Menu
Интервью, Это интересно

Павел Селезнев: Университеты пока не научились готовить Стивов Джобсов

Российские стартапы редко находят инвесторов: две трети проектов развиваются на свои деньги. Во время масштабирования бизнеса успешные стартапы стремятся изменить юрисдикцию и покинуть Россию. Замдиректора по персоналу Финансового университета при Правительстве России, доктор политических наук Павел Селезнев, занимающийся исследованием вопросов инновационной экономики, рассказал в интервью «Инвест-Форсайту», как остановить молодых предпринимателей от переезда за границу, чем привлекательны для инвесторов прибрежные территории Китая и почему Генри Форд, Стив Джобс и Марк Цукерберг, не получив высшего образования, добились ошеломительного успеха.

— Павел, вы изучали опыт инновационного развития США. Что могла бы перенять Россия? Какие модели, какие проекты, выстрелившие в Америке, никогда не добьются успеха в России?

— У России и Соединенных Штатов принципиально разные подходы к инновационному развитию, разные модели инновационной мотивации. США были основаны выходцами из Старого Света — авантюристами, искателями приключений, готовыми рисковать, все поставить на карту. Штаты до сих пор исповедуют политику инновационного лидерства.

Россия пошла другим, «своим» путем. Мы вообще как государство очень косны по отношению к инновациям по своей сути. Однако у нас тоже есть ряд стратегических отраслей, где мы исторически были и до сих пор остаемся лидерами. Например, космос. У нас также прекрасные наработки в области искусственного интеллекта. Я считаю, технологии ИИ могут в будущем стать альтернативой экспорту углеводородов. Также Россия может занять лидирующие места в сфере освоения ресурсов Мирового океана, Арктики, вопросов экологии и «зеленой» энергетики. У России есть большой кадровый потенциал: наши программисты, физики, химики, математики — самые лучшие, талантливые и востребованные в мире. Надо использовать свои преимущества при проведении инновационной политики.

— На какие технологии России стоит делать ставку?

— Во-первых, нам надо до конца довести проекты в области нанотехнологий. Хотя «Роснано» отчитывается, что у них в этой области есть ряд успешных проектов, генерирующие положительный «кэшфлоу» — выручку. Однако многое предстоит еще сделать, чтобы результаты этого ощутили на себе конечные потребители — мы с вами. Во-вторых, надо развивать computer science, big data, когнитивные технологии, виртуальную и дополненную реальность, космос, исследования в области Арктики и Мирового океана. Россия может качественно готовить масштабные проекты. Например, если мы будем строить ледокол или ракету, то только самые большие. Это проекты-гиганты. А вот товары массового потребления мы не можем создавать нужного качества. Нам становится скучно. Вообще, у нас исторически главным драйвером инновационного развития был и остается военно-промышленный комплекс. Вспомните: заводы, которые в мирное время производят тракторы, а в военное — танки. Но главная проблема с ВПК в том, что диффузия инноваций в гражданский сектор очень уж слабо происходит.

— Санкции как-то повлияют на развитие инноваций в стране?

— Надеюсь, что только положительно. Санкции надолго, кто-то говорит — даже на полвека. Поэтому российская экономика сегодня переориентируется на использование внутренних ресурсов. Деньги пока есть, на счетах ЦБ и коммерческих банков России аккумулировано более 30 трлн рублей. Надо создавать механизмы адекватного управления экономикой. Развивать промышленность, строительство и другие отрасли — локомотивы экономического роста.

— Правительство последние годы активно пытается внедрять инновации через сеть технопарков, созданную по всей стране. В каких странах технопарки показали свою эффективность? Можем ли мы повторить их успех?

— Да, создание технопарков — не новый опыт. Одна из первых зон инновационного развития появилась в США — в Кремниевой долине. Успешным был опыт Китая, где под развитие инноваций были отданы прибрежные территории. Хорошо показали себя полюсы роста во Франции, где удалось добиться тесных связей между научными организациями, образовательной средой, промышленностью и производителями оборудования. Интересные проекты, да и вообще опыт инновационного развития, есть также в Германии, Нидерландах, Сингапуре, Южной Корее. На самом деле неважно, как называется инициатива. Не играет никакой роли, насколько точно был скопирован зарубежный опыт. Важно, чтобы инновационные проекты работали с учетом российской специфики, доводились до конца, имели конкретные ощутимые результаты.

— А сколько времени нужно, чтобы технопарк показал свою эффективность?

— А вы знаете статистику? Сколько венчурных проектов в среднем реально успешны, реально дают положительную отдачу? Крайне мало. Но результат может быть огромным, можно получить «супервыхлоп». Стартаперы должны быть готовы ошибаться, что-то терять, начинать заново. Рано или поздно вся их работа даст результат. Поэтому для появления значимых проектов нужно много времени. Задача правительства — создать условия для созидательного инновационного роста, инновационную среду и соответствующую инфраструктуру.

— С какими проблемами чаще всего сталкиваются российские стартапы?

— Непростой вопрос. Наверное, его в первую очередь надо адресовать самим стартаперам. Они жалуются на разные проблемы. Одни — на сильную зарегулированность сферы со стороны государства. Другие — на отсутствие финансирования. Нет достаточного числа венчурных инвесторов — бизнес-ангелов, способных поддержать перспективные проекты.

— Как считаете, может ли образование сократить число ошибок руководителей стартапов? И какое образование должно у них быть?

— В свое время у правительства Москвы была программа подготовки молодых инновационных кадров для новой экономики столицы. Московские чиновники были уверены, что инновационному предпринимательству можно научиться. Хотя на самом деле научить нельзя. Можно обучить инновационному менеджменту, понять, как выстраивать инновационные команды, как управлять инновационными проектами. Но это все будет теория, а практика может сильно отличаться. Давайте посмотрим на примеры. Генри Форд, Стив Джобс, Билл Гейтс, Томас Эддисон — яркие суперпредприниматели, вошедшие в историю. Они не получили высшего образования, учились на собственных ошибках, активно набивая шишки и падая. Возьмем более молодое поколение американских изобретателей. Вот, к примеру, Марк Цукерберг. Он не окончил свой вуз. Система образования заточена на то, чтобы воспитывать человека, как винтик, и затем встраивать в уже работающую систему — на госслужбу, в крупную корпорацию. Система образования форматирует сознание человека, чтобы адекватно встроить его в экономические реалии. А предпринимательство несет дух новаторства, бунтарства, оно пытается разрушить эти реальности и создать нечто новое. Предприниматель может увидеть что-то незаметное для человека со стандартным мышлением. И научить видеть это может только улица, жизнь, общение с единомышленниками и наставниками.

— Назовите три ключевых навыков успешных стартаперов?

— Первый навык — готовность ошибаться и извлекать опыт из ошибок. Как говорит ставший сегодня популярным предприниматель Игорь Рыбаков: «Если хочешь быть успешнее, то ошибайся лучше». Чем больше человек совершает ошибок, тем успешнее становится. Это ключевой навык. Второй важный навык — умение выстраивать отношения, находить контакты с другими людьми. Мотивировать их, вдохновлять идеями, формировать команды. В одиночку мы ничего не можем добиться. За каждым крупным проектом стоит работа ряда умов. Третий навык — оптимизм и позитивный настрой. Этому можно научиться. Без них тоже никак.

— Одна из проблем российской действительности — стартапы при достижении первых результатов принимают решения сменить юрисдикцию: уезжают из страны, за границу. Как удержать предпринимателей от переезда?

— Ответ очевиден: создавать выгодные условия внутри страны. К сожалению, реальность такова, что многие крупные западные компании тоже меняют юрисдикцию и уходят туда, где выгоднее вести бизнес. Facebook Марка Цукерберга и Google зарегистрированы не в Америке, а в Ирландии, потому что в последней выгоднее платить налоги. Для крупных корпораций национальные границы не имеют значения. Задача каждой страны — создать условия для ведения бизнеса. Почему Сингапур и Южная Корея ассоциируются с передовыми развитыми странами? Потому что там создан комфортный инвестиционный климат.

— Какие развивающиеся страны продвинулись больше всего в создании экономики инноваций?

— Американский экономист Ангус Дитон, лауреат Нобелевской премии по экономике, вообще заявлял, что деление на развитые и развивающиеся страны некорректно, условно. Потому что все страны «живые», все развиваются. Прежде всего, я считаю, надо изучить опыт Индии, Южной Кореи и Сингапура. Благодаря грамотной политике они смогли вырваться вперед.

— Назовите 4-5 главных инновационных трендов ближайших лет?

— IT, нанотехнологии, биотехнологии, энергетика, науки о жизни человека. Еще когнитивные технологии — все, что связано с работой человеческого мозга. Страны, если они хотят развивать свою экономику, должны стараться учитывать эти тренды, встраиваться в них, определять свои ключевые ниши.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья