ENG
В мире, Это интересно

«Тихие» европейские сепаратисты: Фареры и Гренландия

Каталония продолжает быть европейской «горячей точкой», и вопрос о ее независимости до сих пор не закрыт. Между тем в Евросоюзе уже есть два прецедента создания де-факто независимых регионов Дании — Фарерских островов и Гренландии. В настоящее время и Фареры, и Гренландия находятся на пути к полной независимости от Дании: «полузависимое» положение местных сепаратистов устраивает не очень. Все три упомянутых региона представляют большой интерес для инвесторов. 

Erik Christensen | Wikimedia

Ситуация с автономными территориями Дании — Фарерскими островами и Гренландией — отличается от каталонской в корне. Если Каталония — часть Испании и Евросоюза с вытекающими отсюда экономическими и политическими последствиями, то Фареры и Гренландия — это как бы де-юре Дания, но де-факто — уже давно нет. В 1973 году на референдуме Фарерские острова, имевшие автономию еще с 1949 года, отказались вступать в Европейское экономическое сообщество, в то время как в континентальной Дании результаты референдума были в пользу ЕЭС. В 1979 году Гренландия также получила автономию, а в 1982 году ее население на референдуме проголосовало за выход из ЕЭС. Таким образом, создался уникальный прецедент: эти территории, с одной стороны, не имеют права вести без согласования с Копенгагеном свою внешнюю политику, но де-факто ее ведут, т.к. их отношения с Евросоюзом — вопрос именно внешне-, а не внутриполитический. Что касается Фарерских островов, там даже собственную денежную единицу выпускают — фарерскую крону.

Фарерские острова — микроскопический даже по меркам европейских карликовых государств регион, его население составляет чуть более 48 тыс. человек. Несмотря на то, что климатические условия вполне сносные (типичный морской климат с теплой зимой и прохладным летом), из-за ветра деревьев там почти нет: соответственно, сельское хозяйство позволяет выращивать только корнеплоды (в первую очередь картофель) и небольшое количество огородных культур и ягод. Основные отрасли экономики — рыболовство и овцеводство, а также ремонт и тюнинг малых судов. Такая узконаправленная специфика экономики не мешает Фарерам иметь высокий ВВП на душу населения: более 45 тыс. евро, что выше, чем в континентальной Дании; если Фареры получат полную независимость, по ВВП на душу населения они будут на втором месте в Евросоюзе после Люксембурга. Есть даже своя Фарерская фондовая биржа.

Впрочем, считать Фареры инвестиционным раем было бы неверно. Инвестирование в экономику островов имеет свои нюансы. Во-первых, среди европейских защитников природы слово «Фареры» чуть ли не ругательное — в связи с очень специфическим отношением фарерцев к животным. Например, на уроках биологии в школе обучают, как правильно забить и разделать овцу. Ежегодный забой гринд (подвид дельфина — ред.) во время их захода в бухты — кровавое зрелище, которого в континентальной Европе точно не увидишь, причем посильное участие в нем принимают женщины и маленькие дети; мясо гринды — деликатес, в магазинах оно не продается, добыть его можно только самостоятельно. Учитывая, что фарерцы от своих традиций отказываться не собираются, есть риск, что рано или поздно европейские зеленые добьются санкций против Фарер. Второй нюанс — жесткие ограничения по поставкам на острова спиртного и ограничения по производству его на Фарерах (хотя свой пивзавод есть). В основном в магазинах продается пиво крепостью не более 1 градуса (т.е., по сути дела, безалкогольное).

Если исходить из реалий, то, помимо инвестиций в рыбную промышленность, привлекательностью обладают инвестиции в добычу углеводородов — отрасль, на Фарерах пока не разработанную, но имеющую большую перспективность. Если нефтяные месторождения вокруг островов будут разработаны, это повысит шансы на их полную независимость, поэтому углеводороды здесь имеют стратегическое значение. В настоящий момент идет четвертый раунд лицензирования добычи нефти на островах; он продолжится до февраля 2018 года. Лицензии предлагаются на территории площадью 30 тыс. кв.м.

Гренландия, в отличие от Фарер, находится вообще не в Европе, а в Северной Америке. Потому не относится к Евросоюзу не только политически и экономически, но и географически. Основная отрасль экономики — рыболовство. На огромной территории самого большого в мире острова проживает 57728 человек. Климат сносный для европейца только на юго-западном побережье, где находится столица автономии — город Нуук. На остальной части острова погода невыносима. Основное население — гренландские эскимосы; немногие датчане, проживающие в Гренландии, в основном двуязычны и свободно владеют эскимосским языком.

Инвестировать в рыболовную отрасль Гренландии — слишком банально: местный рынок уже давно поделен. Что касается нефти и минералов — это значительно более перспективные сферы инвестирования, однако их разработка сопряжена с определенными климатическими проблемами: на некоторых месторождениях климат похуже, чем где-нибудь в Норильске, соответственно, и на бурение затрат больше, и на геологоразведочные работы, и на создание персоналу более-менее человеческих условий жизни и работы. Еще один перспективный рынок — строительство. Дело в том, что в Гренландии земля бесплатна. Чтобы нечто построить, достаточно написать заявление в местные органы власти о том, что был выбран тот или иной участок, провести геологическую и сейсмологическую экспертизу и получить разрешение на строительство.

Из-за того что на огромной территории с огромными природными богатствами проживает так мало людей, перспективы независимости у Гренландии — вполне реальные, так как прокормить всех несложно. Кроме того, в последнее время здесь достаточно развито венчурное инвестирование, главным образом в разработку нефти и минералов. Им занимается государственная компания Greenland Venture.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья