• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Блокчейн

Мир ждут «национальные криптовалюты»

Глава МВФ Кристин Лагард, выступая на конференции в Сингапуре, призвала ведущие центробанки мира задуматься о выпуске собственных криптовалют. Последуют ли они ее призыву, и нужны ли вообще государственные цифровые деньги? Пока эксперты спорят на эту тему, Россия становится все более популярным местом для обмена биткоинов и других криптовалют на доллары и рубли.

В России о появлении крипторубля, который мог бы стать аналогом традиционному рублю, говорят давно. Как отмечает глава думского комитета по финансовым рынкам Анатолий Аксаков, это будет:

«Тот же рубль, только в цифровой, а не бумажной оболочке, и им можно будет расплачиваться за все товары и услуги».

Но, по его словам, выпускать цифровой рубль, а также регулировать его обращение – исключительная прерогатива Банка России. Кроме того, должны быть узаконены майнинг, ICO и прочие атрибуты рынка криптовалют. Но для этого нужно принять целый пакет законов, связанных с легализацией цифровых активов, а тут пока все в подвешенном состоянии. ЦБ выступает против легализации обмена существующих криптовалют на рубли и другие активы, опасаясь потерять контроль над финансовыми операциями. Правда, если это будут не биткоины или эфириумы, а крипторубли, подобные опасения могут отпасть, полагает аналитик ИК «Альпари» Наталья Мильчакова. Тут, по ее словам, ЦБ сможет контролировать все финансовые транзакции – они даже станут более надежными и безопасными. Загвоздка только в том, что все существующие популярные криптовалюты основаны на технологии «распределенного реестра», где в принципе не может быть единого эмиссионного и транзакционного центра.

Понять осторожную позицию регулятора можно. Главная задача ЦБ – не позволить «теневому бизнесу» использовать криптовалюты для ухода от налогов и других незаконных операций. Но и стоять на пути прогресса (а технология блокчейн – весомая часть цифровой экономики, о которой сейчас так много говорится,) тоже нельзя. Об этом, кстати, напоминает и Кристин Лагард, отмечая, что страны, где легализовано обращение криптовалют, «идут в ногу со временем». И российским денежным властям придется искать разумный компромисс.

Каким он может быть? Видимо, было бы разумно присмотреться к опыту других стран, которые готовы рискнуть и оказаться в авангарде «всего прогрессивного человечества». Банк Англии еще три года назад сформировал рабочую группу с целью изучить возможность создания собственной цифровой валюты на основе технологии блокчейн. Там подсчитали, что введение криптофунта позволит ускорить экономический рост на 3% ВВП, а все транзакции с использованием такой валюты будут более быстрыми и безопасными. И ввести его в оборот Банк Англии планировал уже в текущем году. Однако то ли Брекзит помешал, то ли что-то пошло не так, но британский регулятор решил немного отложить запуск собственной цифровой валюты и еще раз просчитать все возможные последствия такого шага. Но от самой идеи не отказался.

А вот Венесуэла пошла до конца и уже воплотила в жизнь самые смелые мечты фанатов криптовалют. Называется местная цифровая денежная единица El Petro и привязана к стоимости бочки нефти. Однако всем понятно: появилась она не от хорошей жизни. Просто венесуэльская экономика полностью развалена стараниями президента Николаса Мадуро и его окружения, инфляция достигает заоблачных вершин, измеряемых сотнями тысяч процентов в год, и все попытки как-то стабилизировать местную валюту боливар провалились. В результате было решено заместить фиатные деньги цифровыми – вдруг из этого что-то получится. Но не получилось. El Petro оказалась никому не нужна: ни иностранным инвесторам, ни местным предпринимателям. Как отмечают участники рынка, никаких реальных транзакций с этой валютой практически не проводится. Слишком дурной оказалась ее репутация с самого рождения.

У китайских денежных властей намного больше шансов на успех. Народный банк Китая заявил о начале разработки собственной цифровой валюты, привязанной к юаню. Уже известно, что та будет называться DCEP, или digital currency electronic payments. А вот будет она работать на блокчейне или какой-то другой технологической платформе, пока неизвестно. Срок появления на рынке тоже пока не объявлен, но неофициально называется 2019 год. При этом китайские власти намерены так или иначе интегрировать свою цифровую валюту в существующую банковскую систему и жестко контролировать все операции с ней. Если у них все получится, то российскому ЦБ будет с кого брать пример.

Что-то позаимствовать мы можем и у Швеции, которая тоже взяла курс на создание собственной криптовалюты. Е-крона может в тестовом режиме появиться уже в следующем году; данный проект имеет все шансы стать успешным, учитывая, что на сегодня в этой скандинавской стране почти 85% денежного оборота проходит в безналичной форме, и многие шведы уже забыли, как выглядят бумажные деньги.

Что касается России, у наших денежных властей не такой большой выбор: либо безучастно наблюдать за тем, что происходит на рынке криптовалют, и ни во что не вмешиваться, либо регулировать рынок, для чего придется легализовать его, установив четкие и понятные правила работы. А пока в России отсутствуют легальные механизмы контроля за операциями по обмену криптовалют на фиатные деньги, из стран ЕС и ближнего зарубежья к нам специально приезжают, чтобы осуществить такие сделки. Все дело в том, что там обмен легален и приходится платить налог на прибыль с каждой сделки, а у нас ничего платить не нужно: «серый» рынок никто не регулирует. И, по оценке экспертов, его объем достигает десятка миллиардов в рублевом эквиваленте.

Весной этого года Госдума приняла в первом чтении закон «О цифровых активах» и «О краудфандинге». Второе чтение было намечено на осень, но до сих пор не согласованы все поправки, которые должны быть внесены в документы. А Российская ассоциация криптоиндустрии и блокчейна (РАКИБ) считает, что надо возвращаться в первое чтение и менять всю концепцию данных законопроектов. Там предлагают легализовать все криптовалюты, при этом готовы разработать специальный механизм идентификации владельцев цифровых активов и прозрачную систему регистрации всех сделок с ними. Удастся ли участникам рынка в лице РАКИБ убедить депутатов, правительство и, главное, ЦБ пойти по такому пути, станет ясно в ближайшее время.

Впрочем, финансовые технологии развиваются с такой скоростью, что, возможно, когда-нибудь будет разработана такая технологическая платформа, которая будет сочетать все преимущества блокчейна и требования регулятора по транспарентности транзакций. И тогда крипторубль станет реальным конкурентом доллару в качестве если не мировой, то хотя бы регионально расчетной валюты. Почему бы и нет.

Автор: Сергей Пустынский

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...