. Человек организует митинг против решения органа власти и подает соответствующее уведомление. Допустим, его приняли, согласовали митинг. Тут же умная власть начинает:

  • через микрофоны в телефонах и в умных вещах анализировать содержание бесед и оценивать вероятность выхода каждого конкретного человека на митинг и степень его агрессивности;
  • через геолокацию девайсов – направление движения и время прибытия;
  • через покупки в магазинах (например, оружия, еды, средств для розжига костров и т.п.) – намерения и их серьезность;
  • через нательные датчики – степень возбужденности человека, да и вообще состояние его организма.

Все это позволит умной власти:

  • предупредить организаторов митинга о возможных эксцессах, ожидаемом превышении численности митингующих и т.п., чтобы они приняли контрмеры;
  • обоснованно усилить наряды милиции или, наоборот, вообще убрать их;
  • заблаговременно заблокировать и временно задержать потенциальных провокаторов и организаторов беспорядков.

Все это очень хорошо и позитивно – и звучит обоснованно. Однако человек живет не по регламенту, а по непредсказуемой смеси эмоций, правил и фантазий. Вот несколько наиболее ярких и свежих примеров из реальной жизни Москвы:

  • не хочу сноса ДК Серафимовича на Пресне;
  • не хочу ликвидации кинотеатра Соловей у метро Баррикадная;
  • не хочу перестройки дома Булошникова на Большой Никитской 17.

В этих стройках вроде явно незаконного ничего нет, иначе правительство Москвы не начало бы работы, но в то же время люди встают в оппозицию, потому что не хотят преобразований. Просто не хотят. Вот им так хочется. Умная власть может это легко проверить по информации с микрофонов, нательных датчиков и пр., и тут возникает дилемма: как и по каким регламентам умная власть должна реагировать на сопротивление людей? Как должна принимать решения? Должна ли она согласиться и принять все замечания к исправлению или применить насилие и пресечь недовольство?

Учитывая, что мы имеет дело не с каким-то одним регламентом, а со сложной системой принятия решения, можно смело утверждать, что умная власть будет представлена одним или несколькими специализированными искусственными интеллектами. Но тогда вопрос упирается в то, кто будет «растить» и «воспитывать» этот ИИ (нейронные сети, в частности)? На каких примерах и кейсах? И какие оценки он, этот воспитатель, будет давать тому или иному кейсу? Это принципиальный вопрос. Если покупку продуктов для холодильника можно просто запрограммировать – человек тут лишь перекладывает на машину исполнение своей воли, то в случае с воспитанием ИИ встает вопрос: кому мы собираемся передоверить нашу волю и свободу принятия эмоциональных (именно эмоциональных) решений?

Очевидно, что мы вправе доверить нашу свободу эмоций только каким-то особо авторитетным и порядочным людям. То есть людям, кому местное общество готово доверить такую деликатную работу, как воспитать ИИ. Таких людей вполне можно найти, например, на Северном Кавказе. А в Москве? Есть ли в столице такие люди? Возьму на себя смелость сказать – такие люди есть, но их не найти. Просто московское сообщество не обладает соответствующими компетенциями и традициями, чтобы выявить в своей среде таких людей, провозгласить их кумирами и следовать их рекомендациям.

Соответственно, можно констатировать, что умная власть может принести позитив только в демократическое общество, а поскольку научно-технический прогресс не остановить, Москве следует как можно быстрее развивать демократические институты, формировать демократические традиции, способствовать большему общению москвичей друг с другом, развитию муниципальной системы власти. Иначе мы получим a la Китай с его социальным рейтингом и лишением людей прав, например, покупать авиабилеты, при низком его значении, но только с коррупцией, тотальной безответственностью чиновников и автоматическим (неэмоциональным) репрессивным аппаратом. Цифровой фашизм.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья